Журнал Огни Кузбасса
 

Второе сошествие

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Многие же сказали: «Вот, наши удовольствия с нами. Не знаем ничего лучше этого, будем предаваться утехам. Глупы все, кто думает иначе. Не убоимся ничего. Будем есть, пить и веселиться до последних дней. Не искали мы вечной жизни, а значит, ничего не теряем». И собирались такие вместе в домах своих и предавались веселью. Но весёлое вчера уже не веселило сегодня, и придумывали они новые развлечения, и становились их увеселения мерзостнее день ото дня.

Другие решили принять смерть до того, как падут в бездну. «Не будем ждать, когда бездна убьёт нас, убьём себя сами», – говорили они, не думая о смерти второй. И собирались вместе, чтобы приготовиться и выбрать способ, каким убить себя.

Верные Слову Христа, получив ясные свидетельства, собирались в домах Его и говорили: « Было много тёмного в жизни нашей. Проживём оставшиеся дни без греха, будем чисты, как задуманы были Господом».

В те дни начался младенческий мор. Умирали все младенцы, коим не исполнилось восемь лет. Засыпали они вечером здоровыми, и не просыпались утром, бездыханными находили их в постелях. Матери рожали мёртвых детей, и вместо колыбелей приносили для них в дом гробы. Мало было домов, в которых не плакали бы об умерших детях. Тянулись по городам и селениям вслед за гробами вереницы людей. И так продолжалось три дня. Вспомнили тут пророчество Серафима. И говорили знающие: страшные времена начинаются, если забирает к себе Господь чистых и непорочных.

И вот разладился порядок незыблемый. Солнце всходило с опозданием и свет его был мутным. Луна плутала по небу, и звёзды сдвигались с орбит. Ночью по небу блуждали светящиеся шары и вращались жёлтые сферы над головами, будто огромные планеты. Взревели ураганы, почернело солнце, и взвыли небеса.

И ширилась бездна, сотрясая сушу. Куски земли и скалы, и горы ломались как талый лёд и проваливались вниз. Как горох сыпались туда дома и водопадами лились реки, моря и озёра. И гул шёл по всей земле от бездны, и слышен был он каждому во всех концах земли. И бежали люди от бездны на восток и на запад, и встретились два людских потока, идущий с запада и идущий с востока. И было это концом земного пути, ибо некуда больше было бежать. Позади и впереди ширилась и грохотала бездна, под ногами дрожала земля, вверху выли чёрные небеса. Потухло солнце. Только красные вспышки разрывали тьму и плыли от края неба до края. Кто знал прежде тяжкое горе, понял, что это было веселье, ибо страшнее того мига не знали ничего. Вспомнили матери о гибели детей своих и возблагодарили милосердие Господа. И вот, будто надорвались небеса и концы их пожухли и скрутились. И вспыхнул огонь на востоке, будто сто солнц зажглось сразу, или сто молний пучком прожгли их. И слепли люди, и рвались умы их и падали они ниц бесчувственные. И видели лишь некоторые, как проступил в полнеба горящий лик Христа, и потекли потоки огня с небес на землю, и как вышел из потока Христос. И увидели Его. В белых одеждах сидел Он на камне, на высокой горе, и ангелы возлежали у ног, смотря в глаза Ему. Свет, идущий от Него, светил ярче солнца. И был свет утешением и блаженством, нежно обтекал он несчастных, покоя сердца их. И заговорил Христос, и голос Его был слышен в сердце каждого.

«Из глубины Божественной любви распустился свет, и явился мир вещественный по слову Отца. Как чудо творился мир, но не было радующихся о нём, по великому вдохновению рождался, но не было свидетелей. Томилось сердце наше безлюдьем. Была любовь, но не было вкушающих её, были дары, но не было ждущих их, был зов, но не было идущих, были тайны, но не было вопрошающих.

И устроил Господь дом для любящих, взыскующих и вопрошающих. Украсил Он лучшее место в мире своём, одел его в лазурное покрывало и ожерельем жемчужным опоясал. Возвысил горы и напустил воды, устлал травами и засадил садами. Заструился поток жизни от дыхания Господа. Стада зверей сбегали с ладоней Господа, и стаи птиц слетали, и рыбы ныряли в воды. От любви Его восстали души ваши и от дыхания Его затрепетали сердца человеческие, и восстал род людской. Солнце всходило вам, рождая день, и луна светила ночами, и открывалось вращение звёзд дальних и ближних. И не забавой в руках Господа, не куклами, послушными кукловоду сотворены вы. Подобными себе создали вас, дерзновенными и свободными. Драгоценные дары вложили в души и тела ваши. Радовались о вас, говоря, будут они любить и прирастёт любовью их наша любовь. И мир сей поручим им для возделывания и познания.

Вы последние и любимейшие из созданий наших. Свет нашей любви отражался в сердцах ваших. Так задуманы вы были. И являлись таковые божьи дети меж вами

И сказано было заповеданное, наведены мосты, огорожены пропасти и вестники высланы на распутье. Были вешки для зорких и знаки для чутких. Лёгких дорог стали искать водители и увлекали ведомых. Уклонился род человеческий от путей Господних. Остывали сердца, притуплялся слух, и не слышали зова Господа. И вот забывали свидетелей и не помнили исповедников, не слушали зорких, надсмехались над чуткими, не внимали слышащим зов Господа. Побивали вестников, не исполняли заповеданное, не поднимали лица свои к Господу и петляли в низинах тропами к погибели. Горько было нам о заблудшем роде человеческом. И послал меня Отец к вам. Говорил Я от голоса Пославшего меня в уши человеческие и смотрел глазами Пославшего в глаза ваши. И скрепил кровью своей заповеданное и телом своим устлал путь к Отцу, и Слово положил печатями на сердца человеческие, и сроки ждать заповедал. Стали наполняться житницы Царства Божьего драгоценными семенами. Но знали мы, из полноты свободы не изъять горечь отпадения и яд гордыни. Через совершенную любовь лежит путь к совершенной свободе. И учил я вас совершенной любви и сам любил вас смертно.

Вы позвали меня в дома свои, но пустили лишь в сени и горницы свои закрыли для меня. Хотел вечерять с вами, но не звали, хотел дать целование, но отвернулись, хотел вложить дары Господа в сердца ваши, но набиты они хламом и суетны руки ваши, нечем принять дары.

Молились вы, будто пересыпали песок из ладони в ладонь. Тысячи и тысячи слов молитв повторяли вы всуе. Прах они в глазах Господа. Одного слова, исторгнутого из глубины сердца, хватит для слуха нашего. Сами себе вы боги, сами себе судьи и палачи. И даже если не законом Божьим судить вас, а по половине его, кто оправдан будет? И даже если не по половине его, а по четверти судить, кто оправдан будет?

Чада возлюбленные, где вы? Небеса закрылись для вас и бездна подступила с двух сторон к стопам вашим. И только через неё лежит теперь путь к дому Отца Вашего. В ней искупление рода человеческого. Это последний путь. И я пребуду с вами на этом пути.

Ещё малый срок будут недвижны границы бездны, но скоро врата её рас- пахнутся каждому, и сойдём в страшные недра её, будут там плач и стон, и боль. Будьте готовы.

Втянет вас бездна и снизойдёте вы в самые недра смерти, и страдания пронзят вас со всею силою. Страдание соскребёт грехи ваши, коросты греха сорвёт с душ ваших. Алчущие спастись – спасутся. Жаждущие очиститься – очистятся. Уповайте на меня, я не оставлю и ничтожнейшего из рода человеческого. И вкусите Царствия моего».

После слов этих утихли ужас и отчаяние, и надежда поселилась в сердцах.

Подошла женщина и пала к ногам Его и спросила: «Почему не приходил Ты так долго? Ждали Тебя все времена и надеялись, что исполнится по слову Твоему, ибо сказал Ты, что придёшь скоро. И всякий ждал Тебя, и Ты не приходил. И вот, стали говорить: минули сроки и Слово прешло. Чего ждать ещё? И нет ни доброго, ни плохого, всё можно делать. И грешили ещё больше. И не боялись ничего». Сказал Христос: «Любовь ради страха и добро из боязни угодны ли Господу? Когда уверовали в меня многие, вера обращённых была пылкой. И гнали, и жгли они одних, и других мечом приводили к вере. Умножало это скорбь нашу, но не любовь сотворённых. Меч, вонзённый в сердце не докажет истины, лишь слово, острое как меч, рассечёт сомнение лишь любовь воспламенит веру. Не имеющий свободы выбирать докажет ли верность? Даны были сроки для перемен и время для свободы внешней. И вот, все имели волю свою, и каждый свободно отдал её избранному. Кто ныне скажет: не был я волен в мыслях и желаниях своих?» И сказала женщина: «Господи, расхитила свобода стадо твоё, соблазнили лжеустные чад твоих». – «Избрала свобода верных мне и собрала искренних. Сколько духостяжателей радовали сердца наши. И молитвы их за род человеческий услышаны нами. И падшим давалось время для прозрения. Воочию увидели вы ужас беззакония и безбожия». Так говорил он с женщиной.

И вышел старец, убелённый сединой и, подошедши к Иисусу, сказал: «Прости меня, Господи, дерзаю спросить. Многое повидал я в этой жизни, многих знавал. Открылось мне, что душа иных устроена так, что не совершат они худое и под страхом смерти. И будто от рождения были им даны такие дары. Не было у них ни мудрых наставников, ни опытных водителей, но в евангельской чистоте пребывали они. Другие же с отроческих лет искали пакостным умом своим, что совершить им низкого, торопясь в грехах обвалять душу свою, хоть и наставляемы были в добром. Если же разоблачены были беззакония их, жалели лишь о том, что не так ловко укрыли дела свои. И вот, хочу я спросить: всё Тебе по силам, Господи. Зачем столько свободы Ты дал для недоброй воли? Почему не ужаснулся Ты тому, чем будет человек, творение твоё возлюбленное? Злобнее беса и жесточе сатаны».

– Мир сей лишь завязь Царства Божия. Царством Божьим положен конец злой воле. Отсюда не видны очертание грядущего Царства, потому таким сильным преходящее зло кажется.

– Но нельзя ли было, прости Господи, без таких дьявольских беззаконий мир сей устроить? – спросил вновь старец.

И сказал Иисус:

– Слово моё живо, оно не заговор внешний, не заклинание, оно встречалось с душой сынов Божиих, как сердце встречается с сердцем. И всякий откликался по готовности своей, по чистоте, которую стяжал он личной волей. Дать свободу и ограничить её, не стереть ли образ Божий в человеке? Таковы звери и птицы. Разве делают они злое? Разве делают они доброе?

И когда говорил Он, пришли к нему просители и умоляли выслушать их, и сказали: «Мы те, кто не искал Царствия. И мы не делали ничего дурного. Мы растили и питали детей наших и учили их не делать злого. Мы трудились и трудом своим приумножали блага вещественные и духовные и преуспели в делах земных, не молясь тебе, и ты попустил нам это. И разве не раем были наши виллы и пляжи, наши сады и парки, наши дома с теплом и ветром, и ручьями в них и живыми картинами и связью со всем миром? И всё это создано не именем Твоим, но руками человеческими, нашим трудом и разумением. И не именем Твоим покорили мы небо и воды и летаем к планетам. И чем виноваты мы, что не было в нас веры. Всё должно быть покорно воле Творца. И если тварь не хвалит Творца, не изъян ли это в творении?»

И ответил Иисус:
«Любовь, которой творились вы, была изъяном творения. Долготерпение, с которым взирали на грехи ваши, была изъяном милосердия, и свобода ваша, равная божественной, была изъяном щедрости Отца вашего».

И сказали пришедшие: «Мы взываем к беспредельной милости Твоей и могуществу Твоему. Ты созидаешь миры и разрушаешь их. Оставь нам этот мир, где жили, жалкие остатки которого видим теперь. Тебе он не нужен, Ты разрушаешь его, чтобы создать лучший, но нам он подходит. Оставь нам маленький кусочек тверди, называемый землёй. Эту сферу, которую Ты населил когда-то нами. Могуществом своим создашь Ты тысячи таких сфер Ты, созиждитель миров. По слову Твоему будут твориться они один лучше другого. Не Ты ли властелин сроков и разрешитель пространства? Не в Твоей ли власти всё сущее? Разве Ты не милосерден? Возьми всех жаждущих Царства, а нас оставь на прежней земле, брось, как ненужную вещь, отслужившую свой срок, забудь. Мы сами всё устроим».

И сказал Христос: «Мир, оставленный мной не простоит и мгновенье».

«Великое благодеяние Ты сделал: подарил нам жизнь и душу, – возопили просящие, – но не принадлежит ли теперь нам подаренное?! И не можем ли мы распоряжаться даром по своей воле? Если нас любишь, пожалей и оставь одних, яви великое милосердие!»

«Оставить, не погубить ли? Не знаете сами, что просите о погибели. Творца вы просите не быть Творцом и у милосердного просите жестокости».

И когда ещё говорил Посланный с просящими, подступил к нему юноша, пал перед ним на колени, взял в руки руку Господа и прильнул к ней лицом своим:

– Господи! Зачем позволил ты твари так издеваться над Творцом? Палачам избивать тебя бичом, и солдатам плевать в лицо Твоё? Зачем, Господи? Мне страдания Твои не дают покоя, они жгут меня стыдом перед Тобой, ведь и я из рода сего жестокосердного, глумящегося над Богом. Будто и я, Господи, собирал ветки терновника для венца Твоего, и я подавал гвозди, чтоб вбили их в руки Твои. Мы покрыты позором перед Тобой. И разве умягчили страдания Твои сердца эти? Знаю, знаю, страданиями Ты победил смерть и соединил нас с Богом. Но ведь и этот мир что-то значит? Чем он стал после того, как распяли в нём Бога? Тупые и бесчувственные произносили речи о пользе твоих страданий, а у любящих Тебя разрывалась душа от того, что вгоняли гвозди в запястья Твои. И не очистили Твои страдания этот мир. Знаешь, что делали во имя Твоё, тем более, позабывшие имя Твоё.

Взял Иисус лицо юноши в руки свои и сказал:

– Велика душа твоя, и горячи слова. Разве не знал я, что ждёт многих невинных в мире этом. Разве не знал, как тяжко вам здесь друг с другом и какова жестокость ближнего к ближнему. Велико было время для испытаний. Не должен ли я был сам пройти самые страшные муки невинным? Не должен ли я был соединиться в крёстных страданиях с грядущими страданиями каждого невинного? Не во мне ли искали они упования? Оставить мир сей грешный и не дать ему утешения?

– Но ведь ты сам был утешением.

– Печалились бы так обо мне, если б пребывал я на небесах и не снизошёл к вам? Вы полюбили меня страдающего так, как не любили заоблачного. Я видел муки ваши и смерть и сострадал вам. Я в человеческом облике терпел от вас унижения и боль и не разлюбил вас, не оставил, так же и вы смогли поступать. Сядь со мной по правую руку, благословенен ты, – сказал юноше Иисус.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.