Журнал Огни Кузбасса
 

Второе сошествие

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Подступили к Иисусу алчущие справедливости. и сказали: «Каждый день звучало Слово Твоё в домах Твоих. Во всех концах земли звучало оно. И сказано было ясно, что свет, что тьма. И путь к Тебе шаг за шагом был отмечен. И знаешь Ты, на передних местах расселись творящие мерзости и попирали чистых и кротких сынов и дочерей твоих. И сколькие, не печалясь, убивали невинных, глумились над беззащитными, обирали народы. И не помышляли они о Царстве Твоём, и похотливые радости им были дороже вечного блаженства. Делались беззакония невиданные и неслыханные. И сколько их, соблазнителей было, которые взывали к людям: вы созданы для наслаждений. Как смешно бить поклоны и говорить в пустоту. Всё, что вам нужно, вы получите сами. Нет бога, кроме человека. И сколько учёных пророков наперебой убеждали в этой лжи народы. Они смеялись над Тобой и над любящими Тебя. Они проклинали имя Твоё и злобились. И сколькие соблазнялись блудниками и блудницами и хулителями твоими. И теперь беззаконники и грешники окажутся лучшими, ибо с ними Ты спустишься в бездну и пойдёшь с ними путём одним. А верные Тебе, алчущие встречи с тобой, без Тебя пребывать будут в небесной обители в час торжества, как невеста без жениха на свадьбе своей. Разве об этом говорил Ты в Слове своём?»

И ответил Господь:

– Если добрый водитель указал путь, и по нему часть ведомых добралась до цели и пребывает в отдыхе и неге, а другая заплутала во тьме, увязла в болотах, мерзнет в горах, не отправится ли водитель искать их, не пойдет ли в болото, в непроходимый лес, не полезет ли на ледяные скалы, не опустится ли в бездну, чтобы спасти их? Разве не говорил я о заблудшей овце в Слове своем?

Вновь спросили справедливые:

– Зачем Господу попиратели законов Его? Разве не пребывает Он вечно в полноте?

– Ради своей полноты не оставит Господь попечение о самых последних злодеях. Каждый рождённый запёчатлён в сердце Его навечно. Если бы это было не так, то тщетны были бы молитвы ваши.

– Спешить на помощь тем, кто не просит её и даже противится? Ни одного слова молитвы не было сказано ими, разве только в насмешку.

– Но многие молились мне о них. Лучшие из детей Отца плакали о всяком страждущем и о всяком погибающем и молились о спасении всего рода человеческого. Что нам радость на небесах, если братья наши будут не с нами – так печалились они Отцу Вашему. Даже ради этих милосердных не можем оставить попечение о погибающих.

– Не обещана ли была неправедным вечная мука? – вопрошали справедливые.

– Или вы не радуетесь о спасённых, или есть ещё другая забота в мире, кроме победы над злом в сердцах ваших? Разве знаете вы, сидящие здесь, участь свою, или уверены в спасении? А если не уверены, не рады ли получить милость? Господь не властелин ли вечности, и не может разве минуту уподобить вечности и вечность обратить в минуту?

И спрашивали ещё справедливые: «Значит, отменишь ты Суд праведный, значит, справедливость не закон Божий? Хочешь ты простить грешников?» – «Не учил ли я вас прощать? Как же сам не поступлю по сказанному. Если я говорил вам: любите врагов своих, неужели сам возненавижу грешников? Не ведаете вы справедливости Господа. Он уравняет последний вздох раскаяния того, кто грешил бессчётно, с долгой жизнью праведника, ибо он так же дорог ему, как и праведная жизнь, и радует Его даже более.

Если у матери два сына, и один сын праведного поведения, а другой злодей и разбойник, будет ли она только радоваться доброму сыну и думать, вот, есть у меня сын добрый и праведный? Нет, будет она плакать о грешном и болеть сердцем о нём, говоря, один сын мой на попечении у Господа, другой же на краю гибели. И будет её печаль о погибающем сыне сильнее радости о праведном. И если в конце пути придёт к ней грешный сын и преклонит колени, и со слезами раскается в грехах своих, не будет ли радость матери о позднем раскаянии грешного сына больше, чем радость о жизни праведного и не раскроет ли она объятья свои раскаявшемуся грешнику? Такова справедливость Господа»

И спросили его: «А если не услышишь Ты ни слова, ни вздоха раскаяния, и помышлять об этом не будут, только хулить? Неужели и нелюди, и нечисть всякая спасена будет? Значит и грешники, и праведники будут одно, все будут впущены в Царство Божие?

Ответил Христос: «Создал Господь души ваши способными к очищению и к преображению. Если мудрая мать наставляет сына на путь истинный, не мудрее ли Всемогущий? Не смешает он праведников с грешниками, но преобразит души падших. Не грешными вы были задуманы, но чистыми созданы. Отделяется грех от души живой. Что величит Господа: отступить от грешной души и отдать дьяволу или отвоевать её и спасти?»

«Спасти», – ответили справедливые.

«Истину говорите. Нет ничего в мире драгоценнее души. Ради неё сей мир стоит и в ином мире приготовлены обители. Неужели Богово отдать дьяволу? Знаете вы, что и праведники спасаются при попечения Господа. Не говорил ли я вам, что невозможно человеку спастись самому, но Богу всё возможно. Итак, Отец Ваш господин Царства и спасения. Не волен ли имеющий силу, благодать и истину поступать по любви и милосердию? И не найдёт ли он путей к этому? И путь этот – бездна. В ней и суд, и мука, и вечность, и оправдание».

«Значит, не было полноты истины в Слове?» – спросили справедливые.

«Сказано было всё, что должен был знать род человеческий, и всё, что сказано – исполнится. Разве было вам открыто сразу всё от века? Нет, говорилось лишь то, что должно, что способны уразуметь были умы ваши и воспринять души ваши. Сказано было так, чтоб воспаряли вы к Царству Небесному, а не привязывались к суетным заботам мира сего. Но сказанное позже не отменяло открытого вам ранее, но восполняло и просветляло это. От срока к сроку ярче и ярче разгорался свет истины. Не я ли был в центре этой истины? И вот стою и говорю. Настал срок сказать её всю, до последней черты».

Отступили жаждущие справедливости, и вслед за ними подошли к Иисусу иноверцы и сказали:
«Вот, хранили мы чистоту веры нашей, данной нам от родителей. Ради почитания их, не изменили мы вере. И не учила нас вера ничему дурному. И видели мы, что чисто и правильно учение отцов наших».

«Слышали вы обо мне?» – спросил Христос. – «О тебе известно повсюду». – «Согнала ли вашего бога с небес любовь к вам? Заставила ли она бродить бездомным и нищим среди вас и страдать мукой человеческой? Знал я, что много ложных кумиров и богов избрали вы, и сам пришёл свидетельствовать о себе. И свидетельство моё презрели многие. Какое свидетельство истины может быть выше, кроме явления самой Истины? Почему не вопрошали вы в душе своей об истине, почему закрыли шорами глаза свои? Разве Господь не благ?» – «Благ», – ответили иноверцы.

«Но если он благ, неужели прибережет свои дары для одних и припрячет их от других, от одних утаит путь, а другим откроет? Не будет он Богом части.

Сколько обличений идолам и лжебогам звучало из уст мудрейших и блаженных во всех землях. Сколько народов отвернулось от них, хваля единого Бога. Но вы свои заблуждения поставили выше истины, ибо они были давними и привычными. И где учители ваши? Не выпестовали вы их. Народ, не родивший учителей себе, попусту тратил силы, такой народ, как не бывший вовсе. Ибо безлюдна тогда земля ваша для Духа Святого. Не было принявших Дух Святой. Молчали лучшие из вас, потакая застарелому греху вашему».

– Господи, но ведь Ты хранил нас и страны наши. Почему же были великие народы, следовавшие истине, возглашённой Тобой, но истребились с лица земли. А мы не истребились до Твоего пришествия. И есть среди нас такие народы, которые немало процветают в мире. Разве поддерживал бы Ты неправедные народы?

И сказал Господь:

– Разве забота моя о земном величии народа? Много таких восставало и поглощено было временем. И не Господь губит народ. Сам народ губит себя безумием, слепотой и гордыней, презревая истину и помощь Господню.

Величие внешнее обманчиво, и не по нему судится народ, а по тому, сколько праведников в нем. Снует множество людей, и торгуют, и строят, и сеют и жнут, и высятся громады, созданные руками человеческими. Но остовом пустым видится всё это с высоты небесной, мраком запустения, если не возносятся оттуда молитвы ко Творцу и не жаждут любви, и не скорбят о грехах своих, и не алчут Царствия Небесного. Но о каждом народе печётся Господь, ведь плотью народов, пришедших в Царство, облечётся он. Всех Дух ведёт к Боговедению, не все следуют за ним. Идите и приуготовьтесь к испытаниям. Милость наша не оставит никого.

Приступили к Христу мудрецы с Востока и сказали:

– Не находили мы изъяна в истинах наших. Пусть не почитали мы имя Твоё, но сквозь истину нашу светил свет истины Твоей. И мы умервщляли в себе низкие страсти, самохотение и пленяли злую волю.

И спросил Христос:

– Разве искали вы Царствия Небесного? Отвергали вы лучший из даров моих – наследующую вечность душу человеческую, данную каждому в своём образе. Мир, созданный мной считали вы хитроумной ловушкой для причинения страданий. Будет ли Творец побуждаться такой причиной для творения? Вечность ваша безобразна и пуста, как до творения человека. Господь же наполняет её узором обоженых душ ваших, каждая из которых дорога нам своим отличием.

И ответили они Иисусу:

– Были у нас священные древние писания. Неужели не почитать нам древность нашу и старания отцов наших презреть?

– Писания ваши хороши были до времени, они хранили вас от больших суеверий и заблуждений. Но, получив одежду в детстве, разве носите вы её до старости? Нет, шьёте вы новую одежду на свой рост. Подходящее в одном возрасте нелепо в другом.

Ответили мудрецы Востока:

– Но если вечной задумана душа Всевышним, не рассыплется она от неверных мудрствований.

– Не рассыплется, но повредится. Идите же, сердца ваши будут свидетельствовать о вас.

Подступили к Христу служители Его и стали вопрошать с недоумением:

– Значит и те, кто молился иным богам будут тоже спасены?

– Только то заблуждение порочно, которое не порождает святых и праведников и не направляет души к любви и милосердию. Можно ли пренебрегать столь редкостной драгоценностью как душа праведника, где бы она не появилась? Что ценнее в очах Господа учение или любовь?

– Любовь, – ответили служители.

– Любовь и есть истина, истина и есть любовь. Если не изменили законам любви, то не изменили и мне, ибо я есть любовь. Не может Господь отступить от закона любви, не может презреть ни одного человека, ибо все его сыны.

И многие ещё подходили к Господу и говорили с ним, и вопрошали его. Никого не отверг Иисус и дерзающим спросить – ответил.

Набежала тень на лицо Христа, встал он и попросил расступиться окружавших его, ибо враг человеческий хотел говорить с ним. И явился ненавистник рода человеческого, встал перед Христом, окутанный мраком, и спросил:

– Прострётся ли на меня твоё милосердие, и раскаяние моё будет принято?

– Да, – сказал Господь, – произнеси эти слова, если сможешь.

– А не был ли я твоим насущным помощником?! – вскричал враг человеческий. – Как бы обходился ты без меня, как узнавал бы о верности верных и чистоте чистых, и как утверждались бы они без меня в истинах твоих? Я выявлял чревоточины души и шлифовал соблазнами верных тебе. И разве только твоя заслуга в святости святых? Возвысились бы они без моих нападений? Ты говорил, что через страдания идут они к тебе и спасаются. Я даю эти страдания.

– Умервщлённые душой уже не страдают, но радуются, заслышав зов страстей. Страдание – знак слуха духовного в мире грешном.

– Я изменил поводы к страданию. Они страдают теперь лишь из-за того, что не знатны и не богаты, что болеют, стареют и умирают. А из-за того, что разлучены с тобой, они давно уже не страдают и, тем более, из-за грехов своих.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.