Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Николай Ерёмин. Рассказы

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Призрак коммунизма

– Это скорая помощь? Срочно приезжайте! У меня белая горячка! – чуть не плача закричал художник Степан Симоненко, прижимая к щеке сотовый телефон.

И всю дорогу до психобольницы тревожно оглядывался, приговаривая:

– Доктор, спасите! Доктор, помогите!

– Да успокойтесь вы, Степан Тимофеевич! – сказал дежурный врач приёмного покоя. – Вам уже ничто не грозит. Расскажите, что с вами случилось?

– Представляете, доктор, – сказал Степан Симоненко. – Сижу я у себя в мастерской, смотрю в окно на прохожих с высоты двенадцатого этажа, коньячок попиваю, а створки окна вдруг как распахнутся – и в мастерскую Ленин влетает! Да, Владимир Ильич, вождь мирового пролетариата – весь в белых одеждах и крылышки ангельские за спиной.

Влетает и говорит:

– Можно я с вами, дорогой господин-товарищ, рядышком на диванчике присяду?

– Садитесь, Владимир Ильич, – говорю, – только вы ведь умерли давно и в Москве в мавзолее на Красной площади лежите?

– Да не умер я, не умер! Я до сих пор живее всех живых! И специально к вам телепортировался, в ваш прекрасный сибирский город Абаканск, чтобы с вами, Степан, на диванчике посидеть. Для меня это большая честь, ведь вы мне, можно сказать, неоценимую услугу оказали. Ну, наливайте, а не то улечу!

Только мы по стопочке опрокинули, а в дверь – тук-тук:

– Можно войти? – И входит Надежда Константиновна Крупская.

– Здравствуй, Володенька! Здравствуйте, Степан Тимофеевич! Можно я у вас тут немножко на столе приберу, поухаживаю, а потом и полы заодно помою?

– Приберись, Наденька! – Владимир Ильич отвечает. – А мы тут пока бутылочку до конца уговорим, за наше здоровье…

Испугался я, доктор, понял, что у меня крыша поехала, и по О-З позвонил.

– И правильно сделали! У вас, без сомнения, белая горячка, «делириум тременс», если по-научному, по латыни. Но ничего, назначу я вам курс дезинтоксикационной терапии, галоперидол, седуксен – и через три дня вы будете, ну, как огурчик, и сможете опять заниматься вашим любимым делом. Да нет, не коньячком, а творчеством!

И действительно, через три дня и три ночи художник Симоненко почувствовал себя совершенно здоровым и стал проситься на приём к заведующему отделением, чтобы решить вопрос о выписке домой.

– Ну, расскажите ещё раз, что с вами случилось? И мы решим, что с вами делать, – попросил его завотделением.

– Ах, доктор, поверьте мне, я совершенно здоров! Всё позади! И не попал бы я к вам никогда, если бы не Ленин и не угрызения совести.

– То есть?

– Знаете, была у меня вместе с художником Иваном Бондарчуком, одна мастерская на двоих. Друзья мы со времён художественного училища. Вместе в Союз художников вступили. Вместе звания заслуженных получили. И всегда у нас всё было пополам.

Но вот стали мы популярными и преуспевающими и стало нам тесновато вместе. И купил я себе новую мастерскую. Помещение большое, типа мансарды между двенадцатым этажом и крышей в новом доме, в новом микрорайоне.

Погрузил я в машину свои картины, мольберты, краски, холсты и всякую мелочь да со своими полотнами случайно картину «Ленин в Октябре» прихватил.

Ничего особенного, картина как картина. Ильич в кепочке, пальто распахнуто. Идёт он против ветра над Невой, вдоль гранитного парапета, на фоне Петропавловской крепости. Она – за спиной, а впереди, значит, великие свершения.

Много таких картин во времена застойного социализма по заказу Худфонда было нарисовано по всему СССР.

Давным-давно Иван забрёл как-то в красный уголок вагонного депо станции Абаканск, и партийный секретарь предложил ему картину реставрировать. А потом позабыл про неё. А после вообще не до того стало. Идеи Ленина обесценились. Империя СССР развалилась, и пошла по стране перестройка. Много лет пылилась картина в нашей общей мастерской, пока случайно не оказалась у меня.

– Ваня, забери Ильича! – не раз напоминал я своему другу.

– Да пускай у тебя ещё побудет. Что, тебе места мало?

И вот читаю я в газете «Вечерний Абаканск» за 1 апреля текущего 2ОО7 года объявление: «Скупаю картины Ленинской тематики по одной тысяче за полотно» И телефон.

Что это, думаю, шутка, не шутка?

Позвонил.

И приходит ко мне в мастерскую, кто бы мог подумать, настоящий американец! Смотрит на «Ленина в Октябре», – Гуд! Вери гуд! – улыбается и сотенными купюрами отсчитывает за картину тысячу долларов…

Таким образом я нежданно-негаданно обогатился.

А вечером звонит Иван и ту же заметку из газеты зачитывает. И спрашивает, можно ли Ильича приехать забрать?

Вот тут-то меня, каюсь, бес и попутал, жаба жадности задавила.

– Да я давно эту мазню на свалку выкинул, ещё когда ремонт делал, вместе со строительным мусором1

Соврал, а через некоторое время подумал: зачем?

Но слово – не воробей, вылетит – не поймаешь.

И чтобы хоть как-то загладить свою вину, купил я на всю тысячу долларов коньяку и пригласил Ивана и других близких мне художников по духу. И устроил вечеринку И как начал квасить с тех пор! Сначала – чтобы заглушить угрызения совести. А потом по инерции…

Квасил, пока не увидел Ленина, влетевшего ко мне в окно в виде ангела в белых одеждах.

Влетел он, присел рядышком на диванчик и говорит:

– Спасибо тебе, Степан Тимофеевич!

– За что? – спрашиваю.

– Как за что? За то, что картина с моим изображением висит теперь в Америке, в актовом зале библиотеки Конгресса и напоминает всем её посетителям обо мне и об Октябрьском перевороте в России.

Выпил он со мною коньяку и прощаться начал. Пора, дескать, мне и в другие города лететь, другие картины из небытия выручать, пока не захоронили в землю согласно моего письменного желания.

«Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма» – это ведь про меня было сказано. Пророческие слова! Жаль, говорит, не удалось установить Рай на земле, то есть, воплотить мечту всего человечества. А ведь как славно всё начиналось!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.