Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Николай Ерёмин. Рассказы

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Маленькие трагедии

1. Автопортрет

Художник написал портрет своего дедушки – и через месяц дедушка умер.

– Это я виноват! – сказал художник своей жене. – Я свел его в могилу своим портретом.

– Что за чушь? – сказала жена. – Дедушка просто был стареньким, и ему пришло время помирать.

Но если ты так считаешь, не пиши больше портреты, пиши пейзажи.

Художник написал пейзаж. Чудесная березовая роща на краю деревни, где у него была дача. За рощей – речка.

Через месяц рощу вырубили, и на ее месте новый русский стал строить себе дачу из красного кирпича.

Его примеру последовали знакомые. И через год по обеим сторонам речки один за другим были выстроены коттеджи – до самого горизонта.

– Это я виноват! – сказал художник своей жене. – Мой пейзаж привлек внимание к этим местам. И зачем я только тебя послушался?

– Что за чушь! – сказала жена. – Просто время наступило такое. У людей появились деньги, вот они и стали строиться рядом с нами, и от города не далеко, и природа рядом!

Загрустил художник. Поглядел в зеркало, вздохнул – и нарисовал, от нечего делать, автопортрет.

А через месяц умер.

И организовала жена выставку, посвященную памяти художника. Но в день открытия выставки в городе давала концерт Алла Пугачева, и никто на выставку не пришел. Все были на концерте.

2. Сапропель

Модест Шендерович, кандидат медицинских наук, встретил развал империи СССР и начало перестройки с воодушевлением.

Едва объявили о начале приватизации, решил он приватизировать озеро Н. в трех часах езды от прекрасного нашего сибирского города Абаканска. Озеро было богато сапропелью, то есть донным илом, который обладал целебными свойствами и, по мнению Модеста, мог излечить жителей Абаканска от всех болезней, а главное – от вредного воздействия завода РТ-2, на котором перерабатывались ядерные отходы, привозимые из всех западных стран. Это воздействие вызывало импотенцию у мужчин и фригидность у женщин. Что это такое, никому, я думаю, объяснять не надо.

Модест Шендерович подал заявку на приватизацию и стал оформлять документы. А пока ездил на собственном «Москвиче» на озеро, черпал со дна сапропель, фасовал в баночки из-под майонеза и продавал по договорной цене желающим.

Продажа сапропели шла успешно, а вот оформление документов очень и очень медленно. Папка с документами набухала, а необходимого результата все не было.

Чиновники намекали, что им нужна материальная поддержка, тогда все подписи появятся – и называли очень большие суммы, да не в рублях, а в долларах.

Поэтому деньги, вырученные от излечившихся пациентов, уходили в карманы чиновников. А тут еще появились конкуренты, которые сначала, заинтересовавшись его проектом, предлагали войти в долю, а потом стали угрожать и требовать, чтобы он оставил свою идею по приватизации.

Но не такой был Модест Шендерович. Он, наконец, собрал необходимую очень большую сумму для самого ответственного чиновника и уже предвкушал радость победы. Документы – в папке. Деньги – в портфеле.

Перед ответственным визитом он решил отоспаться, приехал к себе на дачу, накормил любимого дога мясной вырезкой, выпил коньяку и лег спать, крепко заперев окна и двери.

А ночью кто-то облил его дачу с четырех сторон бензином и поджег.

Дача горела минут тридцать. И когда приехали из города пожарные машины, тушить уже было нечего.

3. Соседка

К моей жене пришла соседка и сказала:

– Ой, Маша, посоветуй, что делать, что делать?

Моя жена провела ее на кухню, я заварил свежего чаю, и соседка рассказала, что ее сын Ваня встретил на танцах в ночном клубе «Нирвана» девушку Таню и влюбился.

Таня сказала, что она искусствовед и приехала из Москва, чтобы написать статью о молодых Абаканских художниках для престижного Московского журнала «Аполлон».

Ваня проводил Таню до общежития художников да там и переночевал.

– Представляете ситуацию? Мой сын влюбился! Да не в кого-нибудь, а в девушку из высшего общества! Папа у нее в Москве миллионер, дядя в Германии. У них там с папой общий бизнес.

Сняла я молодым квартиру на Предмостной площади, пусть поживут, что им по общежитиям мотаться? Сыну работу в своем бизнесе предложила. А Танечка: Что вы, – говорит, – какая работа? – мы скоро в Москву переедем, а потом в Германию. –

И звонит, каждый раз при мне, по мобильному телефону сына, разговаривает с папой.

– Папа очень рад, что я нашла в Абаканске свою половину! Он высылает в подарок «Мерседес» – Ване и «Тойоту» – мне.

– Зачем? – говорю, – вам две машины? Пусть лучше квартиру вам купит, вы и водить-то не умеете.

– Научимся! – отвечает. – Не проблема.

Потом звонит, говорит, папин брат из Германии прилетает, чтобы на нас посмотреть и деньги на переезд передать. Папа, мол, сам бы прилетел, но он попал в ДТП и сейчас лежит в больнице Склифосовского с тяжелыми травмами.

Полгода прошло в ожидании машин и приезда дяди. Я уже извелась вся. А вчера, представляете, разговаривает Танечка с папой в присутствии меня и Вани, когда же ты, папочка, сам к нам приедешь? Поговорила, а Ванечка мой возьми да и посмотри по мобильнику, скоро ли деньги кончатся, а там, на счету, как было 300 рублей, которые он по карточке экспресс оплаты загнал, так они и есть.

– Что это значит? – спрашивает мой Ванечка, удивленный: – выходит, ты никуда не звонила? Выходит, никакого папы-миллионера в Москве и дяди в Германии у тебя нет? Выходит, ты нас дурачила, и разговаривала сама с собою? – спрашивает мой Ванечка, а губы у него трясутся, вот-вот заплачет. Я-то знаю, что у него с детства была мечта уехать и жить за границей, и встречу с Танечкой он рассматривал, как перст судьбы.

– И что мне, точнее, нам с Ванечкой, делать? – спросила соседка мою жену. – Ума не приложу, ведь совсем она не из Москвы, а из Миндерлы какой-то, и ничего у нее нет, кроме снимка «УЗИ», который она вчера нам показала. Беременность двадцать недель!

-Успокойся, – сказала моя жена, – выпей чаю, все образуется. У нее ничего нет, зато у вас теперь все есть.

Каждый по-своему с ума сходит. 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.