Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Раз – пельмени, два – пельмени… 

Пельмени. О-о! Но те превыше слов,
Когда берётся мясо трёх сортов:
От нетели, от свинки, от овечки.
Его бы всё ж не мясорубкой мять,
А изрубить с лучком, в корытце, сечкой,
Поперчить, посолить, потом слегка
Для сочности добавить молока…

( Василий Фёдоров)

 

-1-

Ускорение ускорением, новое мышление новым мышлением, но коли в холодильнике пусто, а ещё недавно такие лёгкие деньги истаяли весенним снежком, мерекай себе, как и чем себя обеспечить да семью прокормить.

Тем более, страну.

И закачался трон под Меченым, как от землетрясения, пока ещё балла в три, особенно после забастовавшего Кузбасса, что по соседству со Старореченском и Зелёнодольском: тысячи горняков оставили свои рабочие места в шахтах и разрезах, высыпав на площади. И требовали-то всего ничего: чтобы тормозок шахтёрский горячим обедом наполнялся ежедневно да отмыться от въедливой угольной пыли после смены было чем. Те первые толчки народного волнения могли и разрушительными рецидивами обернуться, кратно усиленные.

И затемнела отметина Князя Тьмы, оконтрастилась на белёсом лысом черепе Меченого: не всё, оказывается, ладно в его воеводстве. Накормить немедленно! Выдать каждому холопу рудному по батону колбасы варёной да по куску мыла хозяйственного! Откуда взять?! А хотя бы и у всех остальных дворовых отобрать. Как быть обездоленным? Думай, думай, напрягай извилины под отметиной. Да перевести всех желающих на подножный корм! То есть, сами чтобы себя обеспечивали, натурпродуктами: овощами, ягодой с дачных участков, мясом, яйцами, молоком – со своих подворий… Что с того, что горожане? Всем – по кусу земельному! И не по две сотки с крохотным фанерным домиком кумы Тыквы на нём. По десять, пятнадцать соток выделить! Берите, там разберёмся, потом. А пока – земель пустующих да сорняками зарастающих – что озёр в какой-нибудь забугорной Швейцарии или болотин в сибирском Васюганье.

Оставшемуся без работы уже в который раз, сорокалетнему Велимиру Бортникову разлёживаться на диване и, кручинясь, плевать в потолок было непривычно и даже совестливо.

Поначалу пристрастился Велимир к рыбалке, на Реке, точнее в рукаве, что стремительно сбрасывал свои воды через шлюзы плотины. Поднимавшаяся с низовий рыба шлюзы те беспрепятственно пройти никак не могла. Вот и табунилась, словно в каком огромном садке. Всякая: шустрые краснопёрые толстоспинные язи, неуклюжие горбато-широченные лещи-переселенцы, древне-аборигенные прогонистые щуки с крокодильими мордами, не говоря уже про всякую мелочь, вроде сороги-плотвы, ельцов, окуней да слизистых колючих ершей. Но самыми ценными считались пришельцы-судаки, что расселились по Реке вместе с европейскими лещами после образования Моря. Ещё совсем недавно сюда доходила в сентябре-октябре и похожая на плосковатую крупную селёдку речная пелядь – сырок или сырка, по-местному. Косяками, рыбьими табунами, двигались на нерест в ноябре с низовий Речной губы, распространяя тонкий аромат свежих огурцов, сибирско-лососевые поленообразные муксуны. Только не стало тех нерестилищ – затопило Море, и преградила плотина многовековые пути, что передавались рыбе инстинктивно тысячелетиями.

Вот и ловил поначалу Велимир мелочишку всякую с берега, на поплавочные да донные удочки. Так, забавы вроде, как в школьном детстве или институтской юности: чебаков с окунями да ершей. Иногда настраивал парочку закидушек. Тут уже и язишка, случалось, попадался. А если умудрялся, втихаря, покидать колобки глиняные с пшенными зёрнами, то и полуторакилограммовые лещи, плашмя, выходили из воды на леске к самому берегу.

Потом стал Велимир примечать, что у других рыболовов в уловах хищная рыба оказывается: полосатые сине-зелёные крупные окуни, пёстрые щуки и серо-дымчатые судаки. И ловили те рыбаки не обычными поплавочными или донными удочками – спиннингами. Правда, время и место ловли ограничивалось. К тому же, и платить за это следовало рыбинспекции.

Рыба, хоть и вкусна, однако приедается быстро, не в пример тому же мясу или даже картошке.

Несколько раз, смиряя свой стыд, выходил Велимир к торговому центру Зеленодольска, а то и вовсе уезжал подальше, в Старореченск, пристраиваясь со своей рыбой рядышком со старушками, торгующими огородной мелочью. Разбирали быстро, особо не торгуясь. После этого заходил он в магазин, тратя до последнего вырученного рубля на скудные продукты. Иногда удавалось выкроить из выручки на бутылку пива «Жигулёвское» или розоватого вина «Агдам». Само собой, и на сигареты – с фильтром.

Правда, времени на рыбалку у него оставалось всё меньше. Особенно, когда пришлось вернуться в артель по изготовлению шлакоблочных кирпичей. Жить-то надо на что-то. А тут и вовсе…

– Веля, у нас там на библиотеку землю выделяют, под дачные участки,– сказала как-то Анна, вернувшись с работы. – Может, и нам взять, а?

– Да ты что?! – изумился, было, Велимир Иванович.– Это же – прощай моя свобода: ни рыбалки тебе, охоты, ни походов, ни колыма какого, ни…

– А то ты только и занимаешься тем, что время на рыбалках да на охотах проводишь, – возразила, обрывая его, жена. – Какое-никакое подспорье будет. В магазинах-то, сам видишь… Ребятишек кормить надо чем-то. Ягодников насадим – всё витамины какие будут. Соков, компотов, варений наготовим на зиму! Не говорю уж про овощи всякие. Да хотя бы и картошку…

Под дачные участки выделили место недалёкое, пригожее, ровное, безлесое, почти рядом с Морем рукотворным, что Река из себя людям сделать позволила. И всего в каких-то двадцати минутах ходьбы от жилого микрорайона. На машине – и того меньше, благо «Москвич», что остался напоминанием ещё недавнего благополучия Велимира, в гараже не простаивал. Подрабатывал Веля на нём частным извозом: то в Старореченск кого подбросит, то в аэропорт. Теперь вот – на свой дачный участок. Никого не нанимая, перевозил он, загружая в багажник «Москвича» и шлакоблоки, и цемент с песком да гравием, и пиломатериалы сподручные – на багажной крыше.

Но первым делом – заказал жене литературу – по архитектуре и строительству дачных домов. Обложился книгами и чертежами, всё выбирая да сравнивая. С женой советовался и даже с сыном-подростком. Помощник, какой-никакой. Всё не одному кажилиться. Хоть и не велик в том прок, а всё помощь: где – поддержать, чтобы прибить поровнее, где пилой двуручной брус или плаху отрезать, где просто подать или поднести чего по мелочам.

От работы такой руки Велимира почернели, огрубели тугими мозолями, а по вечерам частенько стал он чувствовать ноющую боль в пояснице. Однако, внимания особого на это не обращал, всё ещё молодым себя считая. Да и можно ли думать иначе, если на ложе супружеском по-прежнему редкую ночь не устраивались любвеобильные баталии…

И уже к первому снегу тёмно-серым квадратом выделялся на участке Велимира Ивановича периметр будущего домика – бетонный фундамент. Рядом громоздились штабеля дымчатого шлакоблочного кирпича и белели кучи прочего строительного материала.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.