Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

-3-

Владимир Константинович Яковлев ровесником Бортникова. Мало того, он и в самом деле к своим пятидесяти годам много в чем преуспел. Закончив медицинский, после ординатуры, был оставлен на кафедре урологии. Богатая практика и склонности к исследованиям и обобщениям позволили ему без особого труда защитить сначала кандидатскую, а затем и докторскую диссертации. В свои сорок он был уже заведующим кафедрой в медицинской академии и заведующим урологическим отделением в одной из клиник Старореченска. А три года назад стал и главным врачом этой самой клиники. Клиентов у врача-уролога Яковлева было хоть отбавляй. А если по-серьёзному, то почти каждый второй мужчина Старореченска или Зеленодольска, кои пребывали в возрасте Бортникова и старше, были уже явными или потенциальными клиентами профессора Яковлева. Да взять хотя бы и того же Велимира…

Не так-то просто оказалось Бортникову добраться до своего тускретского приятеля Вовки Яковлева, а ныне – главного врача клиники Владимира Константиновича: то у него приёмы и операционные дни, консилиумы, планёрки-заседания – в клинике, то занятия со студентами в академии и на кафедре. Однако, не для Бортникова сия задача. Уж что задумал настырный и тюкнутый какой-то идеей Велимирушка – из кожи вылезет, а своего добьётся.

Дозвонился сначала до Яковлева. Перекинулись парой пустых фраз, вроде: как поживаешь и как твои дела? Яковлев – весь в работе, весь в тех самых делах, да разве о них поведаешь в трёх словах телефонного разговора. Не лучше и у Бортникова – тут и вовсе: посидеть бы вечерок, расслабившись, под немереное количество пивка… И то – не хватило бы, чтобы поведать тому же Яковлеву свою Одиссею. Договорились о встрече у Яковлева, в его клинике. Отыскал-таки давний приятель крохотное оконце в рабочем дне, встретил у себя в кабинете. Владимир Константинович – весь в белом, в очках с тонкой золотой оправой. Из-под крахмальной снежной шапочки выбивались не очень густые седоватые волосы. Выбрит до синевы. Голубые глаза умные, живые, усталые. Предложил Велимиру устроиться за столом, на месте, где обычно принимал своих посетителей: чаще сотрудников клиники, а порой – и студентов, нахватавших хвостов.

– Куришь? – поинтересовался Владимир Константинович, доставая пачку «Пэл-мэла». Щёлкнул зажигалкой, затянулся, и по-дворовому, по-хулигански, пустил вверх пару колец сигаретного дыма.

– А ведь Минздрав предупреждает…– съязвил Бортников, закуривая, как и приятель, сигарету.

– А-а, – отмахнулся тот. – Может, по пять граммов?

– А тебе можно?

– Не повредит, – однозначно и уверенно ответил врач, доставая из сейфа начатую бутылку пятизвёздочного армянского коньяка и шоколадку.

Выпили, закусив дольками шоколадки.

– Ну, а теперь выкладывай, с чем явился? – обратился к пришельцу главврач. – Что, и у тебя уже мужские проблемы? Посмотрим, поможем…

– Не без этого, – криво ухмыльнулся Велимир Иванович. – Но об этом как-нибудь в другой раз…

И в трёх словах поведал он Яковлеву о том, как его посетила необычная идея использовать валяющиеся по подъездам шприцы наркоманов.

– Да, наркомания, – Яковлев по-особому, как говорят врачи-профессионалы, сделал ударение на предпоследнем слоге этого страшного слова, – захлёстывает наше общество. Особенно молодёжь. И это ещё нам ой как аукнется… А шприцы…Шприцы – тоже. Хотя у меня и без них проблем – во! Выше головы. А их ведь просто так нельзя в мусорную мульду выбросить, как бытовой хлам. Не дай Бог, санэпиднадзор с экологами дознаются – замучают санкциями… А ты, я гляжу, неплохо с ними удумал. Полезное для нас дело сотворишь. Хотя, – профессор оценивающе, с прищуром, глянул на давнего приятеля, – чем-то ты мне гоголевского Чичикова напоминаешь. Того, правда, мёртвые души интересовали, а тебя – всего лишь отработанные медицинские шприцы… А давай-ка, Веля, по граммульке ещё, а?

Приняли ещё по глотку коньяка. Бортников почувствовал, как ароматная жидкость приятно-горячаще прокатилась где-то по пищеводу. Владимир Константинович убрал со стола недопитую бутылку коньяка и стаканы обратно в сейф, загасил сигарету, кому-то позвонил по телефону, встал из-за стола.

– Идём,– коротко бросил он собеседнику.

Они вышли из кабинета главврача, двинулись по длинному коридору в другой конец этажа, спустились по лестнице, ещё и ещё, оказались в полуподвальном помещении, где их поджидал уже пожилой мужчина, явно пенсионного возраста.

– Петрович, – обратился к нему Яковлев, – где у нас хранятся отработанные шприцы?

Тот, к кому обратился главврач, подвёл их к обитому жестью входу, открыл замок, скрипнув петлями двери, вошел сам. Щелкнув выключателем, пригласил в помещение посетителей. В узкой длинной комнате, со стеллажами по бокам, пахло, как и во всей клинике, аптечно-больничным, только ещё сильнее. На стеллажах размещались всевозможные коробки, какие-то непонятные Бортникову приборы, стеклянные сосуды и бутыли.

– Вот, – кивнул Петрович на коробки и мешки, сваленные в дальнем углу комнаты. – Скоро вообще завалим всё помещение этими шприцами… Я ведь, Владимир Константинович, уже не один раз говорил Вам об этом: не справляемся вовремя с их утилизацией…

– Что, мне самому, что ли, ещё и этим заниматься? – недовольно и резко отреагировал главврач. – И сколько они у нас тут уже хранятся?

– Да, месяцев пять, пожалуй, не вывозили… Лицензию на их утилизацию надобно продлять…

– Ну, что, устраивает тебя это, Чичиков? – обратился Яковлев к Велимиру Ивановичу.

– То, что надо!– восхищенно отозвался приятель. – И, что, всё это можно забрать?

– Сделай одолжение…

– И когда?

– Да хоть сегодня же, сейчас…– оживился Петрович, глянув на главврача. – Вы не возражаете, Владимир Константинович?

– Пусть вывозит… С тебя коньяк, – полушутя намекнул приятелю Яковлев.

– Какой разговор…

Бортников вышел из душного подвала клиники, с удовольствием вдохнул свежего воздуха. Как советовал Петрович, подкатил свой «москвичок» к отворенной двери подвального запасного выхода, и они вдвоём до отказа загрузили багажник и салон легковой машины коробками и мешками с отработанными шприцами. Забирая очередную ношу, Бортников почувствовал лёгкий укол проступившей из мешка иглы. «Иглы, – мелькнуло у него в голове. – А ведь так можно ещё и какую-нибудь заразу тут подцепить. Не дай Бог – СПИД…».

Ни много, ни мало, оказалось в том необычном грузе – аж двести килограммов, когда привёз всё это он на тот самый заводик полимерных изделий.

В отделе приёма и сбыта продукции ахнули, не веря своим глазам в то, что всё это вполне реально. Поначалу даже заартачились: дескать, возни с этими шприцами, перебирать их все надо, чтобы иголок там не оказалось…

Пришлось Бортникову прибегнуть к помощи всё той же Таисии Сергеевны, главного технолога сего предприятия.

– Ладно, в качестве эксперимента, всё же попробуем принять у Вас эту партию. Но, учтите – исключительно для Вас, Велимир Иванович, – кокетничала дамочка, которая всё больше начинала нравиться Бортникову.

«Пригласить её куда-нибудь, что ли?» – мелькнуло у него. Но почему-то невольно, тут же, вспомнились слова, брошенные совсем недавно его приятелем о том, чтобы Велимир не затягивал со своими медицинскими проблемами. – Чёрт подери, опозоришься ещё ненароком…».

– По какой цене мы обещали принять у Велимира Ивановича эту партию сырья? – продолжала Таисия Сергеевна.

– По пяти рублей за килограмм, – ответил один из приёмщиков.

– Ага, по пяти, – возразил ему другой. – Да тут работы ещё с ними… Разве что – рубля по четыре… Согласны? К тому же, без лицензии…

Куда было деваться Бортникову, ведь не везти же эти коробки со шприцами обратно в клинику Яковлева?

– Пусть будет по четыре, – согласился он.

– Но учтите, – опять подала голос Таисия Сергеевна, это мы Вам навстречу пошли…

«Навстречу?»– опять подумал Бортников. И тут же мысленно скаламбурил: «Нет, это она определённо, набивается на встречу. А почему бы и не пригласить её посидеть где-нибудь после работы?»

– Если хотите и в дальнейшем сотрудничать с нами, давайте, заключим с Вами договор на поставки сырья – продолжала главный технолог, недвусмысленно поглядывая на Бортникова.

«Интересно, замужем она или нет?» – подумал он, отвлекаясь от шприцев с иголками.

– Да, и чтобы сырьё ваше было кондиционным, рафинированным. Ну, и – оформите на это свою лицензию… Сами понимаете: и над нами есть надзор… Не хотелось бы нам из-за Вас иметь неприятности…

«Нет, явно она намекает мне на то, что не против со мною пообщаться и впредь… А надзор – это что, муж? Или кто другой?» А сам ответил:

– Ну, какой может быть разговор, Таисия Сергеевна? Сделаем всё, как полагается…

И восемьсот рублей чистоганом отправились в карман Бортникова за эту партию такого необычного сырья. А вечером…

А вечером следующего дня сидели Велимир Иванович с Таисией Сергеевной уже за одним столиком в небольшой кафешке Старореченска, попивая вино «Монастырская изба» – лучшего там не оказалось, и ведя самые непринуждённые никчёмные разговоры. Потом была ночь дома у Таисии Сергеевны. Ночь шальная, безумная, безудержная, в которой Бортников напрочь забыл о своих опасениях…

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.