Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

-3-

Всё реже вспоминали друг о друге Лена с Велимиром, да и то по случаю: то во сне привидятся в каком-то невероятии, то фотография под руку подвернётся, где они сняты вместе, то от разочарования или разрыва с очередным поклонником. Виделись и того реже – обычно на зимних каникулах, когда собирались где-нибудь в Старореченске остатки их бывшего класса. И те былые чувства влюблённости постепенно зарубцовывались, сглаживались, будто швы от операции по удалению аппендицита. Да настолько, что уже к последнему курсу института Ленка Сухова засобиралась замуж, напрочь забыв о Велимире Бортникове.

Свадьбу наметила Ленка Сухова в Старореченске, у родителей. Тут и вспомнила она про своих однокашников, рассылая пригласительные открытки на свадьбу. Среди адресов в потёртой записной книжке Лены оказался и полузабытый – Велин, когда писала она ещё ему письма из Щегловска в Старореченск. А, – и его до кучи, сюда же. Ну, и что с того, что в школе «любовь крутили»?!

А свидетельницей со своей стороны она пригласила подружку по институтскому общежитию, одногруппницу Анну Фомину. Хохотушку-веселушку, с покладистым и добрым характером, что не мешало ей быть в институте и на факультете Ленинским стипендиатом, почти все называли Аней.

Свадьба у Лены Суховой с Николаем (так звали её избранника) получилась весёлой, студенческой – с попытками возобновить некоторые элементы старинных свадебных обрядов, чему мимоходом учили и в институте искусств. Праздновали её в одной из общепитовских столовых, кои в Старореченске в начале семидесятых годов были едва ли не на каждом перекрёстке. Человек шестьдесят собралось – и молодёжи, и пожилых родственников со стороны жениха с невестой.

Поздравляя молодоженов, с бокалом на высокой тонкой ножке, наполненном десертным тёмно-бордовым «Кюрдамюром», оказался Велимир рядом с Ленкиной свидетельницей. И уже чуть позднее, поправив пальцем очки, слегка смущаясь, подал Веля руку Анне, приглашая на вальс.

Аня поднялась из-за стола, оказавшись едва ли не выше Вели ростом. Это немного смутило не только её, но и Велю. Однако Велимиру сей факт как раз и послужил первотолчком строптивого упрямца – покорить и завоевать новенькую. А уж чем и как – должно было прийти по «ходу решения».

Поправив узел широкого галстука – в крупную бело-голубую клетку, подчёркнуто галантно положив левую ладонь на талию девушки под прозрачной и тонкой кофточкой из шифона, правой рукой взяв её трепетную ладонь, уверенно повёл Веля свою избранницу по ещё незаполненному танцующимися кругу. Аня отозвалась легко и непринужденно. Вальсировать с нею было несложно. Разве что излишне раскраснелась от выпитого вина. И рука у неё от волнения была слегка влажноватой.

Её рост пропорционально компенсировался остальными частями тела, отчего девушка казалась стройной. Широковатое улыбчивое лицо, с добрыми голубыми глазами, обрамлённое пышными каштановыми волосами, и впрямь находилось на уровне Велиного. На румяных щеках едва заметно проявлялись ямочки.

Он переводил свой взгляд из-под очков с её глаз на слегка напомаженные полноватые губы. Потом скользил по шее, где отливались перламутром бусы из искусственного, в горошину, жемчуга. Устремлялся ниже, в декольтированный вырез шифоновой кофточки. Вдыхал тонкий аромат необычных польских духов – с инверсионным названием – не то «Может быть», не то «Быть может».

Наклоняясь к ушку избранницы, преодолевая грохот колонок усилителя, Веля представился:

– А меня зовут Велимиром.

– Как-как? Не расслышала,– смущаясь, отозвалась девушка.

– Велимиром, можно просто Велей,– повторил он. – А вас как?

– Анна, можно просто Аней, – в тон кавалеру ответила девушка. – Странное какое-то и редкое имя у вас.

– А ничего странного, мама так захотела. Может, слышали про такого поэта на Руси – Велимира Хлебникова?

– Да, проходили в институте и читала его стихи, только вот необычный он какой-то.

– Вот и я таков же! Видать – в него, – усмехнувшись, поддержал разговор партнёр.– Говорят, что уже одно имя как-то предопределяет судьбу его носителя и даже характер… А вы что, с Ленкой вместе учитесь?

– Да, – ответила Аня, – с Леной. И даже в одной группе. И живём… жили, в одной комнате общежития почти три года.

– А у меня ведь с Ленкой школьный роман был, – уже после третьего танцевального тура, улыбаясь, признался Анне Веля.

– Так это тебе она всё письма писала? – игриво спросила девушка, переходя на «ты».

– Не знаю, мне ли одному или ещё кому, но получал попервости…

– А ты что, до сих пор её ещё любишь?

– Не думаю, – сделавшись серьёзным, ответил Веля. – По крайней мере, ни ревности, ни зависти никакой не испытываю. Да мало ли что по молодости не случалось…

– Ой, – старик, «по молодости», – улыбнулась Аня. – Самому-то сколько теперь?

– Много, – уклончиво отозвался Веля.– Ещё год – и инженер с верхним образованием. Считай, сто двадцать рэ в кармане.

– Нам столько не обещают…

– А я и сейчас повышенный стипон получаю. А у вас сколько платят?

– Обычная – двадцать восемь рублей. Только у меня всё равно поболее твоей, пожалуй, выходит, – интригующе сказала девушка.

– Это как же так?

– А догадайся, раз и ты – такой неординарный. Нестандартный, – поправилась она.

Отстранив Аню от себя на вытянутую руку, Веля удивлённо посмотрел на неё:

– Хозстипендиатка, колхозница, что ли?

– Теплее, но всё ещё далеко, – отозвалась Аня.

– А, должно быть, ты где-нибудь подрабатываешь? Уборщицей или няней ночной в детсадике?

– Совсем холодно, – хохотнула Аня.

– Ну, не миллионеры же у тебя родители? Или тётя богатенькая за границей?

– Да нет же…– и сдалась, смущаясь: – Ленинскую стипендию получаю…

– Оп-па-на, – отреагировал Веля и, дурачась: – Тогда я – пас. Перехожу на «Вы».

– Что, напугала? А ещё недавно хвалился своей нестандартностью.

– Ну, что Вы… Наоборот. А мне, между прочим, – и аспирантуру даже предлагают после окончания института.

– И у нас такая перспектива имеется, – парировала девушка.– Собственные кадры, из своих же выпускников ректорат ковать намеревается. А у вас где аспирантура?

– Не понял.

– Ну, в каком городе?

– Как в каком? Здесь, в Старореченске. На своей же кафедре…

– А по нашим специальностям – в Москве и Ленинграде. И то – по целевым только местам.

– А парень-то у тебя есть? Или ты, может, уже замужем? ... Так, понятно. Будем считать, что ты – свободна,– резюмировал Велимир.

– Я этого не говорила.

– Но ведь и не отрицала… А мы – «пскопские», то бишь, старореченские…

И почему-то вопреки всему серьёзному так тепло и комфортно сделалось Велимиру с этой совсем малознакомой девушкой, что у него промелькнули даже бредовые мысли: «Вот на тебе-то я и женюсь – не будь я Велимиром Бортниковым!»

Весь оставшийся вечер Велимир старался оказываться рядом с Анной, потеснив даже свидетеля со стороны жениха и перебравшись за столом поближе к молодоженам. Он оживлённо рассказывал Анне о своём институте, о себе, своих родителях, строительных отрядах, в которых проработал уже три лета, о друзьях-товарищах. Взамен и Анна делилась эпизодами из своей жизни.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.