Журнал Огни Кузбасса
 

Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

-4-

Минут через пятьдесят в квартиру ввалился второй амбал. Один, без Славика.

– А чем это у вас тут так вкусненько пахнет?

– Пельмешками. Бортниковскими…

– Мне-то оставили?

– Бери в холодильнике, вари, сколько надо. Ну, и что там у вас? – как-то заученно произнёс Ворон.

– Оставили нашего Славика в больнице. Сотрясение мозга у него…

– Да-а-с, – протянул Ворон, подцепляя на вилку последний пельмень. – А Вы говорили: ни ушиба, ни царапинки. А тут – сотрясение мозга… И надолго?

– Нет, всего-то три дня там пролежит.

– Вот видите, Велимир Иванович. Вы нанесли урон нашему бизнесу. Дневной заработок Славика – знаете сколько? Нет? Вася, скажи дяде.

– Тысячу рублей, – выпалил второй амбал, которого Ворон назвал Васей.

– Сколько, сколько? – изумился Бортников. – Да столько и у меня за день не выходит… Чем же таким у вас занимается этот ценный кадр?

– Ну, это Ваши проблемы, – отозвался Ворон. – Вася, объясним дяде про компенсацию.

– Угу, – буркнул Вася.

– И чем же таким у вас занимается этот ценный кадр?

– Вот, другому бы не сказал, а Вам, Велимир Иванович, охотно. Напёрсточников на вокзалах приходилось встречать?

– Вон оно что! Стало быть, двойной кидала – этот ваш Славик. Тогда и верно, как не ценить такого спеца!? Куда уж нам со своими пельменями…

– Короче, дядя! Три тысячи гони – и мы тебя отпускаем, – оборвал его Вася.

– Ну, и ещё столько же в месяц, – добавил Ворон. – Как думаешь, Вася, потянет дядя такую сумму?

– Это теперь его проблемы.

– Зато Вы – под нашим крылом…

– Под крылом Ворона, что ли?

– Берите повыше, Велимир Иванович.

– Куда ж ещё выше?

– Ну, мы тут, сами понимаете…

– Навроде вышибал, – не дал договорить ему Бортников.

– А вот хамить, опять же, не советую.

– Да нет у меня при себе таких денег. Вся выручка – сотня рублей на сегодня, и ту я уже потратил, даже на курево не осталось.

– Опять это – уже Ваши проблемы… Звоните домой, друзьям, знакомым – кому хотите. Но, надеюсь, у Вас хватит благоразумия – не сообщать в милицию… Лучше потерять часть, чем всё, надеюсь, Вы это понимаете?

– Да, уж… Но нет у меня и дома сейчас этой даже суммы.

– Тик, тик, тик, тик, тик… – подмигнув Ворону, затикал Вася.

– Что это он? – недоумённо спросил Бортников.

– Счётчик включил. Думайте хорошенько, Велимир Иванович.

– Академик…, – цвиркнув фиксой, хохотнул Вася.

– Подумать мы Вам дадим. День-два, но не больше. Но и за сервис – особый счёт: еда, курево, телефон… Пожелаете выпить – пожалуйста…

– Может, девочек пожелаете? – добавил Вася. – Недорого. Мы Вам, как нашему клиенту, со скидкой…

– Какие девочки? – возмутился, было, Бортников.

– А какие понравятся. Взглянуть на портфолио не желаете? – ответил Ворон.

– Да идите вы…

– Полегче, полегче, Велимир Иванович. Ну, что, звонить куда будете?

– Не собираюсь я никуда звонить.

– Зря, зря Вы так, Велимир Иванович… Ну, что, Вася, придётся дяде апартаменты предоставить.

– Собирайся, дядя, поехали.

– Куда ещё?

– На кудыкину гору. Там увидишь, – обрезал Вася.

Бортникова вывели из квартиры, посадили в иномарку. Велимир Иванович тоскливо глянул на свой «москвичонок», зажатый со всех сторон. «Крякнули мои пельмени, – подумал он, – теперь-то уж точно никто их не примет у меня…».

Петляя по улочкам, подвезли к какому-то двухэтажному деревянному дому с резными наличниками и карнизом. По прочным ещё деревянным ступеням лестницы поднялись на второй этаж, зашли в квартиру с высокими потолками. «Явная коммуналка, – определил Бортников. – Снимают, должно быть, или выкупили, приватизировав». Тёмная прихожка, вроде коридора. По бокам – запертые двери в комнаты-кельи. Из одной, на кухню, мелькнула тень, похожая на Славика.

Велимира Ивановича завели в комнатёнку, квадратов на восемь. Обшарпанные, давно небелёные стены, одно зарешеченное окошко с махонькой форточкой. У стены – кровать с металлическими спинками – напомнившая Бортникову пятидесятые годы и проживание его с родителями в бараке. У окна – стол без скатерти, на нём – стакан, двухлитровая банка с водой и пепельница – хотя и пустая, но давно не мытая. Рядом со столом стул, такой же обшарпанный, что и стол с кроватью – явно оставшийся от прежних хозяев.

– Располагайтесь, Велимир Иванович, не стесняйтесь, – предложил Ворон. – Будьте, как дома.

– И не забывайте, что в гостях, – добавил, хохотнув, Вася.

– Сервис – на ваше усмотрение, как и договаривались.

– Так девочек будем заказывать, дядя? – спросил Вася.

– Какие ещё девочки? – возмутился Бортников.

– Ну, тогда – бывайте, Велимир Иванович. Как только что-нибудь надумаете – дайте нам знать.

– Чао, дядя, – деланно помахал ручкой Вася.

– Дайте тогда хоть жене позвонить, – произнёс пленник.

– Это можно. Но – без лишних слов: ни кто – мы, ни где – Вы…

По городскому телефону, что стоял на тумбочке в прихожке, Бортников дозвонился до Анны. Как мог, попытался успокоить её и объяснить, что срочно нужны деньги. Сослался на аварию и на то, что сбил человека…

– Сам-то хоть цел? – испуганно отозвалась Анна.

– Цел и даже невредим. Но пока не будет денег – меня не выпустят отсюда.

Анна пообещала что-нибудь придумать и дать ему знать.

Его заперли снаружи на замок – в душной и тесной каморке-карцере. В томительном ожидании и мозговой атаке провёл Велимир Иванович вечер, тревожную, почти бессонную, ночь. Трижды пытался дозвониться до знакомых и своих клиентов. Увы, нужной свободной суммой никто из них в данное время не располагал. Во время одного из звонков Бортников опять увидел промелькнувшего Славика, и это окончательно развеяло миф о сотрясении мозга у пострадавшего и его лечении в больнице. Наутро его осенило: «А если заложить свою машину в ломбарде?»

Он сообщил об этой идее своим пленителям. Через часок появился Ворон, уже без Васи.

– Едем в ближайший ломбард, заложу там свою машину…– предложил он Ворону.

Ближайший ломбард Старореченска оказался закрытым. И на дверях другого весело объявление о временном закрытии. Невезуха преследовала Бортникова. Третий ломбард тоже не принёс желаемого – в нём просто не брали под залог отечественную машину.

– Всё! Испытаем ещё один вариант, – предложил Велимир Иванович Ворону. – Едем в Зеленодольск. К приятелю. Проверим его ещё раз «на вшивость»…

– Надеюсь, не сбежите? – предостерёг Бортникова Ворон, оставшись в машине и выпустив из неё своего пленника.

Приятелем тем оказался Сысоев – бывший комсомолист и компаньон по молодёжным объединениям. Увидев у себя дома Бортникова, немного удивился. Ещё больше, когда тот попросил у него денег. Даже не поинтересовавшись поначалу, просто спросил:

– Сколько надо?

– Тысячи четыре, пока…

– Что значит: пока?

– Ну, в данный момент.

– Влип, что ли?

– Потом объясню. Деньги верну дней через десять.

– Ну, лады, – ответил бывший комсомолист.

Из квартиры Сысоева вышел Велимир Иванович повеселевшим. Передал Ворону всю требуемую наличку – четыре тысячи.

– Ну, теперь-то я свободен?

– Велимир Иванович, если Вы заметили, мы вас и прежде не очень-то держали. Как говорится, полюбовно… А Вы нам понравились. Понятливый. А у нас – всё по понятиям. Вот Вам моя визиточка. Так, на всякий случай, – цинично добавил Ворон.

В визитной карточке Ворона помимо фамилии, имени и отчества в витиеватой виньетке обозначалась должность владельца – оперативный менеджер. А ещё – название фирмы: «Охранное учреждение «Слива»

– «Слива»? – удивлённо протянул Велимир Иванович, глянув на Ворона. «Слива»? Да уж не тот ли самый Слива?

– А чему это Вы так удивились? Да – Слива! Сливин Семён Михайлович – наш шеф.

– Шеф? Скажите – пахан.

– Ну, зачем же так грубо? Велимир Иванович? Да – Слива, а мы у него в оперативниках значимся. Так что крышу мы Вам обеспечим, не сомневайтесь.

– Ничего себе – крыша!

– Фирма веников не вяжет. А, между прочим, деньги Ваши частично пойдут и на благотворительность.

– Вот даже как! И на какую же, если не секрет?

– Кому бы и утаил, а Вам скажу: Слива решил построить прямо на Крещихе православную церковь.

– Да-а? – удивился Бортников. – Грехи свои замаливать или братков отпевать на месте?

– Не дерзите, Велимир Иванович, Вам это не идёт. Я ведь Вам это конфиденциально сообщил.

– Вы даже и такие слова знаете?

– А Вы до сих пор ещё сомневаетесь во мне?

– Ну, что вы, уже нет.

– А строить храм будут, знаете по чьему проекту?

– Начинаю догадываться. Уж не по вашему ли?

– А что? Чем я хуже? Красный диплом архитектора – это Вам не простая бумажка.

– Надеюсь, не купленный?

– Опять обижаете, Велимир Иванович?

– Подождите-ка, – покидая машину Ворона поинтересовался Бортников: я где-то слыхал, будто бы Слива… Сливин собирается баллотироваться кандидатом в нашу городскую думу. Это так?

– И, надеюсь, станет таковым, – подтвердил Ворон. – А Вы даже и проголосуете за него.

– Господи, чудны дела твои, – произнёс Бортников.

– Не упоминайте имя господа своего всуе, – нравоучительно посоветовал Ворон.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.