Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

-3-

Два невостребованных дня от запланированной поездки Бортниковых в Иркутск несколько обескуражили старшего.

– Пап, а не махнуть ли нам на Байкал? – предложил Денис. – Ни разу ещё там не был. Рядом ведь совсем… Говорят: красота там неописуемая! Я уже интересовался: до Листвянки по Ангаре, на теплоходе, всего-то пару часов хода.

Сказано – сделано. Строптивая Ангара, без дождей, очистилась от мути. Мчалась на встречу со своим любимым Енисеем, круша и руша всё на своём пути; сердилась в буйстве, вынужденно усмиряя свой норов лишь на гигантских плотинах.

Миновав исток Ангары с Шаман-камнем посредине, десятками лодок и лодчонок рыбаков с ощетинившимися спиннингами, теплоход, взяв влево, вырулил на просторы Байкала. На северо-восток, покуда хватало взора, сплошная водная равнина, зажатая скалистыми берегами хребтов, поросших корявыми от ветров соснами да лиственницами. У иных деревьев все корни наружу повыбирались, гигантскими змеями переплелись по каменюкам, словно в сказовом царстве Берендея – с дремучими лешаками да пронырливыми кикиморами. Тугой ветер с юго-востока дыбил, вспенивал плоть священного моря.

Вопреки желанию Дениса тормознуться здесь и заняться осмотром лимнологического музея, Бортников-старший упорно настаивал на продолжении пути – в те самые Большие Коты, о которых им говорил Павел Уточкин.

Красота и байкальский простор вселяли в путников эфир восторгов. И сам воздух, настоянный на байкальской воде, хвойных лесах с низкорослыми пахучими багульниками, кустами черники и гонобобеля, пьянил пришельцев приятнее всякого заморского вина.

Разувшись и закатав джинсы до колен, Бортниковы осторожно ступали в студёную, чистейшую и прозрачную воду Байкала. Да ненадолго. Пригоршнями черпали и пили её, хрустальную, от которой, как от колодезной, начинало ломить зубы.

Прогулялись по посёлку, встречая местных прохожих. Мужика, о котором говорил Уточкин, в Котах не оказалось: подался в тайгу по какой-то надобности. Невольно приостановились около магазина-пекарни, от которого исходил невероятный запах свежепечёного хлеба. Купили пару буханок, горячих, похрустывающих. Разломили одну пополам – парок пошел, щекоча ноздри. И уплели тут же, за милую душу, запивая байкальской водичкой из полулитровых пластиковых бутылочек. Поинтересовались у местных: нельзя ли где место снять на ночь-другую, да чтобы с банькой на самом берегу.

– Могу вам такое предложить, коли понравится и в цене сговоримся, – улыбаясь, сказала одна чернявенькая молодайка, лет двадцати с небольшим, смахивающая своим обличием на широколицую метиску-буряточку.

И повела путников в другой край посёлка. Навстречу им попадались иностранцы, группками по три-пять человек: китайцы, японцы, корейцы, немцы – в тёмных очках, кепках и шляпах, цветастых рубахах и куртках-ветровках, коротких широких штанах, в сандалиях на босу ногу или в кроссовках на толстой и грубой подошве. Бортниковы будто оказались у себя в Зеленодольске, во время международного научного симпозиума, куда съезжались учёные мужи со всего мира. И у каждого иностранца, непринуждённо и восторженно-громко лопочущего на своём языке, в руках или на шее были цифровики – фотоаппараты или видеокамеры. Они постоянно останавливались, оживлённо группировались и фотографировались на фоне байкальских видов и достопримечательностей.

Домик молодайки, почерневший от ветров и времени, срубленный из сибирской лиственницы лет сто назад, оказался и в самом деле на краю посёлка. И банька – считай, на самом берегу, у заливчика-бухточки славного сибирского моря. Через пару часов Бортниковы уже сидели в парилке, наяривая себя распаренными берёзовыми вениками с полевой душицей, голышом выскакивали из предбанника и – бултых в воду. Вылетали из неё, словно ошпаренные, и опять в парилку. Тринадцать раз подверг себя этой процедуре вошедший в раж Велимир Иванович. Умаялись…

Обернувшись махровыми полотенцами, выданными молодайкой, сидели рядом с предбанником на лавочке, исходя паром и обсыхая, потягивали из горлышек тёмных бутылок вынутое из Байкала охлаждённое пенное пиво. Даже говорить было уже лень.

Женщина подошла, в годах, похожая на молодайку, что баньку спроворила и у себя приютила Бортниковых на постой. Глянула на чужаков внимательно, оценивающе. Матерью молодайки представилась. То да сё: мол, кто такие, зачем к ним и откуда? Посудачили. Хозяйке Бортниковы приглянулись.

– А вы про камедь, случайно, ничего не слыхали? – озадачил хозяйку Велимир Иванович, когда закончились расспросы.

– Как это – не слыхали? – оживилась женщина. – Очень даже слыхала. Ещё от деда своего, охотника. А, если хотите… – она сделала паузу, снова внимательно и оценивающе глянув на нежданных постояльцев, – могу вам даже посоветовать. Как раз сейчас у нас, в Котах, учёный один, профессор, отдыхает – Худорян Аслан Аркадьевич. Обходительный человек, интеллигентный, несмотря, что армянин. Он давно уже интересуется этой самой камедью. Правда, он её по научному как-то называет, не упомню сейчас…

– А не могли бы вы нас познакомить с ним?

– Почему нет? Вот приберусь по хозяйству, а вечерком к нему и отведу вас. Вы, я вижу, люди хорошие, не материтесь даже…

Армянин по происхождению и внешности, Аслан Аркадьевич Худорян, как выяснилось, и впрямь был профессором, доктором медицины. Уже многие годы он заведовал кафедрой фармакологии и преподавал в медицинской академии Иркутска. Байкалом Худорян заболел и бредил с самой первой встречи с ним и без него жить, казалось, не мог – точно так же, как истинный армянин не может отделить себя от горы Арарат или озера Севан. Оказался он весьма деликатным и гостеприимным человеком. Говорил почти без акцента, а когда Велимир Иванович представился и предложил за знакомство по пять капель коньяка «Московский», профессор выставил на столик, что стоял на верандочке, порезанный тонкими ломтиками сыр, сервелат, красные помидоры, зелень укропа и петрушки с кинзою.

– Так, говорите, интересуетесь камедью? А с какой целью позвольте узнать? Из простого любопытства или имеете на неё какие-то виды?

– Видите ли, Аслан Аркадьевич, во-первых, я – предприниматель, а во-вторых, мне и впрямь многое интересно. Убеждён, что ничто не бывает лишним, когда-нибудь где-нибудь да пригодится. Точно я ещё и сам себе не представляю, зачем мне нужна эта самая камедь, но уже интуитивно чувствую: именно она мне понадобится в ближайшее время. Меня всю жизнь будто кто подталкивает в нужном направлении, ведёт по жизни, – разоткровенничался Бортников-старший.

– Ну, коли так… Тогда начнём с того, что камедь – название простонародное, по научному она называется дигидрокверцетином.

И с присущим профессионализмом выдал Аслан Аркадьевич нежданным гостям своим почти академическую лекцию, правда, под крохотные, но довольно частые, порции доброго коньяка.

– Дигидрокверцетин относится к флавоноидам, получаемым из древесины лиственницы сибирской (Larix sibirica ledeb), либо из лиственницы даурской. Хотя, в принципе, можно получать его и из других деревьев и даже растений, но… Скажу вам: это уже будет не то, не то… Больше всего его накапливается именно в корнях лиственницы. Имеет дигидрокверцетин довольно сложную органическую формулу. . Выглядит он как мелкокристаллический порошок – от светло-желтого до желтого цвета, без запаха и слегка горьковатого вкуса.

Профессор приостановил свой рассказ, засуетился, извлёк из шкафчика несколько пластиковых непрозрачных баночек, открыл их, протянул Бортниковым. Предложил на кончике ножа попробовать на вкус.

– Эмпирически, ещё в девятнадцатом веке, а может и раньше, обратили внимание на то, что он обладает потрясающими фармакологическими свойствами, едва ли не панацея от всех болячек и многих болезней, особенно, если это связано с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

– Мне доводилось слышать, что помогает он и от женских болезней и даже повышает мужскую силу, – встрял в разговор Велимир Иванович.

– Вне всякого сомнения! – оживился профессор. – Признаюсь вам: сколько я уже изучаю его свойства, а до всего ещё так и не дошел. Так вот, прежде всего он оказывает антиоксидантное, ангиопротективное, регенерирующее, дезинтоксикационное и противоотёчное действия! Дигидрокверцетин интенсивно способствует капилляротерапии. А что это значит? Он способствует очищению и восстановлению всей кровеносной системы человека, от которой едва ли не половина всех заболеваний. Мало того, он замедляет процесс старения всего организма человека! Вот, посмотрите на меня. Как вы думаете, сколько мне лет?

Бортниковы переглянулись между собою.

– Лет пятьдесят пять – шестьдесят…

– Я же говорил! Прибавьте к ним ещё пятнадцать годков! А всё почему? Да потому, что я на себе проверяю его действия, уже более двадцати лет. И принимаю его регулярно! Кстати, убедитесь в этом и вы сами, на себе, уже завтра…

Профессор извлёк из загашников свою бутылку коньяка.

– Примете вот этого самого порошочка со спичечную головку, и на завтра – абсолютно никакого похмельного синдрома! Проверено! И неоднократно!

– Мне уже об этом как-то говорили, припомнил Велимир Иванович Уточкина.

– Но это так, к слову… Так, на чём мы остановились?

– На капилляротерапии, – подсказал Денис.

– Да. Капилляры, напомню вам из школьной биологии – мельчайшие кровеносные сосуды, пронизывающие все наши ткани и органы. Десятки тысяч капилляров доносят до каждой клетки организма кислород и все необходимые ей питательные вещества, удаляя при этом и продукты её жизнедеятельности. Так вот, именно на границе клетки и капилляра происходит обмен веществ. При нарушении капиллярного кровотока клетка голодает, испытывает жажду, задыхается от нехватки кислорода. А к чему это ведёт? Это ведёт к болезни клетки и даже её гибели. Всё! Нарушение в работе капилляров – есть основная причина любого патологического заболевания!

Что даёт нам дигидрокверцетин? Дополнительные средства защиты организма. Как флавоноид, дигидрокверцетин призван защищать здоровье капилляров и мембран клеток. А, стало быть, препятствует старению всего организма! Мало того, он восстанавливает микроциркуляцию крови, нормализует обмен веществ на клеточном уровне. Кстати, вы упоминали, Велимир Иванович, о мужской силе, а там ведь тоже всё связано с капиллярами. Множество пещеристых тел, заполняемых капиллярами. Нарушен капиллярный кровоток, ослаблен приток крови – вот вам и ослабленная эрекция. Мощнейшее антиоксидантное действие дигидрокверцетина во много раз превышает уровень витаминов А, С и особенно Е. Кроме того, он снижает уровень холестерина в крови, тромбообразование, уменьшает вязкость крови и способствует выводу из организма токсин и радионуклидов. Каково?! И ещё раз оговорюсь, до сих пор ещё до конца не исследованы все его положительные лечебные свойства.

Бортниковы, словно зачарованные зрители увлекательнейшего моноспектакля, восхищенно воспринимали слова вошедшего в раж профессора.

– А что вы скажете по поводу БАДов? – вдруг задал вопрос профессору Велимир Иванович.

Тот прервал свою лекцию, внимательно глянул на задавшего вопрос, плеснул в рюмки ещё коньяка:

– Смотрю на это весьма положительно, если эти БАДы не от шарлатанов и дельцов. Знаете, сейчас столько развелось всяких знахарей и экстрасенсов… Чего только не предлагают больным – лишь бы заработать себе на их здоровье. А больной, да если ещё и официальная медицина ему не помогает или совсем отказалась, готов хвататься за любую соломинку. Готов последнее отдать, лишь бы исцелиться…

– А нельзя ли использовать в качестве БАДов этот самый дигидрокверцетин?!

– Да вы, батенька, зрите в корень! – оживился профессор. – Я и сам уже давненько подумываю об этом. Правда, тут есть одно но… Дигидрокверцетин очень плохо растворяется и соединяется с основой и другими ингредиентами. Вот, если вам удастся соединить его с мазями, маслами, гелями, бальзамами…

– Я этим как раз и подумываю заняться… Понимаете, в последнее время я научился давить кедровое масло. Оно уже само по себе обладает множеством целебных свойств. А если его соединить с дигидрокверцетином? Как Вы считаете?

– Попробуйте, попробуйте. Правда, есть у врача ещё одно правило: не навреди пациенту. Дело в том, что не со всяким соединением один и тот же препарат возымеет свои положительные действия… Тут нельзя с кондачка, наскоком. Нужны клинические испытания… Но – экспериментировать надо. Я – за эксперименты, иначе наука дальше не продвинется, будем топтаться на месте… Дерзайте, Велимир Иванович! Дерзайте!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.