Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

-5-

Так и оказались Бортниковы, спустя год, снова в двухкомнатной квартире матери Велимира, в Старореченске. А вскоре и четвёртый жилец заявил о себе настойчивым плачем. К началу второго курса аспирантуры, вместо первой главы диссертации появился первенец Бортниковых, названный по имени одного из дедов Анны – Денисом

Возвращаться на свой завод «Старэлектротяжмаш» Велимиру не хотелось. И вовсе не потому, что его там не ждали или не приняли бы. Влекло его всегда нечто новое, неизведанное, необычное. А там… Турбины, электромашины, сборка, план…

Потолкавшись по отделам кадров многочисленных номерных и обычных предприятий Старореченска, Велимир собрал едва ли не коллекцию вакансий, из которых предстояло сделать единственно правильный выбор. Однако, его что-то всё останавливало. И как мастер-отрок из недавно виденного им фильма «Андрей Рублёв» метался в поисках нужной глины для отлива своего колокола, так и он интуитивно всё продолжал искать ту самую «глину», из которой мог бы лепить то своё, что отличало его ото всех других мастеров и подмастерьев.

– Ну, и чего ж ты, Велинька, всё мечешься? Чего тебе нужно, сынок? – беспокоилась мать. – Съезди в Зеленодольск, – может, там что подходящее сыщешь. А то – как тот цыган: всё ищешь да выбираешь свою лошадь…

Зеленодольск – считай, посёлок-спутник Старореченска, всего-то в каких-то десяти километрах от его окраин. Раскинулся в плодородной долине Реки. Строиться начал ещё в конце пятидесятых, когда по настоянию Никиты Хрущёва, правительство приняло решение вынести всю сельскохозяйственную академическую науку из Москвы на периферию, сочетая её с районированной практикой. И мудрецов учёных – туда же, как в ссылку, только в комфортабельную. Со всеми благами и удобствами. Выбрали Сибирь – край суровый, но перспективный, который, если верить пророчеству самого Михайлы Ломоносова, должен преумножать могущество Российское.

План застройки Зеленодольска разрабатывали уже сибирские архитекторы и проектировщики. Параллельно Реке, километрах в трёх, в долине, предлагали прямой и широкий Проспект. Вдоль него, по его правую сторону – разместить научно-исследовательские отраслевые сельскохозяйственные НИИ, соединив их все единой галереей на уровне второго-третьего этажей. В этом же комплексе планировалось построить Дом учёных, типографию и библиотеку.

По левую сторону от проспекта, ближе к Реке, – двумя замкнутыми кольцами, одно внутри другого, разместить компактно жилые многоэтажные корпуса, торговый центр, школы, садики и прочие культурно-бытовые учреждения, оставив при этом как можно больше первозданно-нетронутой природы.

Уже на самом въезде в Зеленодольск, справа, крайним кубообразным светло-серым зданием высилась четырёхэтажная библиотека. За ней –удаляющийся ряд прямоугольных десятиэтажных коробок, стоящих перпендикулярно Проспекту. На уровне второго этажа, все эти корпуса, словно стеклярусная нить из крупных бусин, пронизывала стеклобетонная галерея. Слева от Проспекта, будто муравьи, хаотично двигались люди возле куполообразных зданий торгового центра и Дворца культуры. И – дома, дома, дома… При этом – ощущался непривычный для Старореченска простор, чистейший воздух, отсутствие копоти над головой и городской грязи под ногами.

– Всё! – восхищённо решил для себя Велимир.– То – что надо!

Обойдя несколько НИИ, исконный горожанин Велимир Бортников остановился на институте механизации и интенсификации сельского хозяйства. Там, глянув на его дипломы, предложили должность мэнээса в экспериментальной лаборатории. А уже через месяц прикрепили его сразу к двум темам – госбюджетной и хоздоговорной. С окладом в 120 рублей. Но радовали ежемесячные, квартальные и годовые премии – порой, в несколько раз превышавшие оклад бюджетного работника на должности младшего научного сотрудника.

Год, что проработал Велимир Иванович в этом НИИ, пролетел незаметно. Однако начались расширения и реорганизации академических структур. И из НИИ механизации отпочковался ещё один – НИИ автоматизации машино-тракторных агрегатов, куда почти со всей лабораторией перевели и Велимира.

И какой же мэнээс без перспектив роста?! Хочешь – не хочешь, а диссертацию выдавай. Перехватив эстафету диссертанта у жены, определился Велимир и с темой, и с научным руководителем. Правда, без отрыва от производства – соискателем. А тему ему предложили интересную, универсально-прикладную, с выходом на реальные результаты: «Применение бегущей волны в сельскохозяйственном производстве». От теории электро-механических волн перекидывался мостик в практику уборки и переработки сельскохозяйственных полуфабрикатов.

Вот тут-то и пригодились ему знания, полученные в Москве – по теории научного эксперимента. Мало того, узнав о такой редкой специальности своего мэнээса, директор НИИ предложил Велимиру Ивановичу разработать курс лекционных и практических занятий для своих аспирантов и соискателей.

Потрудившись над старыми конспектами и обновив свои московские записи и наработанные программы, предоставил Веля такой курс на суд общественности. Провёл он его пилотажно для диссертантов своего НИИ, к концу которого стали заглядывать в аудиторию даже и остепенённые сэнээсы, а то и вовсе – завлабы. Молва быстро разнеслась по Зеленодольску. На одном из рабочих совещаний директоров НИИ кто-то выступил с предложением, чтобы подобный курс был прочитан и для всех заинтересованных лиц из других академических институтов. Следующий отредактированный цикл по теории научного эксперимента Велимир Иванович читал уже при переполненном зале слушателей, приходилось даже стулья дополнительные приносить из соседних лабораторий и кабинетов. А на третий раз ему уже предоставили для своих лекционных занятий один из залов Дома учёных.

Видя старание своего работника и его востребованность, похлопотал директор НИИ о внеочередном выделении Бортникову Велимиру Ивановичу отдельной жилплощади в Зеленодольске – комнаты в малосемейке. Наконец-то заполучили Бортниковы и свой законный угол, перебравшись сюда из старореченской квартиры матери Велимира, встав при этом в очередь и на расширение.

Причиной, ускорившей получение отдельной квартиры, послужило ещё одно немаловажное обстоятельство: ожидалось пополнение в семье. Получалось так, что Анна из одного декретного отпуска перманентно переправлялась в другой.

– Вот она, моя кандидатская, – шутила Анна, глядя на то, как радостный папаша ловко подбрасывал на руках к потолку смеющегося сына Дениску.

– А там – и докторская уже на выходе, – в тон жене, отвечал Велимир, намекая на округлившийся животик Анны.

Новые разработки настолько увлекали Велимира, что он частенько забывал и откладывал в сторону свою диссертацию. С жадностью проголодавшегося, хватался он то за одну идею, то за другую. Причём, чем сложнее и абсурднее считалась её реализация, тем больше куража и азарта появлялось в нём для её воплощения.

Авторские свидетельства на изобретения сыпались на Велимира, как почётные грамоты к юбилейным и праздничным датам. Полтора десятка таковых хранились у него уже в отдельной папке. А как-то с одним сэнээсом, поспорив, на ящик армянского пятизвёздочного коньяка, Велимир хлестанулся, что в течение полугода будет ежемесячно выдавать по одному запатентованному изобретению. И выиграл-таки пари, принося домой всякий раз к основному окладу ещё по полторы-две сотни за изобретательство.

Подрастали дети – Денис да Светочка, плавно переходя из детсада в школьные классы. Анна устроилась в крупнейшую научно-техническую библиотеку Старореченска заведующей сектором отдела обработки и комплектования литературы, ежедневно тратя на дорогу туда и обратно, с пересадками, почти по три часа. Велимир после блестящей защиты кандидатской диссертации перешел в ранг старшего научного сотрудника НИИ. Обзавелись подержанным «жигулёнком-копейкой», дважды побывали с женой за границей – в Польше да Болгарии, привозя оттуда на сэкономленные обменные деньги дефицитные магнитофоны-двухкассетники да дублёнки с косметикой. Двухкомнатная квартира в новом десятиэтажном доме Зеленодольска сменила комнату в малосемейке.

Всё катилось по широкой проторённой дороге на пути к светлому коммунистическому будущему, которое, как обещали руководители страны, не за горами. Правда, как-то незаметно исчез с фасадов зданий Старореченска и Зеленодольска лозунг: «Наше поколение будет жить при коммунизме!» А частую смену первых дряхлеюще-больных лиц Советского Союза остряки-анекдотчики называли «гонкой на лафетах».

Но это так, к слову…

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.