Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Шлюзы перестройки

Пошли мы туда – не зная куда.
Служили тому – не зная кому.
Построили то – неведомо что…

(Владимир Матвеев)

-1-

Эра «брежневского застоя», где, как убеждали политологи, всё громадилось незыблемым и непоколебимым, сменилась новой политической и экономической эпохой, именуемой «перестройкой» со своими, якобы, «ускорением» и «новым мышлением».

Место главного идеолога Генерального Пути маразматического старца Михаила Суслова занял моложавый, по-брежневски мохнобровый, розовощёкий и круглолицый Александр Яковлев.

Генеральному секретарю партии, а по сути – руководителю гигантской мега-страны Михаилу Горбачёву, вместо так любимых Брежневым висюлек в виде золотых звёзд Героя, советский люд тут же присвоил уникальные народные звания – Меченый и Главный Прораб Перестройки.

Как любил образно выражаться самодовольный Меченый в многочисленных телевизионных репортажах, «процесс пошёл». Пятилетка такого широко шагающего процесса, словно орды Батыя или Мамая, оставляла после себя следы разоров и опустошения во всём. Остатки загашников семидесятилетнего всеобщего продуктово-промышленного накопления: хлеб, масло, жиры, мясо, мыло, стиральный порошок, папиросы, чай, спички – стали распределяться среди челяди по многоцветным талонам. В многотысячных полупьяных и полуголодных живых очередях. И вовсе даже не бесплатно, как в пору военного коммунизма или сельскохозяйственных коммун. На полках магазинах красовались лишь маринованные зелёные помидоры в трёхлитровых стеклянных банках, блестящие резиновые калоши на красной байковой подкладке да одеколон «Шипр», который опасались пить даже самые отъявленные алкаши и забулдыги. За такой экономический прогресс Главный Прораб Перестройки получил ещё одну народную награду-признание – прозвище «Талон колбасный».

Кажется, перестраиваться дальше с таким ускорением уже было некуда. Голодно-колбасные и мыльные бунты подданной черни были совсем не за горами. Выплеснутое, словно из ведра воды на гладкий пол, новое мышление стало эпидемическими темпами растекаться среди простонародья и подмачивать пытливые умы верноподданных Главного Прораба Перестройки. А там, как на всякой гигантской стройке, нужны были свои мастера и бригадиры. Желательно из молодых. Тут-то и вспомнили про главный резерв партии и сознательный авангард молодёжи – комсомол.

Большие Умы, с подачи всё того же нового серого кардинала Александра Яковлева, устами Меченого, в качестве эксперимента, дозволили комсомолу заняться самостоятельным добыванием денег – путём создания молодёжных объединений из пытливых и находчивых, инициативных и предприимчивых молодых авантюристов. Но поскольку самые пытливые и находчивые в это время ещё грызли граниты вузовских наук, не обошли вниманием и тех, кому уже перевалило и за тридцатник и которые ещё долго хаживали бы в недорослях, пополняя категорию «молодёжь».

Местами таких экспериментов с «новым мышлением» и «ускоряющейся перестройкой» решено было избрать несколько крупных городов, куда попал и Старореченск – единственный за всем Каменным Поясом и до Тихого океана. А Зеленодольск-то – вот он, рядом, считай пригород Старореченска. Где же ещё и брать тех самых пытливых и находчивых, да ещё и молодых, как не в научно-исследовательских институтах, вроде того же Зеленодольска!?

К тому времени зеленодольцу Велимиру Ивановичу Бортникову перевалило уже за возраст Иисуса Христа, и дела комсомола его, мягко скажем, интересовали мало. Его защищенная кандидатская диссертация по применению бегущей волны в сельском хозяйстве, которое полностью развалилось, оказалась абсолютно ненужной. Правда, подайся он в вузовские преподы, учёная степень позволяла получить звание доцента и пожизненную ренту – в виде тридцатипроцентной добавки к окладу. Однако, занятия со слушателями из НИИ по теории научного эксперимента ему стали преизрядно наскучивать: одно и то же, одно и то же, как неизбежная и периодическая смена времён года. Да и явной тяги к популяризации накопленных кем-то знаний в виде учебных вузовских курсов у него не было.

Анну Степановну из заведующих отделом Старореченской научно-технической библиотеки перевели на должность директора академической библиотеки Зеленодольска. Как-то сама собою отодвинулась на задний план так и незавершенная её диссертация.

Как-то, в самом конце 1986 года, перед новогодним ажиотажем по поводу сервировки праздничного стола, за полчаса до окончания рабочего дня, в лабораторию, где работал Велимир, заглянул Семён Сысоев – секретарь объединённого межинститутского комитета ВЛКСМ. Приходилось, и не раз, видеться Велимиру с Семёном – то во дворе своего дома, то на волейбольной спортплощадке, то на праздничных мероприятиях, на которых Семён, как главный комсомолист Зеленодольска, всегда заседал в почётном Президиуме.

– Велимир Иванович, – поздоровавшись, начал Сысоев, – не могли бы вы зайти ко мне завтра, часиков в шесть, после работы?

– Зачем это я вам понадобился, – усмехаясь, ответил Велимир, – вроде из комсомольского возраста я уже давненько вышел.

– Есть интересное предложение, – интригующе произнёс комсомольский вожак.

– Ну, коли так – зайду. Часиков в шесть, говоришь? Лады.

На другой день Велимир направился, было, уже после работы с коллегами в пивбар, пропустить по паре кружек пива, как вспомнил о просьбе Сысоева.

– Ребята, я – пас.

– Чего так? – поинтересовались сослуживцы.

– Дело есть, – уклонился от ответа Велимир.

В Доме учёных, в кабинете с металлической гравированной табличкой на двери «Комитет ВЛКСМ», куда вошел Велимир, помимо Сысоева, разглядел он ещё незнакомых ему людей: лет тридцати-тридцати пяти женщину приятной внешности и двух мужчин.

– Велимир Иванович Бортников, – пожимая руку, представил его Сысоев своим посетителям. – Молодой учёный, кандидат технических наук. Одних авторских свидетельств у него – только штук пятнадцать.

– Девятнадцать, – поправил Семёна Велимир.

– А это – из старореченского обкома комсомола, – кивнул в сторону незнакомцев Семён. – Вот, просили подыскать кандидатуру для одного интересного начинания.

– Дело в чём, – начал темноволосый очкарик, – партия поручила комсомолу в качестве эксперимента создать в некоторых городах молодёжные объединения с целью, так сказать, ведения самостоятельной научно-творческой и производственной деятельности. Ну, и доверить самостоятельно финансовые дела.

– Та-ак, – многозначительно произнёс Велимир.

– Сучём? – скороговоркой произнёс очкарик вместо «суть в чём». – Всё это пока ещё настолько ново, что мало кто понимает, с чего начинать и что из этого получится.

– Интересно выходит, – улыбнулся Бортников.– Сами ещё не знаете – что это такое, а уже агитируете…

– Ну, кое-что похожее уже есть в соцстранах, – подключилась женщина, – В Болгарии, ГДР…

– Да, – поддержал её очкарик. – Если нужно – обещают даже организовать туда поездки по обмену опытом… Сучём? Нам надо подыскать несколько инициативных комсомольцев, которые бы взялись за это…

– Ребята, а вы не ошиблись в адресате? – возразил, улыбаясь, Велимир. – Ну, какой я комсомолец? Вы знаете, сколько мне уже лет?

– А, это не столь важно, – встрял в разговор, молчавший до этого, крепыш, по крутому лбу которого побежали к макушке две широкие залысины.– Нам тоже далеко не по семнадцать лет.

– Да, – поддержал его очкарик.– Присвоим вам почетный титул «Ветеран ВЛКСМ» – и будете опять у нас комсомольцем.

– Даже и комсомольский билет выдадим, членские взносы платить будете…

– Ну, спасибо, ну, успокоили. Особенно – членскими взносами. Что, мне деньги девать некуда больше?

– И об этом у нас речь пойдёт, – отозвался крепыш. – Вот, вы, к примеру, сколько получаете сейчас?

– Ну, двести пятьдесят– триста рублей. А когда премиальные или за авторские свидетельства с рацухами – и под пятьсот выходит.

– Пятьсот… – усмехнулся очкарик.– Что такое – пятьсот?

– Ну, не такие уж и малые деньги, – возразил Велимир.

– У нас будет возможность на порядок выше получать…

– Зарабатывать, – поправила женщина.

– Да, зарабатывать. И – получать, соответственно.

– И каким же образом? – поинтересовался Велимир.

– А вот об этом мы и собираемся толковать, – отозвался очкастый комсомолец. – Сучём? Создание сети обществ молодёжных научно-творческих объединений позволит получить статус юридического лица. А отсюда – и самостоятельность различных видов деятельности. Возможность самим заключать договоры с предприятиями и организациями на проведение исследований и разработок, создание каких-то фирм по сервису населения, ну, мало ли чего ещё…

– Короче, нам предоставляют такие возможности… Каких ещё не было до сего времени у комсомола.

– А главное – мы сможем самостоятельно распоряжаться заработанными деньгами, – поддержала Велиных агитаторов женщина с приятной внешностью.

– Ну, и что, вы сами не можете это организовать? – спросил Велимир, – я-то тут каким боком?

– Ну, что ты будешь делать! Мы ему про Фому, а он нам про Ерёму, – нервно отреагировал крепыш.

– Мы же вам русским языком толкуем: нам нужны инициативные люди, свежие силы, так сказать, которые смогли бы не только организовать, но и предложить что-то новое, оригинальное.

– Вот нам и порекомендовал Сысоев вас, – продолжила женщина.

– Можно подумать денька три? – почесав затылок, спросил Велимир. – Это ведь придётся свою работу бросать… С женой, опять же надо бы посоветоваться.

– Ну, на первых порах можно и совмещать, – отозвался очкарик, – а там – видно будет.

– Лады, – согласился Велимир. – Так, значит, дня через три?

– Давайте-ка лучше тогда уж после Нового года, – сказала женщина.

– А вот этот предварительный договор надо бы и скрепить, – отозвался Семён Сысоев, доставая из сейфа бутылку армянского коньяка и лимон с шоколадкой.

Разлили коричневатую жидкость по тонкостенным бокалам.

– Ну, за успех! – выпалил Семён, звонко чокаясь с собеседниками.

– За новые инициативы и мышление, – поддержал его комсомолец-очкарик.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.