Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

-2-

Сразу после Нового года встретиться не получилось – Сысоев куда-то запропастился. Договорились на восьмое января. Как и прежде, в кабинете Сысоева. Январские рождественские морозы изрисовали причудливым тропическим лесом стёкла кабинета комсомольского вожака, за которыми сгустилась вечерняя синева и уже желтели огни фонарей. Постучавшись, неторопливо вошел Велимир Иванович. Семён Сысоев, поёживаясь от холода, прохаживался в накинутом на плечи китайском светло-сером пуховике с откинутым назад дутым капюшоном.

Из посетителей на сей раз, как ни странно, оказался лишь один крепыш. И тоже в верхней одёжке – тёмном драповом зимнем пальто с небольшим коричневым воротником из норки. Такая же норковая шапка висела на крючке металлической вешалки, рядом с пыжиковой Сысоева. Поозиравшись, между шапками примостил Велимир Иванович и свою – из поношенной уже и выцветшей крашеной нутрии. В куртке на синтепоне, прошел он к столу, поздоровавшись с каждым по ручке.

– Кажется, в прошлый раз меня не представили, – укоризненно глянув на Сысоева, произнёс крепыш. – Николай Фёдорович Ковшов, – отрекомендовался он.– Можно просто – Николай.

Сысоев, молча, виновато глянул на Ковшова и Бортникова.

– Ну и мороз сегодня, – отвлеченно начал Ковшов. – В городе днём было сорок один градус.

– У нас утром – сорок четыре, – поддержал его Сысоев.

– Ладно, мороз – морозом, а дело – делом. Ну, так как, Велимир Иванович? Подумали над нашим предложением?

Бортников, словно девушка на помолвке, от прямого ответа уклонился.

Ковшов присел к столу, раскрыл свою кожаную папку, извлёк из неё какие-то бумаги, потом ещё несколько чистых листков. Из внутреннего кармана достал паркеровскую авторучку с золотым пером.

– Присаживайтесь поближе, – предложил он компаньонам.– Сысоев, у тебя тут курить-то можно?

– А, курите, – поозиравшись, махнул рукой комсомольский вожак, ставя на стол хрустальную пепельницу.

– Закуривайте, – предложил Ковшов Велимиру раскрытую пачку «Винстона».

Бортников, глянув на дефицитный импорт, буркнул:

– Благодарствую, у нас – свои, талонные, – достал из кармана куртки помятую пачку «Явы», чиркнул спичкой, поднеся пламя к сигарете Ковшова, прикурил сам, затянулся, расслабившись.

– А вот и кофе, – сыпанув по ложечке растворимого кофе из жестяной банки в фарфоровые чашки, произнёс Сысоев. Налил кипятку из никелированного электрочайника. Затем, свинтив золотистую пробку с бутылки «Белого аиста», добавил всем по граммульке.

– Ну, вот и чудненько, – сделав пару глотков горячего кофе с коньяком, произнёс Ковшов. И улыбнувшись, добавил: – Давайте теперь, как говорится, ближе к телу… Вот здесь – Постановления и рекомендации Политбюро ЦК партии – об экспериментальных молодёжных творческих объединениях. Это, так сказать, наш фундамент, наш щит.

Он взял ксерокопию в свои руки, поднёс к глазам, спотыкаясь, зачитал выдержки. Потом перешел к комментариям. И почти как очкарик, начал с риторического вопроса, сам же на него и отвечая:

– Суть в чём? Нам, то есть комсомолу в лице энтэтээмов, дают возможность самостоятельного предпринимательства.

– Так это же НЭП, – вклинился Велимир, – откат в прошлое, что ли?

– Ну, зачем же так? И не в прошлое, а в будущее. Перестройка экономики, новое мышление, так сказать… Надо развязать руки инициативным людям.

– Значит, задачи наши на первом этапе – чисто организационные. Во-первых, – нам следует зарегистрироваться, как юридическое лицо. Со своим уставом, программой, видами деятельности, ну, и так далее… Открыть в сбербанке самостоятельный счёт. Всё это мы, то есть обком комсомола, берём на себя. Ваша задача – подготовить первичные, так сказать, ячейки на местах – в НИИ, вузах, на предприятиях… И чтобы у каждой такой ячейки было своё дело, приносящее доход. Есть ведь в институтах и госзаказы, и хозтемы… Вот и давайте начинать со своих. Университет можно задействовать: геологов, археологов, этнографов – ездят ведь они в экспедиции, – вот и дать им самостоятельность в заключении договоров с Академией наук и своей администрацией…

– Николай Фёдорович, Вы сказали, что можно и вузы подключить? А не попробовать ли и мне со своей Альма-матер – электротехнического? Есть там у меня знакомые – молодые интересные ребята…

– Так я ж об этом и толкую… Действовать надо, действовать…

И забурлила в Зеленодольске со Старореченском кипучая деятельность молодых да пытливых под эгидой комсомола. К апрелю 1987 года объединения НТТМ оформились как юридическая организация – со своим уставом, программой, печатью и счётом в сбербанке. А до того пришлось изрядно побегать, пообивать пороги всяких контор и юридических консультаций, где на всё был заготовлен один универсальный ответ: «Не положено». Где в обход, где с тем самым Постановлением, но собрали организаторы объединения аж двадцать восемь подписей и печатей мыслимых и немыслимых разрешающих контор, управлений, отделов и просто чиновников.

Ковшов, Сысоев и Бортников трижды побывали в самой первопрестольной, мозоля глаза чиновникам от ЦК комсомола и живя в комфортабельных номерах гостиницы Высшей школы слушателей при ЦК ВЛКСМ. Перезнакомились с московскими собратьями по НТТМам, обменивались опытом, заключая с ними пари и даже вызывая на соревнование.

А для себя распределили ответственность так, по двум направлениям: комсомольцы решали хозяйственно-финансовые вопросы, Бортников – организационные – по формированию первичных ячеек на местах. Добились из Москвы первоначальных инвестиций на организацию ячеек НТТМ. Раскошелились москвичи, выделив в качестве уставного капитала двести тысяч рублей. По тем меркам на эти деньги можно было купить порядка тридцати новеньких «Жигулей» последних моделей.

Ячейки местных НТТМ стали расти, словно грибы в августовско-дождливую туманную пору. Едва ли не на каждом факультете вузов Старореченска и в НИИ Зеленодольска считалось престижным и модным заработать собственные деньги, создав своё деятельное молодёжное объединение.

Велимир Иванович Бортников едва успевал регистрировать НТТМы, ведя и пополняя свою картотеку, наподобие отдела кадров. Словно снежный комочек, пущенный с горки в оттепель, набирало свои объёмы и обороты новое молодёжное движение. За полтора года, к концу 1988, в картотеке Бортникова насчитывалось уже 1200 членов объединения. А на счету объединения числилось двадцать миллионов рублей!

Заматерел Велимир Иванович. С должностью сэнээса НИИ пришлось распрощаться, о чём он нисколько не жалел. Обзавёлся новеньким «москвичом» 41-й модели. Семья Бортниковых перебралась наконец-то из тесной двушки в трёхкомнатную квартиру всё того же Зеленодольска, хотя предлагали и в Старореченске. На смену нутриевой шапке появилась добротная бобровая, синтепоновая куртка сменилась дорогой лёгкой, но тёплой дублёнкой, естественно, полученной не по народным талонам. Кожаный импортный пиджак с такими же мягкими брюками приятно поскрипывали на Велимире Ивановиче. Отечественные сигареты «Ява» и «Прима» давно покинули карманы Бортникова, им на смену пришли мягкие и качественные «Пэл-мэл», «Кэмел», «Бонд», «Мальборо».

Кончилась при этом и та размеренная жизнь домоседа-семьянина Бортникова и его семьи. Случалось, появлялся он домой поздно вечером, когда дети уже спали, а жена тревожно поджидала его с давно остывшим ужином у телевизионного экрана, не в силах заставить себя заснуть. Частенько стал возвращаться Велимир Иванович и под изрядным хмельком. А то и вовсе – пропадал на день-другой, успев откуда-нибудь звякнуть жене, чтобы на ночь не ждала.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.