Журнал Огни Кузбасса
 

Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

O, TANNENBAUM, O, TANNENBAUM,
WIE GRUN SIE DEINE BLATTER…*

Прибыл к торгу гость богатый
С сибирской дальней стороны.

( Виктор Баянов)

Ой, ты, пихта, моя пихта –
Чудо дивное моё!

(Леонид Гержидович)

-1-

Однако повременим, господа-товарищи, с погребением НТТМов. Парочку эпизодов из недолгой их жизни и деятельности попробуем разместить на этих и последующих страницах нашего повествования. Не будь тех самых молодёжно-предпринимательсих объединений, не случилось бы в жизни бывшего учёного и преподавателя Велимира Ивановича Бортникова таких приключений. Кипуче-авантюрная натура Велимира Бортникова, требующая новизны и неординарности, искала даже подспудно свои реальные проявления. Заниматься просто челночеством – быть этаким Хароном-перевозчиком через советско-граничный Стикс – туда (и, к счастию, обратно) молодых и не очень сибирских туристов – ему было откровенно скучновато. Уже не один двухкассетный японский магнитофон привёз он из-за границы. Фирменные кроссовки, джинсы, дублёнки и кожаные куртки – всё это уже изрядно наскучило его предприимчивой натуре.

-----– *Ёлочка, ёлочка, как зелены твои листочки (из новогодней немецкой песенки).

Как-то привёз с собою оттуда новенький копировальный аппарат (на что он надеялся крайне мало), но получилось, подоспела очередь и первому персональному компьютеру системы IBM. Повезло: проскочил и здесь.

Бортников, будто отчаюга офицер ещё той, царской, армии – времён мировых и гражданских войн, когда жизнь не стоила и гривенника, в демоническом азарте и с привычным «авось», нажимал спусковой крючок револьвера, играя в русскую рулетку. И таким рулеточным револьвером для нашего Велимира Ивановича сейчас являлась таможенно-пограничная служба: пропустит или нет, попадётся он или проскочит? И риск здесь был не менее, чем пятьдесят на пятьдесят. Очень запросто могло случиться такое, что любой рейс туда, а особенно обратно для нашего Харона-перевозчика окажется последним. А сам он, будто декабрист, посягнувший на незыблемость законов, преспокойненько мог оказаться где-нибудь в Забайкалье или в совсем недалёком от Зеленодольска каком-нибудь Мариинске. За колючим забором.

Ан, нет, фортуна пока была на его стороне.

Однажды, будучи в заморской Дании, попал он как-то совершенно случайно на незапланированную экскурсию. И куда бы вы думали? На лесопитомник – будто там, за границей, нашим туристам уже и посмотреть больше нечего. Тем не менее, бывшему научному сотруднику НИИ агропрофиля Велимиру Бортникову это показалось даже интересным.

Ровненькими делянами-квадратами, почти как на опытном поле Зеленодольска, ежилась и щетинилась, едва пробившаяся из-под земли зелень. Другие деляны выглядели побогаче, напоминали они сибирские поля с озимыми посевами, с которых только что сошли весенние снега. На третьих – уже явно угадывались лесонасаждения из молоденьких деревцев – таких знакомых с детства – пахнущих ещё смоляным неповторимым ароматом новогодних елочек, только что принесённых в квартиру с мороза.

Из потока иностранных слов Велимир Иванович улавливал часто повторяющееся, восторженное – abies. И в сочетании с этим abies ему слышались: не то hill, не то mill, а то и вовсе какое-то normannina. Проскальзывало, правда, и нечто знакомое и близкое – abies sibirica.

И уже вслед за этими латинскими abiesами моложавый высокий блондин в джинсовом костюме, гид-переводчик растолмачивал: дескать, здесь находится лесопитомник для выращивания пихт.

«Ага, – доходило до сообразительного Бортникова, – так это загадочное abies – выходит, не что иное, как пихта. Только-то и всего? Что значит, однако, Европа! Не растёт в тайге, так вырастим в питомнике! Не то, что мы – всего навалом! Научились, правда, лишь пока только брать от природы, а по большому – губить её». Вслух же поинтересовался:

– Скажите, а для чего вам столько пихт? Для озеленения городов?

– О, нет, – переводил толмач. – Эти пихты выращивают, в основном, на рождественские ёлочки. А под самое Рождество их срубают и реализуют через системы маркетов.

– И сколько же они у вас тут растут?

– Пять, семь лет… Но это – лишь дочернее предприятие по выращиванию пихт. Головная фирма находится в Германии…

И почему-то в памяти Велимира, откуда-то из дальнего закутка всплыла почти позабытая песенка, что они разучивали хором в пятом классе на уроках такого ненавистного ему тогда ещё немецкого языка:

O, Tannenbaum, о, Tannenbaum, wie grun Sie deine Blatter!

Вслед за монологами лесовода, из которых Велимир улавливал лишь всё те же abies normannina, Россия и Грузия, переводчик пояснял:

– А ведь семена для выращивания всех этих пихтовых деревцев завозятся сюда из Советского Союза. Точнее, из России или Грузии.

– Из Грузии? – усмехнувшись, переспросил Велимир Иванович. – Да у нас, в Сибири, этой пихты по тайге…

Толмач перевёл реплику датчанину. Тот залопотал на своём в ответ, явно что-то возражая задававшему вопрос.

– Нет, говорит. Пихта сибирская не годится.

– Это почему же? Да мы давно уже ставим в новый год пихты вместо ёлок. И ничего! Чем же это они хуже этих?

– У нас так принято: выращивать на рождественские деревца только пихту этого вида. Abies normannina… Как это по-русски? А-а, вот – пихта кавказская! Это особый вид. Пихта кавказская – гораздо пышнее остальных, товарнее, что ли. Да и технология выращивания именно этого вида уже отработана. Она и растёт быстрее, и красивее – мохнатее, что ли, пушистее, – с трудом подбирал переводчик нужные слова.

– А ещё… хозяин этого питомника жалуется, на то, что русские в последнее время стали очень нерегулярно поставлять сюда семена этой пихты. К тому же, – переводчик опять замялся, – семена не очень качественные… Как это? Некалиброванные, кажется. С плохой всхожестью. Слишком долго они где-то там у вас хранятся, с нарушениями условий…

«Ну, это нам знакомо, – усмехнулся про себя Бортников. – Наши общероссийские, совковые пофигизм и безалаберность. Ничьё – оно и есть ничьё… И никому-то до этого дела нет.»

– А поставляются семена как сюда? Напрямую из Союза?

– О, нет. Есть свои дилеры.

Бортников услыхал непонятное новое слово – «дилеры».

– А кто это такие, дилеры?

– Ну, как это? По вашему, вроде как купцы. Нет… точнее – посредники, торговые представители, что ли…

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.