Журнал Огни Кузбасса
 

Велимир (роман, журнальный вариант)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

-2-

Запал в душу Велимира Ивановича тот разговор с лесоводом из Дании о поставках наших пихтовых семян за границу. Иностранное слово «дилер» магически-парольно колотилось в его мозгах, словно курёнок, просящийся наружу, проклёвывая яичную скорлупу.

«А почему бы и не попробовать? Та-ак, сколько же, они говорили, стоит килограмм семян? Кажется, называл цифру пятнадцать? Нет, шестнадцать долларов за килограмм семян. А поставки, потребность в семенах? Квоты какие? Помнится, о каких-то 8 тоннах речь шла. Или что-то другое? Нет, именно 8 тонн. Но эта цифра, вроде как – квота на всю Европу. Так, сколько же будет стоить одна тонна семян? Тонна – это же тысяча килограммов. Множим, пусть не на пятнадцать, на десять. Получается – порядка десяти тысяч долларов за одну тонну! Так это же – долларов?! Не так уж и плохо! Да на эту сумму за границей можно накупить товара… Стоп, стоп. Ну, допустим, из этих десяти тысяч половина, не меньше, уйдёт на заготовителей, налоги всякие, таможенную пошлину. Останется пять тысяч, ну, пусть даже три тысячи. Но это – ведь лишь с одной тонны. А если – три, пять тонн поставлять им через нас? Или даже все восемь?!»

Кажется, сидевший до поры до времени цыплёнок, проклюнул-таки скорлупу, дохнул свежего воздуха. Наружу, скорее из этого плена! На свободу!

«Значит, Грузия! – размышлял Велимир Иванович. – А почему бы и нет? Разве Грузия – это не советская республика? Что, там другие люди или уже другое государство? Те же министерства. Те же чиновники, что и у нас. К тому же, ходят слухи, с ними проще договориться, чем с нашими…»

Прибыв домой, заказал Велимир Иванович своей Анне сделать в академической библиотеке подборку литературы по пихте и выращиванию её в искусственных условиях. О пихте вообще, и о пихте кавказской – в частности.

Выяснилось, что Abies normannina Spach или пихта кавказская – особый вид хвойных деревьев – из порядка шишконосных, семейства сосновых. Произрастает в Грузии, в том числе и в республиках северного Кавказа Краснодарского края.

Особенностью пихты кавказской является не только древесина, но и впрямь уникальная структура хвойной кроны. Она пышнее, чем у пихты сибирской, и более загущена. И шишки этого вида пихты приближаются по своей форме и даже размерам едва ли не к шишкам привычного сибирского кедра. Мало того, её семена – на порядок крупнее, чем у пихты обыкновенной. Шишки пихты кавказской вызревают в сентябре-октябре. Но…

Вот это-то «но» и зацепило Велимира Ивановича более всего. Дело в том, что по нашим законам запрещалась всякая продажа семян этой пихты куда-либо за границу. «Тогда как они туда попадают? Получается, в обход законов? Если в обход, то как? Думай, Бортников, думай. Ведь как-то же эти самые дилеры переправляют семена пихты кавказской за границу? И немало… Это ведь не мешок-другой надо переправить… Стоп! А что, если декларировать их не как пихту кавказскую, а как семена пихты сибирской?! Да ведь это же – идея! А на семена пихты сибирской никаких запретов не существует».

В самом конце августа, когда стала спадать жара и загустились по утрам туманы, скатываясь ранними утрами крупными каплями с крыш домов Зеленодольска, оформил Велимир Иванович командировку в Грузию, в Тбилиси.

Тбилиси встретил Бортникова своими контрастами: потемневшими от времени строениями старого каменного Тифлиса, с его узенькими и кривыми улочками, и безликими домами-коробками из стекла и бетона – точно такими же, как в Зеленодольске или Старореченске. И те, и другие, раскалялись на сорокаградусной жаре, дышали на Бортникова зноем, будто он опять попал на главный проспект своего родного города в июльский полдень.

Отыскав министерство лесного хозяйства Грузинской ССР, куда ему была выписана командировка, показав свои документы, преодолел он проходную. По широкой мраморной лестнице, в ковровых дорожках, поднялся Велимир Иванович этажом выше, отыскал дверь с табличной «Приёмная», постучавшись, вошел.

Горбоносая брюнетка, лет тридцати, одетая в строгий тёмный костюм, сидела за столом, с двумя разноцветными телефонами, пишущей электрической машинкой «Ятрань» и кипой каких-то бумаг.

Велимир Иванович вежливо поздоровался. Немного замялся, не зная, с чего начать.

– Извините, – начал он. – Я – Бортников Велимир Иванович. У меня вот какое дело. Я – из Сибири. Простите, то есть, представитель ЦК комсомола. Может быть, вы слышали что-нибудь о молодёжных научно-творческих объединениях?

– А Вы, собственно, к кому? И по какому вопросу?

– Вот я и говорю: молодёжные объединения, в рамках комсомола страны… Занимаются у нас не только наукой и творчеством, но и предпринимательской деятельностью.

– Та-ак. А мы-то тут при чём? – протянула брюнетка, поправляя причёску рукой и поглядывая на пухлый портфель Бортникова. – К нам-то с какими целями? Откуда, Вы говорите, прибыли? Из Сибири?

– Да, из Старореченска. Понимаете, у вас, в Грузии, – Бортников, решив подольстить, поправился: – Точнее, только у вас, в Грузии растёт кавказская пихта. Так вот, наше молодёжное объединение хотело бы закупить у вас небольшую партию семян этой самой пихты.

-Так, уже понятнее, – кивнула дама. – Значит, купить? И с какой целью?

– Простите, вас как зовут? – сделал дипломатический ход Бортников.

– Нона Илларионовна, – ответила дамочка. – Можно просто – Нона.

– Дело в том, Нона Илларионовна, – сделал ход конём Велимир Иванович, раскрывая свой портфель и доставая оттуда коробку шоколадных конфет. – Это вам. Наши, сибирские, позвольте? Дело в том, Нона, что у нас в Сибири есть научный центр по сельскому и лесному хозяйству – Зеленодольск. Так вот, мы хотели бы в опытном порядке заняться районированием этого вида пихты у нас в Сибири. Не посоветуете мне, к кому бы обратиться по этому вопросу?

– А, пожалуй, к заместителю министра, Шалве Арсеновичу Бокия. Только его сейчас нет в министерстве.

– А когда будет? – разочарованно произнёс Бортников.

– Да вы не расстраивайтесь. Давайте-ка, я Вас запишу к нему на приём на завтра. Часиков так на десять утра. Устроит?

– Да, вполне, – расплылся в улыбке Велимир Иванович.

– А сегодня – походите, посмотрите наш город. Вам приходилось у нас бывать раньше?

– Нет, – признался он. – Знаете, и многое мне уже здесь нравится. Столько необычного, совсем не так, как у нас, в Сибири…

– Ну, ещё бы… Кстати, вы уже где-нибудь устроились?

– Да нигде пока, – замялся Бортников. – Может быть, Вы, Нона, подскажете…

Он вновь открыл свой портфель, извлекая оттуда полиэтиленовую упаковку с кедровыми орехами.

– А, знаете… Есть тут у нас одна гостиница, ведомственная – Ботанического сада. Давайте-ка, я напишу записочку администратору. Попробуйте, может, там местечко и найдётся для Вас.

– Премного буду Вам обязан, – расплылся в улыбке Велимир Иванович, передавая даме пакет с орехами. – Тогда, до завтра, Нона Илларионовна…

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.