Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Зиму пережить (повесть)

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

Содержание материала

8

Кто повинен?

В самом деле, если рассудить: откуда он подвернулся, этот мастер печных дел, сельский умелец, стройбат Василий?

Неужто с него, а вернее, со злосчастной печки и потянулась нить, приведшая семью Баздыревых к тому непоправимому, которое случилось на исходе второй, самой тяжкой военной зимы.

Хотя при чём здесь Василий, взявшийся в урывочные часы увольнительных перебрать дымившую безбожно печь. Небескорыстно, конечно, — за тарелку супа перед работой и котелок картошки с собой в казарму. Тогда уж лучше начинать с самого Баздырева, ушедшего на фронт и по причине этой не успевшего починить в доме печь. Но и он повинен разве лишь в том, что не сумел предвидеть такую гадючую штуку, как война.

Да и вообще — кто повинен во всём том, что случилось за бесконечные четыре военных года в доме, отстоявшем от линии фронта за тысячи километров?

Кто повинен в том, что сестра Баздырева, грузная тётя Каля, собирая весной сорок третьего мороженую картошку на полях горных отводов, провалилась в шахтную выработку, повредила позвоночник и осталась инвалидом, прикованным на всю жизнь к койке.

А пенсионер Иван Анисимыч, ушедший работать автогенщиком на скрапной склад Кузнецкого комбината, при разрезании танковой брони подорвался на оказавшемся там снаряде.

А моя сестра Тоня, симпатичная, красивая, это признавали все—любимый которой не вернулся с войны, замуж так и не вышла, хотя в женихах недостатка не было, родила себе в тридцать лет ребёночка, назвала именем любимого, вырастила — и теперь, опять одинокая, доживает на свою крохотную пенсию телеграфистки.

А сосед из третьей квартиры Громов, провоевавший войну в разведке — вся грудь в медалях, — в августе сорок пятого, едва возвратясь домой, в первую же ночь в нервном срыве застрелился из трофейного пистолета.

Печку вновь сложил дед Иван Анисимыч — проговорился как-то, что давно, ещё в молодости, помогал знакомому печнику. Тётя Галя вцепилась в него мёртвой хваткой, и он с большими сомнениями согласился. Но согласился больше оттого, что на дворе уже гулял стылый октябрь, сыпала крупа, и он видел: семья натурально замерзает.

Иван Анисимыч надеялся: может, кое-что из навыков и сохранилось, попробую. Но, оказывается, сохранилось мало, почти ничего, выглядеть печь стала грубо, неказисто, однако, когда тётя Галя растопила её, огонь сразу схватился, загудел, съедая растопочные дрова. Все радовались.

Позже выяснилось: горит печь что надо, не дымит, а вот греет ни к чёрту. Жар не держался, сильная тяга всё высасывала в трубу. Лишь чугунная плита да кружки на ней ещё как-то нагревались, а вот кирпич на боках и стенка в комнату так и стояли чуть тёплыми, даже если сжигалось целое ведро угля.

Что-то не так сделал бедный, старательный Иван Анисимыч — то ли дыру дымохода оставил больше, чем нужно, то ли вообще забыл выложить какое-то регулирующее тягу колено.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.