Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Салим (приключенческая повесть-притча)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Глава 24. Они вернулись!

И вот однажды после полудня на горизонте показался парус.

Лодка – а это была лодка – держала курс прямо на остров.

Первым заметил ее Фатх, он ловил кефаль у края рифа. Завопив так, что Перо уронил с плота камень, сборщик налогов суматошно выбрал из воды снасти и быстро погреб к острову. Салим и Перо тоже бросили работу.

Салим, чьи глаза были отменно зоркими, еще издали узнал парус Хью. И вот

уже можно разглядеть и самого Хью, и Сану.

А Фатх, похоже, впал в безумие. Выставив вперед бороденку, он орал одно и

тоже:

– Я всегда говорил, что вы вернетесь! Я всегда говорил, что вы вернетесь!

Тукар заливался лаем и путался под ногами.

Наконец лодка миновала проход в рифе и торжественно подошла к острову. По осевшим в воду бортам видно было, что нагружена она изрядно.

– Эй, лежебоки! – кричал Хью. – Я вижу, вы тут без нас ничего не делали!

Сана махала рукой, а с борта доносилось отчаянное кудахтанье кур – куры услышали лай Тукара и всполошились.

Вбежав в воду, островитяне ухватились за нос лодки и потащили ее к берегу. Все радовались тому, что живы и что вновь видят друг друга.

– Фатх, а Фатх! – подначивал Хью, спрыгнув на сушу. – Где твои жирные бока? Куда ты их спрятал?

– Много будешь знать – зубы выпадут, – отвечал Фатх, выдернув из-под циновки и засунув в рот здоровенный банан вместе с кожурой, – ты лучше скажи: где вас так долго носило? Вы ж по дороге половину вяленых тунцов, наверно, съели!

– Больше половины! – подтверждал Хью.

– Ты посмотри на Тукара, Сана, – говорил Салим, – он прямо сам не свой от радости!

– Только он? – смеялась Сана.

– А Хороший мальчик, значит, остался на берегу? – вспомнил про третьего путешественника Перо.

– Как бы не так! – донеслось с лодки, и из-за мешков и ящиков выскочил он сам. Ему уже надоело прятаться, и он только ждал случая, чтобы выбраться наружу. Новый взрыв ликования.

– Ах ты, негодный мальчишка! – кричал Фатх. – Как я по тебе соскучился!

– А ведь мы тебе, Салим, особый подарок привезли, – сказал Хью, когда все немного угомонились.

– Что за подарок?

Хью подмигнул и полез в лодку, в отгороженный закуток под навесом.

Неописуемо было общее изумление, когда он выбрался оттуда... вместе с разбойником Ахметом.

– Вот уж подарок так подарок! – присвистнул Салим. – Зачем он мне?

– Не видишь? Бороду брить пора!

Маленький Ахмет и впрямь зарос черной бородой, он зло посверкивал глазками и сердито сопел. Руки его были схвачены веревкой.

– Это для порядка, – пояснил Хью.

Боязливо поглядывая на гордого старикашку, Фатх спросил:

– А заминдара вы, случайно, не привезли?...

Затем все вместе принялись разгружать лодку.

Чего тут только не оказалось! Две плетеные клетки с курами и петухами, коих насчитывалось ровно двадцать штук, мешки с рисом, кокосовые орехи, плоды хлебного дерева, бананы, апельсины, мешочки со всякими сушеными травками, мешочки с семенами, два пузатых бочонка с соленой свининой, новые сети, несколько десятков циновок, мотыги, ножи, кухонная утварь… Оставалось только диву даваться, где это все могло поместиться в лодке.

– А здесь что такое? – спросил Салим, обнаружив внизу большие корзины.

– Попробуй, определи!

В корзинах оказалась земля. Самая обыкновенная земля, про которую уж и забыли, как она выглядит.

Пока мужчины разгружали лодку – Сана хлопотала у очага.

А Фатх сидел на бережке и, смеясь от восторга, играл мелкими монетами, подаренными Хью – он уже успел отвыкнуть от вида денег. Возле него горкой валялась банановая кожура.

Нечего и говорить, с каким нетерпением все ждали ужина.

Сана чистила и крошила овощи. Весело пел огонь в очаге. Из-под крышки котла валил пар. В самом котле аппетитно булькало. Тукар, почуявший невероятный, давно забытый запах мяса, беспрерывно лаял и чуть ли не лез в огонь. Выпросив, наконец, вожделенную косточку, он отнес ее в дальний угол острова, отвернулся от всех и затих, млея от счастья.

И вот настал момент, и каждый получил дымящуюся миску, в которой среди густого варева из овощей и риса плавал большой кусок мяса. Все торжественно уселись в кружок. Ахмета освободили от веревки, тоже вручили порцию, но устроился он отдельно, на берегу. Фатх жмурился и сиял, по его щекам текли счастливые слезы. Вкусно ел Фатх. Потрясающе вкусно! Он вздыхал, причмокивал, охал, бормотал какие-то слова, и ревнивый Хью даже начал прислушиваться: уж не заклинания ли он творит? Уж не переманивает ли к себе хитрый сборщик налогов весь аромат из миски Хью? А то у самого Хью почему-то не возникает таких восторгов.

– А тебе, старик, не надо было мяса давать, – заявил ему Фатх. – Ты только с берега вернулся и нечего на тебя продукты тратить!

Хью поперхнулся. Но все закричали, что так нельзя, что праздник есть праздник, и что Фатх от обилия пищи с ума сошел. И даже Тукар из своего угла подал голос. Но Фатх и не спорил. Самое главное – Сана щедро подливала добавки.

После горячего каждый получил по два сырых куриных яйца, а уж затем настала очередь чая из душистых, придающих сил травок – их, как никто, умела заваривать Сана.

И тут уж все, конечно, блаженно откинулись на новеньких циновках, давая работу изумленным желудкам, а Перо произнес:

– Теперь осталось послушать рассказ о вашем путешествии.

– Да, да, – поддержал сытый и разомлевший Фатх, – очень желательно послушать!

– Что ж, можно и рассказать, – согласился Хью. – Повидали мы всякого немало.

 

Рассказ Хью

Наше путешествие началось спокойно, и ветер сопутствовал нам. Мы плыли к берегу большой земли, ориентируясь днем по солнцу, ночью по звездам. Но на третий день злые духи сильно прогневались, и налетел страшный ураган. Лодку швыряло вверх и вниз как скорлупку кокосового ореха. Одна волна накрыла нас полностью, а когда она скатилась, я увидел, что в лодке осталось совсем мало рыбы – все запасы унесло в море. Мы сами едва не утонули, пришлось без передышки вычерпывать воду. Тогда я встал на нос лодки и прокричал злым духам страшное заклинание. После этого ураган, конечно, стал сразу стихать. («Отец, – вмешалась Сана, – ураган стих только наутро, когда ты уже позабыл про все свои заклинания.» – «Не перебивай, когда я говорю!» – вспылил Хью.) И до самого берега погода нас больше не тревожила. Во время всего пути Хороший мальчик был такой послушный, что ни скажешь – все делает, но, как только показалась земля, начал задираться и говорить, что оставшейся в лодке рыбы хватит лишь на новые бамбуковые трубки для моих ушей. Он настолько разозлил меня, что я сказал: о деньгах нам переживать нечего – ведь я сразу отведу его к работорговцу, и тот отсыплет мне за несносного болтуна целую горсть монет. После этого Хороший мальчик тут же угомонился.

Мы приплыли в большой город Каньякумари, и не успела лодка пристать к берегу, как этот мальчишка выпрыгнул на камни, изобразил кривляющуюся обезьяну и исчез.

Собрав уцелевшую рыбу, я отправился на рынок продавать ее. Но денег выручил мало, закупить на них все необходимое – нечего было и думать. Мы сняли лачугу у одного оборванца, и я взялся перевозить с кораблей на берег товары купцов. Так, понемногу, деньги начали появляться.

Толкаясь по лавкам, я выбирал лучшие инструменты, продукты и семена. Фрукты и плоды покупали в последнюю очередь и зеленые, чтобы они дозревали на обратном пути.

В ночь перед отплытием я неожиданно проснулся. Мне послышался шорох в

соседней комнате. А там лежали все наши припасы. Кинулся туда и наткнулся на двух или трех маленьких воришек, они проникли через окно. Одного я успел поймать, остальные убежали.

Я чуть, как рыба, не онемел, когда разглядел пойманного.

Это был Хороший мальчик!

И тогда я сказал: я не держу тебя, ты свободен.

А он ответил: хочу отправиться с вами на остров.

На другой день мы купили на рынке кур, все припасы перенесли в лодку и только-только собрались отчалить, как откуда ни возьмись – твой чернобородый дружок, Салим! Он прыгнул в лодку и закричал на Хорошего мальчика: «Ага! Я узнал тебя, чертенок! Вот вы все и попались!» Клянусь, я бы не сделал ему ничего плохого, если бы он не схватил за руку Сану. А когда схватил – рядом лежал кокосовый орех, и я орехом легонько... по голове. Только вот – орех раскололся.

Мы покинули город, а на другой день этот разбойник очнулся, начал хныкать и уверять, что во всем будет слушаться меня.

Сана пожалела его и стала чистить апельсины. А он восемь сожрал («Два!» – закричал Ахмет), а он восемь сожрал, а на девятом выхватил у нее нож и заявил, что если мы не повернем к берегу – он ее зарежет. У него оказалась нехорошая привычка – приставать к моей дочери. Тут под руку опять подвернулся кокосовый орех, я легонько стукнул этого обманщика.

– Орех раскололся? – спросил Фатх.

– Конечно. И после этого я решил подержать его немножко связанным, иначе никаких орехов не напасешься. На обратном пути нам попалась огромная черепаха – в мой рост! Я раньше никогда не видел таких. Но мы ее не стали трогать.

Вот и все.

– История занимательная, – сказал Перо, – но, похоже, у Хорошего мальчика приключений было ничуть не меньше. Не так ли?

– Это уж точно, – сразу согласился тот. – У меня было еще хлеще.

– Нет-нет, – запротестовал Фатх. – На сегодня хватит, а то завтра и слушать нечего будет.

В эту ночь звезды – в последние дни бездушные и холодные – сияли совсем по-другому. И даже Фатх, засыпая, улыбался им.

 

Глава 25. Пострадавшие от обжорства

На следующее утро Фатх корчился от боли. Он стонал, скулил и таращил глаза. Рядом, за компанию, подвывал Тукар.

– Не надо было жадничать! – ворчал Хью. – Говорил тебе вчера: лопнешь!

– Ы-ы-ы, – мычал Фатх.

Салим и Перо, хотя и съели гораздо меньше, но тоже чувствовали себя не ахти.

Салим отважился даже попросить старика:

– Хью! Скажи какое-нибудь страшное заклинание от резей в животе.

– Вот еще! Стану я для обжор стараться...

Однако заварил какой-то особенный отвар и заставил всех выпить.

Ахмет тоже был нездоров, правда, немного иначе – он прикладывал примочки к шишкам на голове.

Только к вечеру пострадавшая троица стала понемногу приходить в себя. Даже Фатх рискнул выбраться к столу, но на бананы и свинину смотрел сердито и к ним не притронулся вовсе. Зато кусок жареного тунца заглотил с такой жадностью, словно его, по меньшей мере, целый год рыбой не кормили.

– Зря я много свинины накупил, – вслух рассуждал Хью. – Вредная она для Фатха. Рыбы, рыбы надо было с берега привезти!

Фатх угрюмо сопел.

– Вот теперь выкладывай свою историю, – попросил Перо Хорошего мальчика, когда все насытились.

 

Приключения Хорошего мальчика

Я решил удрать, лишь только лодка подойдет к берегу. И, когда выпрыгнул из нее, сразу бросился в толпу. Народу на берегу было много, и я тут же затерялся. Я стянул апельсин из корзины торговки, дал подзатыльника погнавшемуся за мной мальчишке, но не успел отбежать и сто шагов, как услышал над головой:

– А ты как здесь оказался?!

И кто-то больно схватил меня за ухо. Это был Ахмет! Я так испугался, что выложил всю правду: что мы приплыли сюда на лодке, но я теперь скитаюсь один.

– А этот ваш вертлявый, что ускользнул от меня – тоже тут?

– Нет.

– Опять ему повезло!

Бормоча проклятья, он поволок меня с собой. Ухо готово было вот-вот оторваться, и из глаз моих ручьем лились слезы. Ахмет втолкнул меня в сарай, где уже находилось много людей. Наутро нас повели на продажу.

Покупателей собралось мало... Больше было зевак, они глазели на

нас и обсуждали, кто чего стоит. Я отчетливо видел, как в сутолоке мелькнул мой отец. Я окликнул его и махнул рукой, но, узнав меня, он поспешно скрылся. Меня купила старая госпожа, она долго торговалась с Ахметом и все равно всю дорогу ворчала, что заплатила слишком много.

Я должен был помогать кухарке и поначалу обрадовался: вот, думал, отъемся! Но не тут-то было. Кухарка колотила меня по пальцам, если замечала, что я стянул для себя кусочек. Потом она уже колотила меня просто так, на всякий случай. При этом она постоянно твердила, что у нее тяжелая жизнь, и что она ужасно болеет. И правда, у нее была огромная куча плошек с разными мазями. В одну из них я как-то раз потихоньку подсыпал молотого перца. Не знаю, как уж она там лечилась, но однажды вечером раздались такие вопли, что сбежалась вся прислуга. Во всем почему-то обвинили меня и после этого убрали из кухни.

Старая госпожа не любила сидеть дома. Целыми днями она ходила в гости или наведывалась в храмы. Теперь я должен был ее сопровождать. В гостях я зевал от скуки – меня там никогда не кормили, зато в храмах другое дело... Пока старая госпожа общалась с богами, клянча у них деньжат, я выскакивал наружу, пристраивался к нищим и просил подаяние. Тут главное было – чтобы тебе поверили. Скособочишь как-нибудь рот, глаза закатишь: и вот – то монетка перепадет, то кусок лепешки. Да и в самих храмах было до ужаса интересно. Храмы огромные, резьба в них разная – и фигурки, и цветы, и узоры. Но больше всего мне нравилось изображение многорукого Шивы, он подпрыгивал и танцевал на маленьком демоне Раване. Демон так сильно походил на злющую кухарку, что я всегда радовался за Шиву. Мне даже иногда казалось, что Шива танцует на кухарке! Старая госпожа объяснила, что с одной стороны от Шивы – его великая супруга, богиня Кали, а с другой – сын, бог мудрости, пузатый Ганеша. У Ганеши была большая слоновья голова. Про слоновью голову госпожа рассказала, что однажды Шива рассердился на сына да как стукнул – у того голова и отлетела. И тогда богиня Кали отобрала голову у первого встречного животного и поставила на место отлетевшей. Мне, конечно, не понравилось, что Шива тоже дрался, да еще и сильно, но за демона я ему все простил.

Первое время старая госпожа неплохо ко мне относилась, но затем принялась колотить сильнее кухарки. Она кричала, что это только на пользу, что если часто колотить, то все злые духи, сидящие во мне, разбегутся.

Я сбежал вместе со злыми духами и снова очутился на базаре. Там я встретил шайку воришек, и они приняли меня к себе. Мы тащили все, что могли утащить. Я так наловчился, что мог увести пару лепешек из-под самого носа у торговки. А однажды один из наших подсмотрел, что в лачуге на берегу много разных припасов, и мы решили ночью забраться туда. Когда я взялся за мешок с рисом – меня схватил Хью. Честное слово – я ужасно обрадовался. Вот и все.

– Одно непонятно: чему же ты обрадовался? – спросил Фатх.

– Соскучился я по вам, вот что. Хотя вы все большие вредины.

– Вредины? – изумился Фатх. – Да какие ж мы вредины?

– Самые обыкновенные.

– Никакие мы не вредины!

– Вредины, вредины, – Хороший мальчик вскочил и закричал изо всех сил. – Вре-е-едины!!

«Ре-едины!» – понеслось над морем.

А Перо сказал:

– Хорошо, что твои приключения так удачно закончились!

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.