Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Скорпионовая мазь. Повесть в стиле ретро

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Глава шестая

– Вот это да... Это кто же ко мне пришёл! – воскликнул Иван Демидович, разглядывая своего гостя. – Проходи, проходи... Ай, какая редкая птица ко мне залетела!

Иван Демидович встретил своего гостя в застиранной майке и в зелёных пижамных штанах, босиком... Было уже одиннадцать, а Иван Демидович как будто был спросонья, но что-то жевал. При этом его круглое красное лицо выражало удовольствие и удивление. Гость был из той породы, который “просто так” по гостям не ходит, хоть и хороший старый знакомый... По этой причине Иван Демидович уже предвкушал длинный и интересный разговор.

– Ну, здравствуй, Сергей Васильевич, рассказывай, как жизнь, как твои домочадцы, как твои дела, – пропел медовым голосом Иван Демидович, когда они прошли и устроились на кухне. – Чаёк у меня, хоть и не индийский, но и не самый плохой...– тут Иван Демидович сделал значительное лицо и добавил: – Ты ведь теперь по особо важным делам... Просто удивительно, как ты нашёл время зайти ко мне!

– Я уже пятый год этими делами занимаюсь. Уж кто-кто, а ты давно должен был привыкнуть, – критически оглядывая Ивана Демидовича, ответил Сергей Васильевич, – вот зашёл поглядеть на тебя, разузнать, чем занимаешься...

– Какие могут быть у пенсионера занятия! Вон, уже одиннадцать часов, а я всё ещё думаю: побриться или нет... Вот и все занятия.

– А мне недавно один человек шепнул, что Иван Демидович игру затеял...

– Быть такого не может! Да и кто сказал-то... Уж не Севальнев ли тебе наплёл?

– Неужто Севальнев ошибся? Вот я ему покажу!

– Любите вы, Сергей Васильевич, всё преувеличивать. Я ведь так... Советы даю. Что сейчас молодёжь? Всё у них просто: избил, ограбил, украл... А вот что было до того, до совершения самого злодейства? Ведь все эти трагедии происходят сначала в глубине человеческой души – хотя он, преступник, и отрицает: мол, ничего не думал и не гадал, всё произошло случайно, затмение, мол...– Иван Демидович застенчиво улыбнулся, – оттого эти ответы так и ужасны, словно зверства, происходящие в подземелье, и ни туда, ни оттуда не достигает человеческий голос. Это как пытка в подвалах НКВД... А молодёжь – что? Им всё кажется: ты преступника уличил – он признался... И истина у тебя в деле. Да человек может и не подсуден нам вообще! Судим-то мы не человека, а дела его...

– Это точно... Сейчас не то, что раньше. Меня вот гипертония донимает. Наверно, надо тоже последний рапорт писать... Кстати, почему Осокин дал вам обещание не уезжать из города и в тот же час куда-то исчез?

– Не знаю.

– Это может быть только женщина, раз вы с Севальневым оказались бессильны удержать его.

– Надеюсь, что расскажет о ней, когда вернётся.

– Жди! Так он тебе теперь и вернётся... Я вот уже собираюсь его искать. Как ты считаешь, где он сейчас может быть?

– Из Томска он улетел в Караганду, там пересел в другой самолёт и полетел куда-то на юг ... Скорей всего в Алма-Ату.

– А из Алма-Аты?

– Да помилуй! Сергей Васильевич! Зачем тебе нужен этот Осокин?

– Одно дело у меня незаконченное есть. Я тебе расскажу маленько. Может, что присоветуешь..

– Конечно, присоветую. Мне не жалко.

Сергей Васильевич хмуро посмотрел на Ивана Демидовича, крякнул, прокашлялся:

– Три года назад из Ташкента к нам пришло первое сообщение, что у них, кА ни странно, стал появляться опий, якобы из Новосибирска или из Томска. Покупателей они задержать не смогли, может, размеры партий были совсем небольшие, или что-то у наших коллег тогда не получилось, не срослось... Не всегда сразу всё получается, зато у нас появилась кое-какая информация, а это уже, сам знаешь, не мало... И что любопытно: опий продавал русский, причём, только таджикам и узбекам, торгующим на базарах в Новосибирске и Томске. Мы тогда проверили у себя всё что могли, но ничего интересного не заметили. Через год эта история повторилась в точности. Хотя мы и ожидали и провели какую-то подготовительную работу, но никаких результатов не получили, а вот коллегам из Ташкента повезло. Им попался один покупатель нашего опия. Поэтому мы уточнили некоторые технические детали, появилось довольно общее описание продавца, но, самое главное, мы получили образец товара...

Опий – вещество сложное, содержит одиннадцать только основных компонентов. Химиками из него выделено около двадцати шести алкалоидов, не говоря уже о всяких других веществах... Так вот, каждая плантация опийного мака даёт характерное только для неё процентное соотношение алкалоидов между собой, также характерен и состав прочих компонентов, составляющих общую массу опия. Тут влияют: сорт мака, почва, климат и другие обстоятельства ...

Теперь мы могли узнать, откуда идёт к нам это зелье, и работать более результативно. Но анализ и дальнейшее сравнение ничего не дали: опий был с совершенно неизвестной нам плантации... Оставалось надеяться только на везение и случай, но снова продавец на нашего покупателя не вышел, а сами выявить мы его не смогли. На редкость неудачное дело!

Тогда я не знал, чем объяснить наши неудачи: или продавец как-то собирал сведения о своих покупателях, или складывалась цепь каких-то случайностей... Ты ведь знаешь, преступник – это всегда проекция его свободных решений и с какого-то момента, рано или поздно, он полностью начинает терять контроль над собой, но в нашем случае что-то на это накладывалось...

Короче, я уже было поверил, что это дело мы здесь, в Томске, проиграли. И вдруг неожиданная удача с вашим Осокиным: в одну из больниц города привозят по скорой профессора, и почти сразу обнаруживается, что профессор имеет сильное пристрастие к наркотическим веществам. Всё это мне докладывают, так как я интересуюсь подобными случаями, а после беседы с профессором выясняется, что массажист громовской бани часто применяет наркотические мази. Интересуюсь клиентурой Осокина: все его клиенты – люди весьма состоятельные, и дерёт он с них за своё “искусство” по три шкуры. Мне становится скучно. Томский вариант Джуны.

– Какой ещё Джуны?

– Джуна Давиташвили. Оканчивает курсы массажистов и сразу становится самой популярной массажисткой в Тбилиси. Правда, теперь работает официанткой в одном из ресторанов Тбилиси, так как с ней провели воспитательную работу...

– Достижение…– презрительно усмехнулся Иван Демидович, – даже самое примитивное капиталистическое государство защищает своих граждан от мракобесов и мошенников.

– Короче, я собираюсь передавать на Осокина материал в прокуратуру, но тут вмешиваетесь вы с Севальневым, и мой подопечный исчезает.

– Подгадили мы тебе.

– Вовсе нет. Тут началось самое интересное... Только после его бегства я додумался посмотреть истории осокинскинских вкладов в сберкассах Новосибирска и Кемерова: сроки существования счетов, сезонность поступления крупных вкладов. Так вот, через те счета, до их закрытия, прошло около двухсот сорока тысяч рублей – ой, как мне всё это не понравилось!

– Думаешь, что сейчас он ликвидирует дело?

– Свою машину Осокин продал год назад, но дом за ним так и остался.

– Я видел его домик. Если подремонтировать, тысячи три-четыре за него можно будет взять... Это с учетом остроты проблемы жилья в городе. Но раз Осокин человек весьма состоятельный, то зачем ему эта возня... Выходит, всё ведёт к нему?

– Получается что так... Хотя по описанию внешности... Вроде не он.

– Думаешь задержать?

– А что дальше? По всей вероятности, он уже ликвидировал дело... Я его задерживаю, а он, естественно, не даёт никаких показаний и мне придётся ограничиться его наркотическими мазями, а это будет означать, что опий совсем не обязательный компонент в его мазях – ведь у нас нет образцов этих мазей. Не будь вашей “помощи”, я бы помаленьку всё это раскрутил... Теперь понял ты, зачем я к тебе пришёл?

– Значит, опийное дело он вёл практически один?

– Похоже, что так, – кисло улыбнулся Сергей Васильевич, – не будем пока загадывать. Лучше расскажи всё, что ты успел разузнать про Осокина.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.