Журнал Огни Кузбасса
 

Братья наши

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Муха 

Муха – махонькая, очень подвижная черная собачонка на коротких ножках, с белой грудкой, аккуратными ушами-тряпочками, неуклюжей толстой короткой шеей и узким задом. На ее гладкой мордочке поблескивали, как две черные бусины, умные глаза. Ее где-то подобрали и прикормили шофера. Она жила в большом гараже, куда ставили на ночь несколько служебных машин. Вечером Муху там закрывали, а утром, когда выгоняли машины, она выбегала на волю и целый день проводила в нашем дворе и его окрестностях. Голодной Муха никогда не была, хлеб даже не нюхала. Кормили ее водители хорошо и исправно. В субботние или воскресные дни водители приезжали поздно, и собака жалобно скулила в гараже, просясь на улицу.

Мухе очень не хватало любви и дружеского общения. Домашние собаки, которые гуляли с хозяевами, пренебрежительно относились к ней. Та с готовностью встречалась и прогуливалась по двору с каждой их них. Муха не держала дистанцию, заискивала и прямо стелилась перед ними, это не помогало. С ней играла только старая добродушная колли с шестого этажа.

Во время интересного периода у Мухи находились поклонники-замухрышки, которые добиваясь ее, стаей стерегли у гаража. Но после кавалеры теряли к ней интерес, и собачка оставалась одна. Вечерами она внимательно присматривалась к каждой подъезжающей машине, обнюхивала ее, обсматривала – поджидала своих водителей. В некоторые дни их долго не было. Все уже давно расходились по своим домам, а она неподвижно сидела одна в темном пустом дворе возле чернеющих гаражей и ждала.

Как-то вечером я пошла гулять со своим псом. Тут же появилась Муха. Она покрутилась возле Богдана, но тот не обратил на нее никакого внимания иубежал обшаривать кусты. Но оказалось, не Богдан интересовал ее, а собственно… я. Муха мелко трусила передо мной, потряхивая ушками-тряпочками, повиливала хвостиком. Иногда шла совсем рядом, шаг в шаг и все с надеждой посматривала на меня, поворачивая ко мне голову на короткой шее: «А я-то, я-то какая хорошая, – говорил весь ее вид, – умная, послушная, не то, что этот ваш, носится, как дурак, хозяев бросил. Я ни за что так делать не буду». Если я останавливалась, Муха садилась передо мной, ровно поставив две передние лапки, поднимала мордочку и тихо сидела – «Спокойная и преданная, такая, какая и нужна хозяевам», – поблескивали ее глаза-бусинки. Я поняла все, что она хотела мне сообщить. Она даже вставала время от времени на задние лапки, тянула ко мне передние, просяще заглядывая в глаза. Она так старалась обратить на себя внимание, понравиться, что в этом не оставалось никаких сомнений. В то же время Муха внимательно присматривалась к каждой заезжающей во двор машине – ждала своих покровителей.

Богдан после нашего общения с Мухой начал нервничать. Подбегал ко мне, нюхал и решительно фыркал – «Мое!». Муха это признавала, но, видимо, надеялась, что и ей может найтись местечко в теплом доме хозяев. Она без ревности посматривала на Богдана: вот они, баловни судьбы, с ними гуляют по два раза в день и не они бегают за хозяевами, а наоборот. Как же много понимало это маленькое существо: что гараж – это не дом, что водители не хозяева, что ей нужен настоящий дом и настоящие хозяева, которые бы вечерами гуляли с ней… Гуляли! А не уезжали, заперев ее в огромном темном гараже. Там лежит на бетонном полу теплая куртка, всегда есть еда, но как там одиноко! И как же по-человечьи, мудро, она вела себя, изо всех сил пытаясь понравиться дворовым «собачатникам».

Муха как будто что-то предчувствовала. Спустя две недели после ее ревностной попытки очаровать меня она пропала.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.