Журнал Огни Кузбасса
 

Братья наши

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Маркиз 

Однажды моим заботам доверили кота по имени Маркиз. Он был любимчиком своей хозяйки Людмилы. Для удобства Маркиза меня переселили в избушку Людмилы. Черный с белым галстучком, большой закормленный кот мне не нравился. Он был суетливым, жадным и прожорливым. Своим аппетитом он опровергал известное выражение «ест, как кошка». Мы между собой даже стали говорить: «жрет, как Маркиз».

Когда начинали готовить мясо, Маркиз просто дурел. Он пронзительно мяукал, терся возле стола. В нетерпении, встав на задние лапы, он вскидывал передние на стол, вытягиваясь немыслимым образом более чем на метр. Не смущаясь присутствием хозяев, нагло шарил лапой по столу, пытаясь что-нибудь себе подгрести. Причем, что именно он цеплял, ему видно не было. Маркиз, видимо, представлял, что стол завален кусками мяса и нужно только изловчиться и достать их.

Чтобы отвязаться от кота, хозяйка бросала ему какую-нибудь кость. Тут Маркиз устраивал настоящую расправу с костью, как с поверженным врагом. Он зло и утробно рычал, вцепившись зубами в жилы и прижимая кость лапами к полу, яростно мотал головой, пытаясь оторвать от нее съедобные кусочки.

Оказалось, что у Маркиза был кодекс кошачьей чести, что для меня обернулось настоящим мучением. Маркиз доказывал хозяевам, что он не зря ест свой хлеб, вернее свой кусок мяса, так как он в исправности выполняет свою кошачью работу – ловит мышей и крыс. Их он и приносил в избушку в качестве доказательства своей службы. Однажды утром, выйдя из избушки, я увидела аккуратно разложенную на крыльце огромную дохлую крысу. В этот момент я ненавидела Маркиза. Трудно придумать более мерзкое занятие, чем убирать эти «трофеи». Крысы и мыши вызывают у меня иррациональный страх и омерзение.

Несколько дней спустя Маркиз появился возле крыльца с мышью в зубах, было ясно, что он направлялся со своей добычей в комнату. Я встала в дверях, визжа и размаивая руками, пыталась отогнать его. Но кот все же прорвался через мою оборону и забился под кровать. Я бросилась к соседке тете Шуре за помощью. Та пришла с веником и выгнала кота на улицу. С мышью он не расстался.

Но все-таки одна привычка Маркиза мне нравилась: иногда он провожал хозяев на работу. В отсутствии Людмилы кот справедливо считал хозяйкой меня. Маркиз утром выходил со мной за ворота и шел по переулку до ближайшей улицы. Иногда он заходил так далеко, что я останавливалась и просила его вернуться. Тот все понимал и возвращался. За эти прогулки я готова была простить ему даже крысу.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.