Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Раб божий (повесть)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Все произошло без сучка и задоринки. Степан купил билет, отвел на перрон Олесю, там громко, как только мог, внушал «девице» вести себя скромно в городе, не шалить с парнями, хорошо учиться, чаще писать домой письма. Когда подошел поезд, наступило время расставаться, шаман неожиданно обнял женщину, поцеловал в щеку. Она пробудила в нем давно заснувшие молодые чувства. Его тусклые усталые глаза заблестели, движения стали порывистыми. Он смутился от своего поступка. Но Олеся правильно поняла его, в ответ крепко-крепко тоже обняла и горячо расцеловала старика. Пока поезд не отошел, Степан стоял на перроне и махал рукой. Какой-то сильный мужчина чуть не сбил его с ног, заскакивая в вагон вслед за Олесей. Будто черная птица пролетела перед ним. Шаман отошел и стал творить заклинания.

Лаврик видел сцену прощания. Он таился за углом станционного кирпичного домика напротив общего вагона. Когда туда взобрались почти все пассажиры, он быстро вышел из своего укрытия, бегом махнул до вагона и оказался возле пожилой проводницы, проверяющей билеты пучком электрического света из фонарика. Он встал перед ней так, чтобы видеть остальные вагоны. Какой-то мужичок, согнувшись, без чемодана проскочил мимо Степана и влетел в купейный вагон. Сердце Лаврика тревожно заколотилось. Но тут его внимание отвлекла проводница.

– Ваши билеты? – строго спросила она.

– Не успел взять, – сказал он, доставая триста рублей и подавая женщине в форме. Та спокойно взяла бумажку.

– Я принесу вам билет.

– Спасибо!

Лаврик взялся за поручни и поднялся в вагон.

В общем вагоне нашел свободное место возле окошка и присел. Вот-вот должен был наступить рассвет. А пока за стеклом было темно. По другой линии прошел тяжелый грузовой поезд с рудой, лязгая и протяжно вскрикивая пронзительным сигналом. Еще не проскочил последний вагон, когда пассажирский, в котором сидел Лаврик, плавно тронулся. Замелькали кирпичные дома в огоньках, потом деревянные поселковые. И вдруг наступила полная темнота, наполненная грохотом. Поезд вошел в туннель. Когда он выкатился и понесся вдоль каменной стены над обрывом, Лаврик поднялся и пошел в купейный вагон. На стыке вагоны дергались. Он перешел в один тамбур, потом в другой и наконец выбрался в вагон с красной дорожкой. У окна стоял мужчина в костюме и курил в приоткрытое окно. Когда проходил мимо него громоздкий Лаврик в меховой куртке с огромным рюкзаком, он посторонился, прижимаясь спиной к окну. Оба благополучно разминулись. Охотник подошел к тринадцатому купе, откатил в сторону дверь. В купе он увидел потрясающую картину. Мужичок в военной куртке держал одной рукой за горло Олесю, другой кровянил стволом ей губы и сдержанно шипел:

– Где твои бумаги, сучка!

Лаврик увидел пустые глаза Олеси и обреченность мужика. У него пистолет был на предохранителе. Женщина резко отвела бедра назад. Как из воздуха у нее появился в руках пистолет, ствол которого она приложила к печени мужчины и нажала спусковой крючок.

Мужик дернулся, обмяк с выпученными глазами. Олеся отбросила пистолет на нижнюю полку, одной рукой обняла мужчину, другой рванула вниз окно. Сразу же ворвался в купе могучий грохот и штормовой холодный ветер. К удивлению Лаврика мужчина приподнялся и полетел головой в отверстие. Какая силища у этой женщины! Он, здоровенный мужик, не смог бы так уверенно бросить тяжелый труп, который ботинками мелькнул за стеклом и исчез. Олеся закрыла окно, опустилась на нижнюю полку, прижала ладонями лицо, согнулась. Лаврик бросил на другую полку рюкзак. Рядом положил ружье в чехле, разделся и тоже присел напротив, приглаживая пальцами отросшие волосы на голове. Он вспомнил свое видение. Вот и судьба троглодита, который рванулся за дикаркой. Она убила его пять миллионов лет спустя.

Олеся вдруг подняла голову, схватила пистолет, приспустила раму и в щель выбросила оружие.

– Все! Хватит с меня!

Лаврик подсел к женщине, обнял и стал поглаживать волосы, шею, плечи, сперва он чувствовал, как она дрожала, потом стала успокаиваться и под конец положила ему голову на плечо.

– Не переживай. Один умный римлянин говорил: «Никто не умирает раньше времени». Для киллера сегодня наступило время.

- 9 -

Дверь поехала в сторону, в купе вошел господин, который стоял в коридоре и курил. Увидев женщину в объятиях мужчины, он смутился, глупо улыбнулся и спросил:

– А где тот, который только что заходил сюда?

Лаврик уставился на него:

– Разуй глаза!

– Извините, я не узнал вас.

– Выпил чуток сегодня?

– Было.

Мужчина успокоился и стал устраиваться на среднюю полку. Достал матрац, расстелил, потом сходил к проводнице, взял простыни. Заправляя постель, ворчал на себя огорченно: «Надо же, как я обмишурился. Вроде выпил всего рюмку коньяка». Лаврик послушал-послушал его, потом поднялся, ласково провел ладонью по щеке Олесе:

– Потолкую с проводницей. Надо купить билет.

Олеся вышла за ним в коридор, осторожно прикрыв за собой дверь, встала у окна и стала внимательно рассматривать свое отражение.

– Профессиональный грим. Как только он вычислил меня?

– По энергетическому следу. Что-то свое ты оставила на себе.

– Это имеет значение?

– Очень большое. Каждый человек оставляет свой энергетический облик на одежде. Подсознание других людей улавливает его. Они уловили, засомневались и вычислили тебя. Но все-таки до конца не были уверены, поэтому киллер держал пистолет на предохранителе.

– Надо же, – удивилась Олеся. – Я не переодела трусики.

– Вот тебе ответ! – сказал Лаврик и пошел к проводнице. Ему продали билет в соседнее свободное четырнадцатое купе. Олеся перешла к нему. После завтрака оба расстелили постели на нижних полках и улеглись. Лаврик вынул ружье из чехла, зарядил, поставил между полкой и столиком под внимательными глазами Олеси.

– Теперь я буду стрелять, – сказал он.

Но оружие не пригодилось. Они, не доезжая до областного центра, сошли в промежуточном городке, наняли частника и доехали на «жигуленке». Возле центрального универмага в толпе Лаврик высадил свою спутницу. Она на прощание поцеловала его в щеку и растворилась среди людей, скромная юная шорочка в красной курточке с модно распущенными черными волосами. Олеся не сказала Лаврику, что она после случая в поезде сняла свои трусики, скомкала и бросила в унитаз. Потом нажала педаль и смыла с водой на рельсовое полотно…

Самого Лаврика водитель подвез до дома. Он поднялся на третий этаж, но его квартира оказалась на замке. Он оставил вещи у соседей, а сам пошел в мастерскую к жене.

Мела легкая метель. Снежинки кружились в порывах ветра. Лаврику нравилась такая погода. Пока он шел, ему встречались знакомые: чиновник из областной администрации, предприниматель. От них он узнал последние новости. Оказывается, его коммерческий директор создал новую фирму, проигрался и куда-то исчез. Все получилось так, как предполагал Лаврик. .

И вот крупнопанельный пятиэтажный серый дом с мастерской Марины в пристроенном шестым кирпичным этажом для художников. Железная дверь с кодом преграждала путь в крайний подъезд. За полгода Лаврик не забыл номер кода. Набрал, запор щелкнул, дверь чуть отошла. В подъезде лестничные марши долго не мылись, были заплеваны, замусорены окурками сигарет со следами губной помады. Марина рассказывала, что в доме завелись наркоманы и невозможно выкурить их. Стоят кучками на площадках, курят, ругаются. Один житель пробовал бороться, даже палкой замахивался на ребят, милицию вызывал. Они подложили ему взрывчатку под дверь и однажды ночью разнесли вдребезги коридор. Мужик поменял квартиру. Лестничные марши показывали свежие следы наркоманов. Запах здесь тоже стоял неприятный – затхлых щей. Видимо, недавно варили дурман.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.