Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Виктор Коняев. Подстреленная любовь. (Взгляд выше прицела)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Какой же русский не любит быстрой езды? Всякий любит. А какой же русский не любит Гоголя? Всенепременно всякий, если он прочитал в детстве или юности «Вечера на хуторе…», «Сорочинская ярмарка», «Вий», «Тарас Бульба» или смотрел советские кинофильмы по этим произведениям. Потому что Николай Васильевич мощью своего таланта влюбил всю Россию в жителей Малороссии: работящих и леноватых, щедрых и скуповатых, суеверных и набожных, лукавых и выпивох. Он показал их своеобразие, но вместе с тем четко обозначил кровное единство Малороссии со всем безбрежным русским миром. Как позже другой Мастер, Михаил Александрович Шолохов, заставил весь Советский Союз сопереживать донским казакам, но и показал неотделимость казачества от России. Ведь еще свежи были в памяти многих события Гражданской войны, в начале которой область Всевеликого Войска Донского объявляла себя независимым государством и даже не русским (!), а потом хлебнула полной мерой кровушки за это – за предательство сущности своей.
В том-то и величие наших классиков, что они через жизнь и судьбу какой-нибудь сопливой Глашки или чумазого Гришки, через их становление как личностей, через их страдания, через их смех и слезы раскрывают читателям судьбы целых поколений и государств.
… Так и жила Малороссия, нежась в любви необъятной Россиюшки, вместе со всей империей, будучи родной среди родных, как и Русь Белая, и как Брянщина со Смоленщиной, да и как Сибирь с Востоком самым Дальним.
Семнадцатый год стал моментом истины для всего человечества, но для России особо, ибо она в полной мере встала пред самым страшным искушением – свободой.
И встали все народы ее, и племена, и встал каждый человек. Можно было не подчиняться власти, потому что она была слаба, не соблюдать законы и отвергнуть нормы морали. Можно было все! Даже отвергнуть образ Божий, совлекая при этом с себя образ человеческий и возревнуя об образе зверином. В такие моменты Истории проявляется истинная суть человека, вовлеченного в грандиозные события, суть в обычной жизни запрятанная глубоко, и человек встает на сторону Добра или зла, того, к чему у него было влечение и к чему он неосознанно подготавливался всею предыдущей жизнью.
Исторические вихри выносят на вершину власти людей всяких, но чаще пассионарных, ищущих вихревые потоки истории, а дальше они сами начинают творить Историю, творить в соответствии со своими представлениями о Добре и зле, при мощном искушении мнимой свободой. Однако при всей своей пассионарности они все же творят в направлении, угодном группам людей, вознесших их на гребень волны.
… Уже в июне 17-го Керенский подписал протокол о признании Генерального Секретариата Центральной Рады Украины, то есть Россия в лице Временного правительства признавала национальную автономию своей единокровной Малороссии. И ведь все прекрасно понимали, что это первый шаг к независимости от русской империи.
Сразу с этого и понеслась Украина по ухабам и колдобинам истории вскачь, взбрыкивая и лягаясь, как коза, которой сунули уголек в подхвостье. Пожалуй, неплохой образ нечаянно свалившейся свободы неподготовленному существу или сообществу, такая свобода может довести и до беды, как ту козу, которая от боли в нежном месте свалилась с обрыва в реку и едва не утопла, зато уголек потух и в голове прояснилось.
Читатель, заметьте, с 17 года самоназванье российской провинции Малороссии меняется, и кардинально, она уже не милая Окрáйна и не Укрáйна, а какая-то надменная Украина. Даже простая смена ударения изменила смысл понятия – это был акт отталкивания от России. Потом, через семь десятков лет, появятся древние укры, от которых и произошло все остальное человечество. От запаха крови помутившийся разумом юный национализм бредоватости таких заявлений не замечает, тем более он сам является бредом нездорового сознания.
… Такой чехарды правительств и правителей не видела ни одна часть российской империи за всю Гражданскую войну. Раду сменил гетман Скоропадский, однако, одновременно с Радой и объявленной ею Украинской Народной Республикой (УНР) существовала УНР советская, с центром в Харькове. Перед своим падением  Рада успела, 25 января 1918 года, объявить полную независимость УНР от России и поучаствовать в брестских переговорах, где заключила сепаратный мир с Германией и договор с ней подписала, по которому немцы обязывались помочь Украине изгнать большевиков. Но вероломные немцы сменили Раду на своего ставленника Скоропадского. Потом была Директория, из которой вырос Петлюра. Петлюра сформировал целые полки сечевиков, чистых украинцев, и они воевали за «вильну» Украину. А еще был батька Махно, кстати, очень популярный среди зажиточных хуторян Малороссии, с его вольницей, очень напоминающей войско Запорожской Сечи, и с идеями об украинстве.
Получается, уже воспиталось целое поколение людей, видящих свою судьбу раздельной с Россией. Сбылось предсказанье П. Н. Дурново, в его знаменитой записке: «Так называемое украинское или мазепинское движение сейчас у нас не страшно, но не следует давать ему разрастаться, увеличивая число беспокойных украинских элементов, так как в этом движении несомненный зародыш крайне опасного малороссийского сепаратизма, при благоприятных условиях могущего достигнуть совершенно неожиданных размеров». Благоприятные условия создали война и революция.
А вот откуда возник зародыш, кто его породил и с какими целями?
Попытаемся ответить на этот наиглавнейший вопрос, а ответив на него, можно выстроить правильную линию поведения.
Взглянем вглубь истории той земли, которая ныне называется Украина. Была Киевская Русь, но в 1240 году монголы взяли Киев, и государство единое кончилось. Разошлись пути ветвей одного народа навеки! В 1245 году Даниил Романович, князь Волынско-Галицкий, принял от папы корону в обмен на сдачу православия в унию. Червленая  Русь ушла из веры православной, увели её. Через 80 лет она освободилась от власти монголов и подпала под власть Польши, отныне русские стали для галичан, как и для поляков, схизматиками, хуже язычников. Не сразу это случилось, конечно же, годы должны были пройти, смениться поколения, но главное было сделано – Червлёную Русь оторвали от Русского мира. Оторвали!? А почему Русь Белую не оторвали, хотя ещё как рвали? А может, была гнильца в душах галичан, не вопреки воле всего народа так поступил Даниил Романович, поддержали же его очень многие. Было сопротивление принятию унии, причем очень сильное, но все же, все же!
Если вера созвучна душе человеческой, если она ложится на душу, как песня, то её потом не выскребешь железом, не выжжешь огнём. Россия веками отстаивала своё православие мечом, жила с ним и мужала.
Армянский народ сколько веков, да уже два тысячелетия, сохраняет христианство в непрестанной борьбе с иноверцами. А Галиция приняла унию! Почему? Причин много, да все они так ли важны? Нет, важны, ведь они формировали характер народа, его нравственную основу.
 Киев после освобождения от монголов вместе с прилегающими землями вошёл в Великое Княжество Литовское, бывшее составной частью Речи Посполитой. И веками жил в польско-русском мире. Каждый народ на протяжении своей истории вырабатывал какие-то типические черты характера, приобретал и специфические пороки, называемые родовым грехом, которые накапливались в генофонде и передавались потомкам. Вероятно, от поляков нынешние украинцы унаследовали непостоянство, ну и, конечно же, знаменитый польский гонор (это когда в брюхе щёлк, а на брюхе-шелк). Ну а Запорожская Сечь за два с половиной века существования разве не накопила своих родовых грехов и не передала их по наследству? И накопила, и передала.
Проституция бывает не только физическая или политическая, она бывает всякая, ибо это может быть и чертой характера, и даже формой существования человека или сообщества человеков.
Сечь частенько служила тому, кто готов был больше заплатить в конкретный момент, она воевала и за интересы Польши, и во славу турецкого султана, не гнушалась брать золото от крымских ханов и от московских царей. Эта родовая черта, непостоянство, присутствует в характере малороссов, как в ветви народа русского, когда они живут наособицу и часто отсутствует у украинца, когда он живет среди русских.
...В XV веке начала собираться Россия как государство нового, пассионарного суперэтноса, но без Киева и без земель древнерусских. Позже они вернулись в лоно единого народа, в результате русско-польских и русско-турецких войн, но одновременно шёл и процесс заселения беглым людом одичалых земель левобережья Днепра до самой Тавриды, где, как паук в засаде, сидел крымский хан.
Пожалуй, до самого начала XIX века пенно бурлил и метался в водоворотах юго-западный залив моря русского мира. Там из преобладающих струй славянских, но и немецких, греческих, турецких и татарских формировался южнорусский поток, там выпевался южнорусский говор, наверное, самый сочный и напевный из всех русских наречий, говоров и диалектов. Это из него позже заинтересованные люди попытаются вычленить и сконструировать украинский язык. Сразу и без обиняков автор смеет сказать, что подобная попытка не удалась и никогда не удастся – не было и нет украинского языка, а есть со временем сильно обогатившийся и изменившийся диалект русского языка жителей Малороссии.
Для рождения полноценного, самостоятельного языка, обслуживающего все сферы жизни народа, сначала должен родиться сам народ, он должен пройти все стадии становления, его элита должна сформировать мировоззрение и свою культуру, самобытную, не опирающуюся на родственную, более мощную и жизнестойкую. Народ и язык рождаются или путём длительной эволюции, или в борьбе, в резком противостоянии с врагами.
…В XIX веке Европа уже пыталась внести раскол в русский мир, и некоторые плоды были, и книги писателя Г. П. Данилевского "Знакомство с Гоголем", визит Данилевского и профессора Московского университета О. М. Бодянского к Николаю Васильевичу. "А Шевченко?" – спросил Бодянский. Гоголь на этот вопрос секунду помолчал и нахохлился. На нас из-за конторки снова посмотрел осторожный аист. "Как вы его находите?" – повторил Бодянский. "Хорошо, что и говорить, – ответил Гоголь, – только не обидьтесь, друг мой... Вы – его поклонник, а его личная судьба достойна всякого участия и сожаления...". "Но зачем вы примешиваете личную судьбу? – с неудовольствием возразил Бодянский, – это постороннее... Скажите о таланте, о его поэзии...". "Дёгтя много, – не громко, но прямо проговорил Гоголь, – и даже прибавлю, дегтя больше, чем самой поэзии. Нам-то с вами как малороссам, это, пожалуй, и приятно, но не у всех носы, как наши. Да и язык..." Бодянский не выдержал, стал возражать и разгорячился. Гоголь отвечал ему спокойно. "Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски, сказал он, – надо стремиться к поддержке и упрочению одного владычного языка всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов(!), украинцев и сербов должна быть единая святыня – язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров. А вы хотите провансального поэта Жасмена поставить в уровень с Мольером и Шатобрианом!". "Да какой же это Жасмен?"- крикнул Бодянский. "Разве их можно равнять? Что вы? Вы же сам малоросс!". "Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная,  – продолжал Гоголь, останавливаясь у конторки и опираясь на нее спиной, – нетленная поэзия правды, добра и красоты. Я знаю и люблю Шевченко как земляка и даровитого художника, мне удалось и самому кое-чем помочь в первом устройстве его судьбы, но его погубили наши умники, натолкнув его на произведения, чуждые истинному таланту, они все ещё дожёвывают европейские, давно выкинутые жваки. Русский и малоросс – это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение одной в ущерб другой, невозможно. Нет, Осип Максимович, не то нам нужно, не то. Всякий, пишущий теперь, должен думать не о розни; он должен прежде всего поставить себя перед лицом Того, кто дал нам вечное человеческое слово". (Выделено автором)
Какой высоты духа и разума предстает перед читателями наш Николай Васильевич и какими мелкими, с местечковой гордыней, являются Тарас Шевченко и его апологет Бодянский, профессор Московского университета, между прочим, в котором учились представители многих славянских народов. Вот и проявил себя шляхетский гонор, унаследованный от совместного с Польшей прошлого. Взлелеянная в лоне великорусского народа Малороссия начала являть свою гордыню, её интеллектуальная элита, получившая образование в русских университетах, готовила ментальный разрыв с Россией. Она превозносила свое, якобы сохраненное русское первородство, идущее из Киевской Руси, и внушала восприятие остальной России, как людей второго сорта, смешавших славянскую кровь с финно-угорской.
… В конце XIX века Германия и Австро-Венгрия в Галиции и на Волыни усиленно готовили из украинцев ненавистников всего русского.
    Вот все это и стало причиной того, что Украина, едва почуяла слабость России, попыталась стать самостоятельной державой, отгородиться от России, зажить в своем уютном мирке.
Однако большевики не собирались разбазаривать великое государство, они дали свободу лишь тем, кто, собственно, и не принадлежал к русскому суперэтносу и явно тяготел к Западу всей своей культурой, хотя и состоялся, кроме Польши, как народ или нация в составе России: Польше, Финляндии, Прибалтике. Это не грозило распадом России, а вот распря или делёж внутри русского мира были чреваты неприятностями для всей русской ойкумены, поэтому сепаратизм был задавлен в зародышевом состоянии.
Сейчас многие обвиняют большевиков в том, что они в двадцатые годы искусственно взращивали украинство в искусственно созданной Украине. В те бесшабашные годы кто только и что только не пытался взращивать. Главное, что выросло, а что погнило на корню. К началу Отечественной войны в стране уже реально существовал единый советский народ, и если бы не война, то все эти бандеры и мельники ушли бы тихо в небытие, не было у них на Украине широкой социальной базы.
Базу им создало присоединение Западной Украины к СССР и поддержка немцев с началом войны. Вот тогда малороссийский национализм и разгорелся кровавым пожарищем. По сути своей, он более изощренный, более кровожадный даже, чем немецкий нацизм. А почему? Немецкие теоретики нацизма строили свою теорию, опираясь на германский эпос, на историю и традиции, конечно, гипертрофируя и искажая многое. Но все же у них была какая-то реальная историческая основа, на которой можно что-то конструировать, что-то выпячивать, а что-то затушевывать. У украинских националистов этого нет, совсем нет. Никакой отдельной истории Украины просто не существует. Есть желание недругов России вырастить из части народа врагов этого народа. И есть люди, за злато готовые это делать.
Идеолог украинского сепаратизма и создатель УНР Михай Грушевский еще летом 1917 года не скрывал, что мутит народ за германское золото и готов прекратить это делать за русские, но большие деньги.
Вырастить в среде народа его врагов возможно только на лжи, мощном пропагандистском оружии, отключающем разум и порождающем ненависть, а коли подогреть еще и жадность человеческую и ежели это все накладывается на родовые пороки, то тогда и получатся в результате солдаты батальона "Нахтигаль" и оуновские боевики, сжигающие заживо мирных людей и сваривающие плененных бойцов Красной Армии в котлах для варки пищи свиньям. И «правосеки» , сжигающие безвинных в Одессе.
... Сейчас, из нашего далёка, автору видится чрезмерное милосердие Советской власти к бандеровцам. После войны многих из них амнистировали, а если и сажали, то сроки были небольшие. Идея была, конечно, благая – через покаяние и прощение перевоспитать врагов, дать им возможность изменить свои взгляды и стать полноценными гражданами Советской страны. Вот так и Грушевского простили, он вернулся из эмиграции, впоследствии стал почетным академиком, но по-тихоньку продолжать вести свою разрушительную работу. Возможно, нужно было массово выселять жителей Западной Украины, расселять их по всему Советскому Союзу или, по крайней мере, молодежь привлекать на учебу и работу в другие регионы, причем привлекать очень настойчиво. Вот тогда бы не проросли посеянные когда-то "зубы дракона". Этого не сделали, и недобитки воспитали своих детей подобными себе. Но все же, если бы не предательская перестройка , не уничтожение СССР, мне кажется, через два-три поколения бандеровский дух мог быть сломлен общим созидательным духом Союза.
Ведь Украинская ССР была самой развитой республикой в составе СССР, а поддерживала бандеровцев даже не вся Западная Украина, несмотря на все усилия американских спецслужб.
Но перестройка грянула, и государство оземь грянулось, а Украина одной из первых потянулась на выход из СССР, в точности как в 1917-м! И снова мучительный вопрос – почему в этот раз?! Отчего часть народа захотела жить отдельно от общего дома?!
И не нашелся никто сильный разумом и авторитетом сказать приверженцам "самостийности", что небольшая часть организма не может существовать вне его просто в силу физических причин – не способна рука, отсеченная от тела, жить самостоятельно, она будет гнить и смердеть, отравляя воздух, и черви будут ползать  по разлагающейся плоти, некогда сильной, мускулистой. Организм без руки выживет, со временем научится обходиться без нее, правда, его будут долго мучить фантомные боли. В продолжение этой темы можно привести в примеры и другие бывшие республики СССР. Ни одна из них не создала полноценного государства, даже Белоруссия, хотя она дальше всех продвинулась на этом пути, но в современном глобализирующемся мире и она без поддержки России не выстоит, ее сомнут и растопчут.
Украина захотела стать великой европейской державой. Ну, как же, все предпосылки для этого были: мощная, наукоемкая промышленность, развитое сельское хозяйство, великолепные научные и административные кадры. Однако в реальности все оказалось совсем не так, как мечталось. Построить государство вне России – это рвать единое тело по живому – и больно, и трудно поддается. Боль притупить можно дозой обезболивающего, в роли которого смогла стать только русофобия, сложнее оказалось разорвать экономические связи, ибо Украина и Россия сплетены, как книжный переплет. А Европе новоявленное государство нужно лишь  как противовес России, ей не нужны ни ее промышленность, ни, тем более, сельское хозяйство
Вот так и жила «незалежная» два с лишком десятка лет – тянула из России все, что можно и не можно, а сама тянулась в Европу. Ощущая поддержку Запада, цинично играла на любви к ней всех русских людей и требовала, и шантажировала.
Да, крепко сидят в памяти малороссов те щедроты, которыми осыпала их Россия после Переяславской Рады. И в памяти генов многое накоплено, например, двурушничество их предков в предыдущие века, когда они искали выгод от братской России и бросали ее в трудный момент. Не зря же при Ющенко стали возвеличивать гетмана Мазепу, сущность которого и составляло двурушничество, то есть предательство. И никто не возразил, а юные украинцы воспитывались.  Это уже идеология – взять из любящей руки хлеб и плюнуть в нее вместо признательности.
Государство, строящееся на отторжении от общей Отчизны, обязательно породит ненависть к ней, логика поведения приведет. Для этого очень кстати окажутся недобитые бандеровцы и воспитанная ими поросль. Вот и полыхнуло то, что не могло не полыхнуть. Сообщества людские, как и отдельные человеки, выбирают свою судьбу сами.
Украина выбрала свою судьбу, когда проголосовала за "самостийность". И служение выбрала – не духу, а брюху. Вот это и есть корень всех бед Украины! Этим выбором она предала свою православную первородность.
И захотят отвергнуть образ Божий, совлекая с себя образ человеческий и возревнуют об образе зверином, ибо отвергание образа Божия и есть служение брюху.
"Украина – цэ Европа". Тысячи молодых хохлов скачут на площадях украинских городов. Европа – это где однополые браки, где ювенальная юстиция, но где сотни сортов колбасы и десятки сортов хамона, где фуагра с пармезаном не переводятся. Значит, для большинства жителей Украины метания между Россией и Европой закончились в пользу Европы. Однако окончательно размежеваться на сакральном уровне возможно, только прокляв общую утробу, лишь этим можно было, по мнению идеологов европеизации, заслужить теплое стойло со вкусным сенцом в уютном европейском коровнике. Когда все силы ума направлены на добывание "хлеба и зрелищ", человек не способен к анализу, поэтому очень и очень многие на Украине не подозревают даже, что все их мечты о европейском доме есть плод воспаленного сознания и реальное будущее Украины совсем не такое радостное.
Разделка туши Украины заокеанскими мясниками на пропитание транснациональным корпорациям – вот ее участь. Конечно, это не афишируется, пусть пока погутарят на своей мове, скоро ее сменит английский, как первый шаг колонизации. Это произошло бы даже и без форс-мажорных обстоятельств, потому что должно быть очень велико влияние этноса на окружающие народы, чтобы те хотели или были вынуждены изучать и уважать его язык. Как, например, русский в иные времена. Когда Россия на подъеме духа и гонит врагов, посягнувших на Веру и Отечество, тогда язык русский становится востребованным во всем мире, а как только Россия грязнет в мирском, суетном и чревоугодном, она забывает о своем предназначении и уходит небесное из нее, тогда на нее полной ноздрей сморкаются и язык ее сужает поле своего применения, то есть мертвеет по-тихоньку.
Даже для русского народа, построившего величайшее в мире государство, существует реальная опасность потерять свой язык, потому что его заставили принять образ жизни, выраженный другим языком, так что говорить о жизнеспособности искусственно сконструированного украинского языка, носители которого рвутся в Европу и примут любые условия, хоть и английский язык в качестве второго государственного, не приходится.
Украинцы рвутся туда, наверное, с мыслями вроде «ничё, лишь бы пустили, мы хохлы, мы хваткие, загребущие. Еще посмотрим, кто у кого будет объедки подбирать».
Кто у кого подбирает объедки и дальше будет это делать, ясно и так, потому что не немецкие и даже не польские девушки стоят на окраинах Киева в ожидании богатого клиента и не там же стоят немецкие или польские профессиональные преподаватели и врачи, готовые зарабатывать любым трудом на пропитание своим детям и себе. А стоят украинские девушки, украинские врачи и учителя на окраинах Варшавы в ожидании поденной или почасовой работы и оплаты, потому что порушили некогда самую цветущую республику СССР и дома для них работы нет.
И опять мучительный вопрос. Ну как же это могло случиться с украинцами, ветвью древа русского? Почему не противостояли мороку, туманящему разум?! По собственной воле идут в смрадную пасть чудовища! Неужели не поняли, что такое Европа и что такое США?
«Еще плодоносить способно чрево, которое вынашивало гада». Это сказал Бертольд Брехт. Такое чрево – это Европа, родившая одного гада, Гитлера, и она снова в тягости. Она снова беременна фашизмом. А оплодотворяет Европу Америка, которая и есть носитель фашизма. Именно ей нужно оторвать Украину от России. Возможно, эмбрион подморозят на время и роды отложат, но лишь отложат. Рано или поздно они состоятся.
Одна из перспектив недалекого будущего Украины.  
…Богатые бюргеры из Германии начнут скупать весьма недорого поместья где-нибудь на Полтавщине, а может, Тернопольщине, с аборигенами в придачу к чернозему в качестве рабочего скота. По выходным бюргеры с семействами будут наезжать в ближайший городок на ярмарку и заодно посмотреть потешных хохлов и хохлушек в вышиванках, поющих и пляшущих за небольшое вознаграждение. Это, конечно, возможная перспектива для той части Украины, которая уползет в Европу. Не весь же народ Украины готов принять власть бандеровцев. Донецк и Луганск не готовы, они поняли, куда их гонят и воспротивились. Там население начинает осознавать, что только с Россией оно может сохранить свою русскую природу.
Россия в шаге от бездны окончательного предательства духа затормозила, Крым и Новороссия тормозом стали. Да уж и пора, давно пора идти в другую сторону, в сторону, где дуют свежие ветры развития и созидания, где люди братья друг другу и подставляют плечо слабому. Мы все вновь должны поверить в Россию как в Божий промысел и твердо усвоить, что Россия, Родина наша – есть Божественная симфония народов и что убить ее невозможно, как невозможно расстрелять из автомата солнечный луч.
Так хочется надеяться, что русский народ на Украине поймет, что заблудился он и нет у него иной судьбы, кроме общей с Россией. А заблудших всегда жальчее.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.