Журнал Огни Кузбасса
 

Павел Шубин. Венера. (Главы из книги)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
1.
Полюбоваться красотами звездного неба несложно. Сперва необходимо выбрать день, когда синоптики обещают ясную, безоблачную погоду. Затем подыскать подходящее место для наблюдения. Для этого нужно выехать за пределы городов, подальше от фонарей, машин, домов, от всего того, что вносит световое загрязнение неба. Нескольких километров от крупного города может быть вполне достаточно. Желательно, чтобы рядом с вами не было источников электрического света, вроде автомагистрали. Собственно, все. Теперь осталось только дождаться, когда зайдет Солнце. А пока вам, возможно, будет видна верная спутница нашей планеты – Луна.
Вот огненный шар уже касается горизонта, пересекает его черту и через несколько минут скрывается за ним. Если вам повезет и у вас хорошее зрение, то вы увидите, как в небе промелькнет быстрая точка – Меркурий. Если выбрали подходящее время года, вы обнаружите еще более яркую планету (ее точно нельзя не заметить!) – это Венера, в данном случае – Вечерняя звезда.
Но вот остаточное свечение идет на убыль, глаза адаптируются к темноте, и тогда наконец-то начинают зажигаться огни. Сначала будут яркие – вроде Сириуса или Веги, а вскоре вы увидите и куда более тусклые звездочки. Вот уже можно различить контуры крупных созвездий, но лучи солнца из рефракции всё еще забивают более слабый свет. Когда же окончательно наступит тьма, небо воспылает целой россыпью огней. Там, в вышине и на сводах небесного купола, вспыхнут не одна и не две, не десятки и даже не тысячи – вас будут окружать сотни и сотни тысяч звезд.
Над вами во всей красе расстилается Млечный Путь, сверкают Плеяды, все более и более мелкие звезды дополняют созвездия. А если немного подождать, можно заметить, как этот гигантский свод поворачивается вокруг оси, центр которой находиться где-то в районе Полярной звезды.
Также дотошный наблюдатель может обратить внимание, что не все светила движутся в унисон. Есть несколько звездочек, которые незначительно выбиваются из общего ритма. Если вести наблюдения за ними в течение нескольких дней, то это отличие станет еще более заметным: они явно скользят по своим, отличным от других звезд, траекториям. Так вы познакомитесь с другими планетами нашей системы. Невооруженным взглядом вы вполне сможете выделить Марс, Юпитер и Сатурн.
Ну и, конечно, Венеру. Да, Венеру, когда она на небе, не заметить сложно. Для этого даже не нужно выбираться за город. Ее можно увидеть, даже находясь в центре мегаполиса, рядом с оживленной магистралью и яркими фонарями. Она светит ярче, чем самый яркий искусственный объект на небе – Международная космическая станция. Она видна даже сквозь небольшой слой облаков. При этом ее никогда нельзя увидеть посреди ночи. Нет, Венера – это верная спутница восходов и закатов. Собственно, благодаря этому она и носит еще одно имя – Утренняя (или Вечерняя) звезда.
Свет Венеры был старым добрым знакомым всей человеческой цивилизации. Ее видел в небе наш предок, первым взявший в руки камень, под ее светом строители пирамид возвращались после трудного дня. Конечно, она не могла не повлиять на человека, и, когда тот начал создавать пантеон богов, чтобы при их помощи объяснять события и явления, происходящие в окружающем мире, богиня Венера заняла в нем заслуженное место. Причем практически у всех народов Земли Венера ассоциировалась с женщиной.
Вавилоняне ассоциировали ее с Иштар, богиней плодородия и любви. Ей строили храмы, ей поклонялись, через ворота Иштар по дороге процессий проносились в Вавилон статуи богов.
В Древнем Египте ее называли Оуати и Тиомутири, а в Китае Тай-пи (белолицая красавица).
Более того, даже английское название Пятницы (Friday), по сути, пошло от англосаксонского слова Frigedæg, которое переводится как День Венеры.
Но человек, видимо, так срздан, что не может не пытаться вникнуть в суть вещей, попробовать понять, как именно что-либо устроено. На место веры пришли знания, и человек начал изучать мир вокруг себя.
Несколько тысяч лет отделяют нас от тех событий. За это время даже ось Земли ушла от того положения, в котором находилась в древности. Давно стали едва ли не мифическими личностями философы, математики и астрономы прежних лет. Многие их работы были утеряны за прошедшие века, а часть дошла в искаженном виде. Но даже по этим обрывкам информации можно увидеть, как появилась и развивалась астрономия. И этот путь поражает. Ведь, по сути, ученые бросили вызов небесам и, более того, отчасти сумели понять, как устроен наш мир.
 
2.
По научно-популярным статьям, особенно написанным в последние годы, очень сложно понять, кто же вынудил планетологов отбросить столь привычную ионосферную теорию. Теорию, по которой на Венере должна быть жизнь. Кто-то ставит это в заслугу США, вспомнив полет «Маринера-2», кто-то – СССР, отдавая пальму первенства станциям серии «Венера». И в этом есть свой резон. Эти станции предоставили достаточно интересные данные. Но финальный результат – результат, по которому, например, представители Академии Наук СССР изменили и свое отношение, и техническое задание на «венерианские» станции, – принадлежит все-таки не им. Коснемся этой истории подробнее.
Одним из тех, кто с советской стороны стоял у истоков радиолокационной планетологии, был Аркадий Дмитриевич Кузьмин из Физического института Академии наук, знаменитого ФИАНа. Кузьмин был человеком довольно своеобразной судьбы: за его плечами была война, он прошел ее вплоть до Берлина. На развалинах Рейхстага была и его подпись. Затем он участвовал в войне с Японией. После войны Кузьмин продолжил учебу и вскоре «заболел» радиоастрономией. Он был весьма грамотным наблюдателем, одним из лучших. Например, его книга (написанная совместно с А. Е. Саломоновичем) о радиоастрономических методах измерения параметров антенн была переведена и выпущена на английском языке буквально через два года после того, как ее напечатали в СССР.
Еще в 1961 году Келдыш поручил ФИАНу провести как можно более полное изучение Венеры радиотехническими методами, чтобы точно знать, какая из венерианских теорий ближе к истине. Для этого на радиотелескопе РТ-22 началась серия экспериментов для определения уровня излучения на разных длинах волн. Это был достаточно сложный и долгий процесс, но к 1963 году он завершился. Был построен спектр излучения Венеры в диапазоне от 70 см до 4 мм. Увы, теоретики довольно быстро выяснили, что под эти кривые подходят как парниковая, так и ионосферная теория. Но в 1964 году Кузьмин предложил новый эксперимент – эксперимент, который точно мог показать природу излучения. В чем же была его суть? 
Для реализации такого эксперимента был необходим радиотелескоп с угловым разрешением, по крайней мере, не хуже одной десятой углового радиуса, т.е. 0,05 угловой минуты, и с достаточно большой чувствительностью. Таких радиотелескопов в Советском Союзе тогда не было.
Но он имелся у США! Это был радиоинтерферометр Калифорнийского технологического института.
Радиообсерватория находидась в долине реки Оуэнс. Именно здесь за два года до описываемых событий был получен результат, из которого следовало, что потемнения к краям Венеры нет, а сигнал приходит из области на 15% большей, чем видимый диск Венеры, тем самым подтверждая ионосферную теорию.
Радиоинтерферометр Оуэнс-Вэлли представлял систему из двух радиотелескопов диаметром 27,4 метра. Оба эти телескопа были установлены на железнодорожные пути, что позволяло разводить их на расстояние до полукилометра. Зачем это было сделано? Совместная обработка сигналов с двух разведенных антенн позволяла получить информацию, эквивалентную той, что могла быть получена с телескопа, размеры которого были бы равны расстоянию между этими составными частями. То есть получалась антенна диаметром до 500 метров. На тот момент это был наилучший прибор в своем классе.
В итоге соглашение между странами было заключено, и в апреле 1964 года Кузьмин вылетел в США в годичную командировку.
Это ведь надо такое придумать! «Холодная война», еще у всех на памяти Карибский кризис, а советский ученый на лучших научных инструментах США спокойно ставит свои эксперименты, отодвигая штатную программу исследований! Конечно, это не сказка, но звучит несколько фантастически.
Известна научная работа Кузьмина, проделанная вместе с профессором Дентом на 26-метровом радиотелескопе Мичиганского университета. Но главная его работа была, конечно, на радиоинтерферометре Калифорнийского технологического института совместно с профессором Барри Кларком.
Несмотря на то, что на этом приборе задача выглядела вполне решаемой, она требовала очень большого объема кропотливой работы. Нужно было получить много измерений при разной ориентации антенн Оуэнс-Вэлли и при разной базе.
Эксперимент был успешно проведен c 18 мая по 25 июля 1964 года, затем определенное время заняла обработка результатов, их проверка и подведение итогов. И вот наконец был получен ответ на вопрос о природе излучения Венеры.
Сложно судить, что думали советский и американский ученые, когда точка за точкой наносили полученные данные на схему. Но чем больше точек оказывалось на графике, тем с большей отчетливостью перед ними проступала истина. И, к величайшему сожалению, это была горькая истина.
Выходило, что излучение, сигнализирующее о высокой температуре, идет именно с твердой поверхности планеты. Ионосферную теорию следовало отбросить, рассматривать ее не имело никакого смысла. 
Но даже на этом работа Кузьмина и Кларка не закончилась. Дополнительно они перепроверили результаты 1962 года и показали их полную ошибочность. Потемнение имело место, и оно было ограничено диском Венеры. Также удалось определить радиус планеты. Он получился равным 6060 +/- 55 км. На тот момент это был рекордный по точности результат. Более того, это до сих пор самый точный результат, полученный по изучению собственного излучения Венеры. Еще более точные данные удалось получить только после изучения отраженного от Венеры сигнала, посланного с Земли.
Ионосферная теория была закрыта. Правда, общественность этого практически не заметила. Например, в местной американской печати информация хоть и появилась, но лишь в виде небольших заметок на последних страницах газет. Возможно, все было бы иначе, если бы ионосферная теория была подтверждена, и на Венере бы плескались океаны и бродили динозавры. Увы, мир вокруг нас нельзя изменить никаким экспериментом...
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.