Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Игорь Мангазеев, Елена Тихонова. Ленком Кузбасса: ступени восхождения

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Путь славы не ведёт к сердечному покою;
Мы зрим на нём довольно роз,
Но больше терний, больше слёз.
Н. М. Карамзин
 

В губернском Томске уже в 1860-е годы заезжие актёры играли во вполне приличном здании, а в 1885 году на средства купца-благодетеля И. Королёва здесь выстроили каменный театр. В Красноярске в середине 1870-х годов работала драматическая труппа антрепренёра А. Н. Егорова, часть её организовала первое в Сибири актёрское товарищество, просуществовавшее в Томске и Красноярске два с половиной года. Строительство Транссиба способствовало расцвету театров и профессиональных трупп на юге Западной Сибири. Здесь уже в 1907-1908 годах возникли первые стационарные электротеатры. Накануне мировой войны Томскую губернию посетили многие знаменитости, искавшие за Уралом дополнительных заработков: Мамонт Дальский, Павел Орленов, братья Рафаил и Роберт Адельгеймы, заслуженные артисты Императорских театровКонстантин Варламов и Гликерия Федотова. Доходило до курьёза! 18 ноября 1917 года и. д. инспектора милиции Томской губернии В. Сизиков направил начальнику Томской городской полиции письмо следующего содержания: «Владелец театра “Фурор” обратился ко мне с ходатайством о разрешении ему поставить в театре чемпионат французской борьбы в составе исключительно женщин-участниц. Принципиально не имея ничего против организации такого чемпионата, прошу Вас разрешить со своей стороны таковой под условием, что он будет носить исключительно спортивный характер без всякого уклонения в сторону порнографии, о чем и объявить владельцу театра “Фурор”».
В Кузнецком уезде театр как вид искусства также появился задолго до Октябрьского переворота. Еще в 1899 году кузнецкий исправник отчитался перед губернатором за спектакль, данный любителями в Общественном собрании в пользу библиотеки и развития музыки среди учащихся уездного училища. В 1905-1906 годах в Кузнецке, Мариинске, на Анжерском руднике возникли народные дома, которые оставили торный след в культуре Кузбасса. Нет никаких сомнений, что инженеры общества «Копикуз», строившего в годы мировой войны железную дорогу от Кольчугина до села Усяты в Кузнецком уезде, а также зажиточные люди и томские студенты из кузнецких сёл Прокопьевского, Усят, Зенькова и Лучшева, могли смотреть спектакли с участием блистательных звёзд российского театра. Всеядная публика Прокопьевского рудника приобщилась к театральному искусству гораздо раньше, чем считалось до недавних пор. А мощный импульс ему придали революционные постановки «синих блуз» в доме, прежде принадлежавшем прокопьевскому купцу Глазырину.
 
КЛУБ ИМЕНИ ЛИЧНОГО ДРУГА СТАЛИНА
Летом 1921 года в Сибирь под лозунгом «Главполитпросвет – Кузбассу» прибыл агитпоезд, в состав которого входила тонально-пластическая труппа «Тонплас» московского Пролеткульта. Председателем Главполитпросвета в течение всего срока его работы была Надежда Крупская. Любопытно, что её родной дедушка Василий Иванович Тистров до середины XIX века служил, в частности, управляющим Томского железоделательного завода (руины Томь-завода находятся на территории Прокопьевского района).
В середине 1920-х на руднике взамен избы-читальни возвели двухэтажный рабочий клуб имени Артёма (Фёдора Сергеева), основателя Криворожско-Донецкой советской республики и личного друга Сталина. В клубе работали многочисленные кружки (театральный, изо-, фотолюбителей), а также духовой и струнный оркестры, музей, библиотека, секции шахматная, городошная, футбольная и легкоатлетическая; устраивались радиосеансы. К слову, в клубе имени Артёма в конце декабря 1928 года наркомпрос СССР Луначарский выступил перед интеллигенцией рудника. Спектакли в клубе шли едва ли не каждый день, всякий раз в переполненном зале. Самодеятельные артисты ставили пьесы В. Вишневского, А. Н. Афиногенова, А. Н. Островского, обыгрывали местные события.
На бурно растущем Прокопьевском руднике Кузбасса неизбежно должен был появиться свой стационарный театр. И он родился – как раз в то время, когда в Нарымской ссылке Запсибкрая люди гибли от голода. В апреле 1932 года политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О перестройке литературно-художественных организаций». Территориальным управлениям зрелищными предприятиями, в том числе Запсибкрая УЗП, предписывалось расчистить театральные коллективы от «дилетантов и спекулянтов от искусства». Труппы теперь именовались Госдрамой «№ такой-то». Сборный коллектив Барнаульской госдрамы №5 состоял из актёров, прежде игравших в разных уголках страны. Буквально за год Драма №5 вышла в число лучших в Западной Сибири, и её перевели в Прокопьевск…
Первую очередь каменного Дворца культуры имени Артёма со зрительным залом на 800 мест сдали в ноябре 1933 года. Дворец, спроектированный в традициях конструктивизма, вырос на месте разобранного деревянного клуба. В новом здании произносили пламенные речи Серго Орджоникидзе и «всесоюзный староста» Михаил Калинин (1934).
Директором Дворца был З. Н. Юфит (по всей вероятности, Зиновий Наумович Юфит). Во Дворце выступали знаменитости, шли спектакли. Так, в июле 1934 года была представлена комедия Гоголя «Ревизор» с текстовой композицией Всеволода Мейерхольда. А в фойе звукового кинотеатра на Артёмовской улице играл оркестр с участием свободных художников и артистов оркестра театра Мейерхольда.[1]
Звуковой кинотеатр до 1939 года носил имя Роберта Эйхе, а после – имени Николая Островского.
 
ОТ «КУЛЬТАРМЕЙЦА КУЗБАССА» ДО МУЗКОМЕДИИ
Молодой шахтёрский город жил боевым лозунгом «Превратим Кузбасс во второй Донбасс». Госдрама №5 была переименована в «Культармеец Кузбасса». Именно бойцы культармии инициировали субботники для скорейшей постройки каменного Дворца культуры имени Артёма. В сезоне 1933-1934 годов «Культармеец» обслужил около 45 тысяч зрителей, и уже в 1935 году его перевели в более крупный райцентр Сибкрая – город Кемерово. В наши дни - это Кемеровский областной театр драмы имени Анатолия Луначарского.
В Кузбассе и до, и во время Великой Отечественной войны выступали коллективы ведущих советских театров. В 1941 – 1943 годах Новосибирский драматический театр «Красный факел» два сезона работал в Сталинске (бывшем Кузнецке) и в Прокопьевске. А в граничащем с Прокопьевском городе Киселёвске обрёл пристанище эвакуированный Центральный детский театр, вернувшийся в столицу лишь в 1943 году.
Не имел домашней сценической площадки музыкальный театр, созданный в Новосибирске в 1944 году. В марте следующего года по просьбе руководства Кемеровской области (выделенной из Новосибирской 26 января 1943 года) исполком Новосибирского горсовета разрешил театру музкомедии переехать в Прокопьевск. Здесь он с большим успехом провёл два сезона, размещаясь в ДК имени Артёма, хотя назывался уже Кемеровским государственным театром музкомедии.
Ещё в разгар войны, 24 июня 1944 года, Кемеровский облисполком принял решение об организации в Прокопьевске государственного драмтеатра. Но пришлось подождать, потому что в стенах ДК имени Артёма творили и жили актёры эвакуированных коллективов, в том числе Московского театра оперетты, получившего в эвакуации адрес: Сибирь, Кузбасс.
«Серым осенним днем от Казанского вокзала отошёл поезд, - написано на сайте этого столичного театра. - Партийным руководителем тут же в поезде избрали Василия Ивановича Алчевского. Его знание человеческой и особенно актёрской психологии, партийную целеустремлённость, принципиальность по достоинству оценили товарищи... Всё приходилось преодолевать: и бытовые неполадки, и физическую усталость, и личные переживания. Самое сильное чувство – тоску по Москве, по родному дому глушили, погружаясь с головой в работу. Началась новая жизнь, полная забот и трудовых подвигов. Артистов Театра оперетты можно было встретить повсюду: в цехах завода, на шахтах, в госпиталях. Играли, пели, плясали, шутили, бодрили, радовали своим искусством. Улыбкой снимали усталость, облегчали боль, поднимали настроение, скрашивали трудовые будни. Жили одним дыханием с рабочими, шахтёрами, ранеными солдатами».
 
 
 
РОЖДЕНИЕ ЛЕНКОМА
Занавес областного драмтеатра имени Ленинского комсомола впервые поднялся 1 декабря 1945 года. Это произошло в Анжеро-Судженске. В сорок пятом году на гастроли в Анжерку приехал театр из Семипалатинска, и радушные углекопы попросили дорогих гостей остаться в Кузбассе навсегда. В конечном счёте, так и случилось, но в этой красивой легенде нет и намёка на истинную причину, по какой Ленком открылся на периферии угольного бассейна. Известно лишь, что изначально в анжерскую труппу вошли актёры из Москвы, Ленинграда, Семипалатинска и Хабаровска - большей частью репрессированные, кое-кто из эвакуированных.
В актёры брали и одарённых представителей художественной самодеятельности. Режиссёр и актёр Григорий Грумберг (Тель-Авив) пишет в Сети: «Конец 1945года. Сибирь. Кемерово. Группу молодых участников театральной самодеятельности пригласили якобы на учебу в театральную студию при новом театре в городе Анжеро-Судженск. Приехали и увидели замечательных артистов. Раньше они были в лагерях, теперь в Москву их не пустили, создали для них театр и пригласили нас - молодежь, способную, но не обученную. Худруком театра был Владимир Владимирович Гарденин [урождённый Дитрих. – Авт.]. От него мы получили первые уроки мастерства. Потом у меня был Киевский театральный, школа Константина Хохлова, работа в театрах, но те первые уроки Владимира Владимировича Гарденина я помню всю жизнь! Сейчас мне 88, живу в Израиле, ставлю и играю спектакли и помню театр в Анжерке и режиссера Гарденина».
О Ленкоме анжерского периода повествуют программки и репертуарные планы, в его музее лежит и подшивка приказов за 1947-1948 годы. Главным художником и бутафором являлся инвалид войны Алексей Алексеев. Первый спектакль Ленкома – комедия «Лес» Островского. В репертуарном плане на 1945 год значились также пьесы «Чужое дело» (автор не установлен), «Слава» В. Гусева, «12 месяцев» С. Я. Маршака, «Горькая судьбина» А. Ф. Писемского и «Шут Балакирев» А. Б. Мариенгофа.
Директором был назначен Дмитрий Григорьевич Леонов, актёр, плотно занятый в репертуарных спектаклях. В анжерской газете «Борьба за уголь» от 28 ноября 1947 года появилась его заметка “Вторая годовщина театра им. Ленинского комсомола”: «Театр дал большое количество выездных спектаклей на Судженке. Наш театр завоевал уважение у трудящихся соседних городов и районных центров – Тайга, Яя, Юрга, Яшкино и других. Молодой театр сумел приобрести к себе уважение и заслуженную любовь у горняков, металлургов и машиностроителей нашего славного Кузбасса… Артисты коллектива часто выступают с концертами на раскомандировках шахт и заводов, в рабочих клубах…»
Наряду со спектаклями для взрослых, таких, как «Разлом» Лавренёва, шли и сказочные представления: «12 месяцев» Маршака, «Аленький цветочек» Ирины Карнауховой и Леонида Браусевича. Актриса О. Хлебникова в совершенстве воплотила образ Золушки в спектакле «Хрустальный башмачок», поставленном В. Г. Кузнецовым, а в образ деспотичной дворянки органично вжилась М. Гневушева.
 
КОЛЫБЕЛЬ
Ученики школы №8 Анжеро-Судженска под руководством учительницы Ирины Юрьевны Ларионовой выяснили, что Ленком располагался в анжерском Доме Шахтёра (ныне ДК «Центральный»). А проживали артисты, большей частью, в деревянном двухэтажном здании напротив, в котором до 1938 года размещались горсовет и горисполком.
При знакомстве с «Книгой приказов» складывается полное впечатление, что всё здание Дома Шахтёра – вместе с прилегающим Горсадом - находилось под управлением директора драмтеатра, ибо распоряжения и перемещения касаются не только личного состава театра. «Книга приказов» отражает и нелёгкий быт актёров. Некоторые ютились даже в подвальном помещении гостиницы-общежития. Иным полагался только оклад, а другим - ещё и хлебная надбавка. Видимо, учитывалась бедность материального положения. В приказе о валенках чвидна скудость послевоенного обеспечения актёров, и населения в целом. Пимы на выезды выдавали под роспись, а на тех, кто их не возвращал, налагали штраф, провинившимся объявляли строгие выговоры.
Наблюдалась ощутимая текучка кадров. Читаем приказ №123 от 19/VII.1948 года по Ленкому: «На основании распоряжения ОблОтдела искусств и утверждения ГК ВКП(б) г. Анжеро-Судженска Ирисов Алексей Петрович назначен директором Облдрамтеатра с 7 июня 1948 г. с окладом 980 руб. и 500 руб. актёрская нагрузка». Но в том же году приказом № 194 от 16/XI.1948 вместо Ирисова назначен другой: «На основании приказа №111 по Кемеровскому Областному отделу искусств от 15/XI.1948 с сего числа приступил к сдаче дел театра вновь назначенному директору театра тов. Бунину Г. С. Директор Ирисов».
В 1948 году в названии театра появилось дополнительное определение: он стал передвижным.
 
ДЕЛЕГАТКА, КОМСОМОЛКА, АКТРИСА
Не канули бесследно в Лету актёры и работники театра, служившие в нём со дня открытия: Бетев, Мартынов, Ишкова, Хараламбо, Виноградская, Гневушева, Скворцов, Янковская, Баулина, Рухлядев, Половинкин, Хакимова, Ляхова, Чугунова, Парменова, Москвитина, Боженкова, Маткевич. Установить судьбы этих людей – задача не из лёгких: далеко не все остались в Ленкоме.
Мария Ивановна Гневушева (Козлова) – матриарх Ленкома. Родилась она в 1897 году, участница Гражданской войны. Лицедействовала ещё на станции Тайга, бывшем оплоте белополяков в армии Колчака. Её амплуа - острохарактерная актриса.Трудовой путь Марии Ивановны запечатлен в документах (особенности написания сохранены).
«Удостоверение от 14 июля 1922 г:
Предъявительница сего тов. Козлова Мария Ивановна есть действительно сотрудница Мариинскаго уезднаго Отдела Народнаго Образования. Занимающая должность воспитательницы, что подписью и преложением печати удостоверяется».
 
Из «Трудовой книжки»:
- 1 апреля - 15 ноября 1923 г. - завхоз горбольницы ст. Тайга;
- 1 октября 1928 г. - продавец галантерейного отдела магазина на ст. Тайга;
- 1930-1931 г. - счетовод финотдела;
- 1933 г. - буфетчица и зав. столовой станции Кемерово;
- с 15 февраля 1934 г. по 26 августа 1934 г. - артистка театра при клубе им. Ленина ст. Тайга Томской железной дороги;
-1935 г. - кассир-инкассатор с 16 января по 17 марта: "Уволена как не справившаяся с работой";
- 1940 г. - артистка Ачинского драмтеатра и Красноярского 1-го краевого совхозно-колхозного театра;
- 1943 г. - директор Красноярского Краевого театра кукол».
 
Маша Козлова – участница III Всероссийского съезда комсомола. Группа художников под руководством Бориса Иогансона создала громадное полотно «Выступление В. И. Ленина на III съезде комсомола», занявшее прочное место в золотом фонде произведений соцреализма. Вероятно, на ней изображена и 23-летняя Мария. Не исключено, что именно ей принадлежит инициатива присвоения драмтеатру имени Ленинского комсомола.
 
ИЗ АНЖЕРКИ В ПРОКОПЬЕВСК
В 1951 году Ленком переезжает в третий по величине город Кузбасса – Прокопьевск.
«К тому времени прокопьевская публика уже знала и любила этот театр, неоднократно гастролировавший на юге Кузбасса. А в Анжеро-Судженске люди шли на спектакли неактивно, сборы были плохие, потому и было решено перевести театр в более крупный город», - вспоминал бывший лётчик П. Е. Солдатенко.[2]
Существовала и другая причина перевода: впервые был принят генплан Прокопьевска, и план – ура! - предусматривал строительство помпезного театрального здания в стиле советского неоклассицизма. А Ленком очень хотел иметь собственный дом, ведь приходилось репетировать и выступать фактически в полевых условиях.
 
НА ПРОКОПЬЕВСКИХ ПОДМОСТКАХ
Надо сказать, что до появления Ленкома в Прокопьевске в городе уже действовал свой театр. Правда, рецензий на его спектакли мы не найдём ни в городской, ни в областной периодике тех лет, потому что это был театр из зеков, в «зоне».
В 1949 году, когда из контингента бытовых колоний формировались колонии для «государственных преступников», осуждённых по 58-й статье, в «зону» между Прокопьевском и Киселёвском прибыла этапом медсестра и актриса Евгения Польская, будущая писательница. Из этой «зоны» (лаготделение №4 лагеря №525) совсем недавно были репатриированы военнопленные, в том числе, офицеры танковых дивизий СС и Квантунской армии. К начлагу майору Киселёву пришёл заключённый Райзин Иван Адамович, выпускник ГИТИС, в миру бывший режиссёром и актёром Грозненского театра, и предложил организовать профессиональный театр из зеков. Театр был создан и работал, по крайней мере до освобождения Евгении Польской в 1953 году. В её образных воспоминаниях «Это мы, Господи, пред тобою…» [3] предстаёт натуралистический быт театра в «зоне» на Тайбинке (Ивановке), разобран его репертуар, в частности: маленькая трагедия «Скупой рыцарь», «Лес» Островского, «Волчья тропа» Александра Афиногенова (о “скрежещущем зубами классовом враге”), «Глубокие корни» по пьесе демократических зарубежных драматургов Д. Гоу и А. Д'Эссо. Любопытно, что одновременно и на воле, и в лагерном театре ставились «Русский вопрос» Симонова и «Любовь Яровая» Тренёва.
…Творческий путь Ленкома в Прокопьевске начался спектаклем «За вторым фронтом» по пьесе Вадима Собко. Играли 15 ноября 1951 года на сцене ДК шахты №5-6 имени Ворошилова. Зрители не оставили негативных отзывов. Забойщик шахты имени Сталина И. Банщиков писал в «Ударник Кузбасса» (бывший «Забой»), что театр «поднимает важную тему разоблачения поджигателей Второй Мировой». Главный отрицательный герой - американец-толстосум Сэм Гибсон. «Перед зрителем проходит галерея отъявленных негодяев, чьими делами и помыслами движет американский доллар», - уточнял ещё один рецензент - шофёр-крановщик Г. Гулькин. А положительная героиня спектакля – лейтенант ВВС Таня Егорова. Это и понятно, ведь в Корее уже больше года кипела воздушная битва между советскими и американскими асами.
В первые прокопьевские сезоны ленкомовцы показали зрителю «Коварство и любовь» Ф. Шиллера (постановщики Н. Ф. Филиппов и С. И. Музиль, художник Л. А. Алексеев), «Совесть» Ю. П. Чепурина (режиссёр Г. И. Пушкарёв, художник Л. А. Алексеев), «Платон Кречет» А. Е. Корнейчука (Г. И. Пушкарёв, художник Л. А. Алексеев), «Любовь Яровая» К.Тренёва (режиссёр И. А. Фаликов, художник М. Т. Ривин) и многие другие.
Главрежем Ленкома в Прокопьевске работал сначала Яков Тимофеевич Суторшин, затем - Г. И. Пушкарёв. К слову, за оформление спектакля «Любовь Яровая» и ряда других спектаклей художник Марк Теодорович Ривин первым из художников Кузбасса был в 1966 году удостоен звания заслуженного художника РСФСР.
Из газетной статьи прокопчанина Сергея Ковалёва узнаём, что в первом же сезоне спектакли посетили 70 тысяч зрителей: «Театр показал 12 своих постановок. В межсезоньe Прокопьевская драма отправлялась на продолжительные гастроли. После окончания третьего сезона труппа колесила по Кузбассу четыре месяца: Осинники, Юрга, Мариинск, Горная Шория, Анжеро-Судженск…»
 
ПРОЕКТ КУРЕННОГО
Итак, Ленком обосновался в Прокопьевске - угольной столице Кузбасса.
Ещё 12 апреля 1950 года в «Ударнике Кузбасса» появилась заметка главного архитектора Прокопьевска Н. Соколова: «На Артёмовской улице, в месте выхода её на Фасадную, в ближайшие месяцы начнётся строительство городского театра со зрительным залом на 800 мест». А в июне 1952 года был обнародован проект Театральной площади в центре города.
Главный фасад драмтеатра с монументальными колоннами обращён в сторону Фасадной улицы. С площади к величественному зданию ведёт широкая гранитная лестница. По проекту Московского института Гипротеатр (автор проекта – архитектор Николай Петрович Куренной) новый театр имел «богато отделанный вестибюль с гардеробом, двухсветное фойе, большой буфет, репетиционный зал и хорошее сценическое хозяйство, оборудованное по последнему слову техники». [4]
Здание театра, искусно вписанное в перепады рельефа, напоминает Парфенон – великолепный храм, будто парящий в вышине. До сей поры прекрасное здание театра – визитная карточка «чёрной жемчужины» Кузбасса. Вторым рождением Прокопьевска назвал 1950-е годы заслуженный архитектор РСФСР Григорий Александрович Глотов, приехавший сюда в 1950 году после окончания вуза.
 
МЫ – БРОДЯЧИЕ АРТИСТЫ
Пока шло строительство «Парфенона», Ленком кочевал по шахтовым клубам и Дворцам культуры.
Так, в 1953 году выездные спектакли игрались на сценах ДК шахты имени Ворошилова, клубов шахт «Красный Углекоп», «Южная», имени Кагановича, «Маганак», «Зиминка», в клубе железнодорожников имени Кирова и в Горном техникуме. Ежемесячно театр обслуживал до 10 тысяч зрителей. Сезон Ленкома в 1953 году открылся спектаклями: «Любовь Яровая» по пьесе лауреата Сталинской премии К. Тренёва; «Наследники Робурдена» Эмиля Золя; сказкой для детей «Хрустальный башмачок» Тамары Габбе. [5]
Надо сказать, что с 1953 года в Прокопьевске возводились сразу два замечательных Дворца культуры по проекту Константина Бартошевича, при этом ДК шахты «Красногорская» запустили в эксплуатацию уже в 1957 году (другой ДК – в 1965 году). Председатель правления красногорского ДК Татьяна Ерина позднее возглавила ДК Артёма, а Геннадий и Валентина Яворские стали звёздами Ленкома.
 
ЗНАЧЕНИЕ – ФЕДЕРАЛЬНОЕ
Несколько лет ленкомовцы давали спектакли на разных сценических площадках, пока в 1954 году театр окончательно не осел во Дворце культуры имени Артёма.
Пока не удалось выяснить, кто конкретно из архитекторов его проектировал. Это мог быть немецкий социалист Эрнст Май, предложивший практически осуществлённую схему застройки Тырганского плато. Или репрессированный иркутский архитектор Казимир Миталь. Или Герхард Козель (Коссель)…
Театральная часть Дворца состоит из просторных фойе и зала с балконами и сценической коробкой, большого числа подсобных помещений. Акустика в зале – выше всех похвал, что при отсутствии микрофонов в 1930-е годы было очень важно! А через двадцать лет этот Дворец был реконструирован в духе неоклассицизма; автор проекта реконструкции - прокопьевский архитектор Тимофей Полонских.
В наши дни это единственный памятник федерального значения в Прокопьевске.
ЗАСЛУЖЕННЫЕ И НАРОДНЫЕ
В музее Казанского театра имени Качалова есть сведения о «Петропалыче» - Петре Павловиче Бетеве (1926 – 2002): «Творческую деятельность начал в 1948 году актёром театра в Анжеро-Судженске… В 1951-1966 годах - актер Кемеровского драмтеатра. Актер Казанского русского театра им. Качалова с 1966 года». Из отзывов: «Петра Бетева, народного артиста России, корифея Качаловской сцены, в театре называли Петропалычем. Огромный, величественный, громогласный. Шутник и балагур».
Жена его - народная артистка РСФСР Галина Семёновна Ишкова (1927 - 2008) - в 1948 году окончила студию при драматическом театре гор. Анжеро-Судженска, одновременно, в 1945—1951 годах, актриса этого театра. В 1951—1953 годах работала вАчинском театре, в 1953—1965 годах — в Кемеровском областном театре, в 1965—1966 годах — в Тамбовском областном театре, с 1966 года — в Казанском академическом Большом драматическом театре им. В. И. Качалова. Заслуженная артистка РСФСР (1963). Народная артистка РСФСР (1980). Народная артистка Республики Татарстан (2002)».
И по анжерскому, и по прокопьевскому спискам исполнителей ролей проходит Антонина Николаевна Баулина (1927 – 2015), народная артистка Чувашской АССР (1980). Она родилась в Кузбассе, в пристанционном посёлке города Ленинск-Кузнецкий. По окончании театральной студии в 1946 году её зачислили в труппу Ленкома, базировавшегося в Анжеро-Судженске. В этом театре она продолжала служить и после переезда Ленкома в Прокопьевск. Там Ленком размещался в ДК имени Артёма, но играли и на сцене ДК шахты имени Ворошилова [величественное здание драмтеатра открылось лишь 22 апреля 1960 года]. Потом в жизни актрисы были Сталинский и областной Новосибирский драматические театры. А в 1959 году Антонина Николаевна оставила Новосибирск и приехала в Чебоксары по приглашению руководства Русского драматического театра, в котором сыграла многие десятки ролей. Была дружна с летчиком-космонавтом Андрианом Николаевым, народным артистом России Петром Вельяминовым.
Ещё до открытия нового здания драмтеатра, которое состоялось 22 апреля 1960 года, в прокопьевскомЛенкоме работал актёр и режиссёр Григорий Семёнович Градов, поставивший минимум три спектакля: «Профессор Полежаев», «Тайфун» и «После разлуки».1 января 1958 года «Шахтёрская правда» (так теперь назывался бывший «Ударник Кузбасса») опубликовала новогодние пожелания Ивана Прокопьевского, одно из которых посвящалось «Г. С. Градову, заслуженному артисту РСФСР»:
Желаем Вам больших удач
и творческого роста.
Чтоб вы играли, как сейчас,
лет примерно до ста.
 
Особенно нам нравится
"Профессор Полежаев",
Вот так играть Вам роли
Мы от души желаем!"
 
4 и 5 января того же года в Драмтеатре имени Ленинского комсомола (ДК имени Артёма) шёл спектакль «Последние» по пьесе Максима Горького. Градов – в роли Ивана Коломийцева. А в спектакле «Раскинулось море широко» он – в роли боцмана Капитона Силыча.
Заслуженным Григорий Градов официально стал лишь в 1965 году, уже после отлучения Н. С. Хрущёва от власти, но решение о присвоении ему этого почетного звания принималось, по всей вероятности, в прокопьевском Ленкоме.
 
«ВЗВЕЙТЕСЬ КОСТРАМИ, СИНИЕ НОЧИ!..»
С Прокопьевском связаны примечательные факты биографии и композитора Сергея Фёдоровича Кайдан-Дешкина, автора музыки знаменитого Гимна пионерии. В театральном сезоне 1957 -1958 годов прокопчане увидели лирическую комедию «Дальняя дорога» по пьесе Алексея Арбузова о комсомольцах-метростроевцах. В комедии была занята театральная молодежь: Г. Чунарева, Г. Кузнецова, Л. Сазонова, Р. Столбинина, Г. Грибанова, Г. Стругач, Ф. Столбинин, Н. Лузгинов. Музыкальное оформление: преподаватель детской музыкальной школы по классу фортепиано С. Ф. Кайдан.
Не зря Михаил Фабианович Гнесин считал его чрезвычайно одарённым учеником.
Весной 1959 года состоялся Первый городской конкурс на лучшую песню о Прокопьевске. Итоги подводил концерт, данный 31 мая 1959 года на сцене ДК Артёма. Шесть раз на этом концерте
звучала авторская музыка Сергея Кайдан-Дешкина! Причем пять раз - в собственном исполнении.
Сергей Фёдорович Кайдан-Дешкин был ссыльным, и нетрудно догадаться, в каком ведомстве состоял на учёте. Во всяком случае, в Прокопьевской музыкальной школе нет ни «Личного дела» композитора, ни карточки. Но каким-то чудом сохранились минимум два подлинных автографа композитора – он собственноручно удостоверял своё ознакомление с приказами директора школы - человека, видимо, весьма гуманного. Вот приказ №67 от 15 октября 1957 года: «Несмотря на неоднократные устные предупреждения, С. Ф. Кайдан 12.Х.1957 вышел на работу в нетрезвом виде. Объявлен выговор».
Вообще-то, 12 октября 1957 года по календарю – день субботний. И где-то даже банный. А нагрузка была у Сергея Фёдоровича - будь здоров! В сентябре 38,5 часов в неделю – занятия с младшими детьми и 14 часов – со старшими.
ПОД ЗВУКИ МУЗЫКИ
Осенью 2015 года авторы этих строк нанесли визит 86-летней Марии Тарасовне Цыгоевой, служившей в 1959 – 1972 годах аккомпаниатором музыкального ансамбля театральной труппы Ленкома. Ветеран прокопьевской сцены, ныне покойная, вспоминала актёров тех лет и то, как её приняли в театр. Она поведала, каким хорошим и весёлым человеком был актёр Ленкома Николай Георгиевич Хлебников, как замечательно играл на сцене прежний директор театра Николай Степанович Рулёв, о дружбе домами с семьёй актрисы Стефании Петровны Анненковой-Мельник.
В 1959 году Марию Тарасовну пригласили в театр на прослушивание. Так ей посоветовал директор прокопьевской школы №2 Юрий Васильевич Изюмский, супруга которого служила актрисой в театре Прокопьевска. К тому времени Мария Тарасовна, проживавшая на Южном посёлке, совмещала в средней школе №2 должность учительницы начальных классов с обязанностями аккомпаниатора хора, играла на пианино на школьных вечерах.
«Это произошло за пару лет до открытия нового здания драмтеатра, - рассказывала Мария Тарасовна. - Дома под шпилем уже стояли. Был весенний солнечный воскресный день, а по воскресеньям в нашей школе проводились различные внеучебные внеклассные мероприятия, в том числе спортивные. Пришли несколько классов, мы закончили, идём домой. Вдруг напротив строящегося театра встречаем Юрия Васильевича. Он спрашивает: “Что вы делали?” – “Поработали с детьми и идем домой”. Юрий Васильевич знал от жены, видимо, что театру требуется аккомпаниатор, и я долго не раздумывала. Руководитель музыкальной группы театра передал мне клавир, и дома я его проиграла. К тому времени мы с мужем Николаем Семёновичем уже купили пианино марки “Ростов-Дон”».
Постановкой танцев в музыкальных спектаклях Ленкома занималась Зоя Легкова – супруга режиссёра Геннадия Львовича Легкова. Оркестровая группа состояла из пяти музыкантов. Мария Тарасовна играла на фортепиано и фисгармонии: «Я, скрипка, виолончель, баян - сидели в оркестровой яме. Руководителем оркестра был Николай Николаевич… Актёры при случае подшучивали: играя рыбаков в одном из спектаклей, они опускали на наши руки поплавки удочек».
«А сколько концертов было в ДК Артёма, - дополняет Николай Семёнович, муж Марии Тарасовны. – Кобзон приезжал ещё без парика!»
Мария и Николай познакомилась ещё в Крыму. Мария – из Евпатории, а Николай – симферопольский. Семья армянская, но в ней говорят преимущественно на русском языке. По иронии судьбы их квартира - на улице имени председателя ОГПУ Вячеслава Рудольфовича Менжинского. В 1944 году юную Марию депортировали из Крыма вместе с семьёй: матерью Сусанной Авксентьевной Цурвизовой (урождённой Айруни), тётей Парандзем Авксентьевной и отцом Тарасом Цурвизовым, парализованным ещё в 1941 году.
Любовь к музыке привила Марии ей мама Сусанна Авксентьевна. Когда демонстрировались немые фильмы, она работала тапёром в кинотеатре. После того, как на смену немому кино явилось звуковое, Сусанна Авксентьевна стала играть в питейном заведении. Сохранилась фотография эстрадного оркестра пивного бара, сделанная в Евпатории в 1935 году. «На снимке - дядя Миша, мама, дядя Володя – ударник, и дядя Арон, - продолжает Мария Тарасовна. А в Прокопьевск мы приехали 11 июля 1944 года. Женщин направили в ОРСовский совхоз на Красной Поляне (“Прокопьевский”). Каждый день отмечались в комендатуре. Я стала учиться в Керлегешской школе. Ходили в чунях… Потом переехали в посёлок Южный, мама уже не работала, а тётя работала в городской больнице, носила передачи больным… Я ходила уже в среднюю школу №2 по Артёмовской улице. Играть на фортепиано я научилась ещё в Крыму, в музыкальной школе, но документ об окончании школы я получить не успела, так как нас выслали буквально накануне моего последнего экзамена, основного экзамена – по специальности... Когда я оканчивала 2-ю школу, в ней знали, что я умею играть на фортепиано. Директор школы Мария Наумовна сказала мне: «Если хочешь, оставим тебя у нас в школе, будем платить зарплату». А при школе были курсы учителей младших классов. И я осталась в школе на сорок лет. Мама умерла в 1953 году, а тётя Парандзем – через несколько лет. Она мне была второй мамой.Мы с мужем Николаем Семёновичем хорошо знали актёра Ленкома Женю Докукина, игравшего в «Оптимистической трагедии». Он рядом жил, в доме «Книготорга», часто приходил к нам. Он фронтовик, попал в плен, а всех, побывавших в плену, ещё раз наказывали, отправляя в ссылку в необжитые места. Примерно в 1960 году он уехал в Горловку».
 
ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЛЮДМИЛЫ ТУЧКОВОЙ (СИМКИНОЙ):
«…Возвращаясь в пятидесятые годы ХХ века, хочу вспомнить о своем отце Николае Ефимовиче Тучкове. Отец работал в угольной промышленности Кузбасса с 1947 года, возглавляя самый сложный отдел в тресте «Сталинуголь» - капитальное строительство. Много объектов построено в городе с участием отца, но самым главным его детищем было, пожалуй, строительство театра, именно театра, воплощения его мечты.
Культурный центр Прокопьевска тогда был сосредоточен в ДК имени Артёма. Театра как такового не было, и все спектакли нашей драматической труппы ставились на площадке «Артёма». Все праздничные мероприятия, гастроли артистов, танцы для молодежи по субботам - это все здесь. Дворец культуры располагался за линией железной дороги, каждый вечер толпа нарядных людей оставляла позади шлагбаум и направлялась, как мы говорили, в театр.
Папа с мамой тоже были, как сейчас говорят, продвинутыми. Они с удовольствием посещали гастроли, смотрели все спектакли из репертуара Ленкома. Помню, как за вечерним чаем они делились впечатлениями о том, как играла актриса Галина Чунарева!.. А во время войны родители побывали на всех спектаклях эвакуированного к нам Московского театра оперетты.
Видимо, с тех самых пор отца не оставляла мысль о строительстве настоящего театра, театра, достойного его родного города.
Строительство велось на протяжении нескольких лет. Детские воспоминания – это грязь, лужи, обходные тропинки, по которым мы добирались до своей школы №2, а дома вечерами детское ухо иногда улавливало разговоры взрослых о текущих делах, в основном, о театре.
Только сейчас, когда я достигла солидного возраста, я понимаю, как нелегко ему давался этот объект. А ведь ему не было и сорока лет. Да кроме театра были и другие объекты. И за все он нёс ответственность. Бесконечные командировки в Москву, в Госплан потихоньку подрывали его здоровье, на которое он не обращал внимания. Папа уходил на работу ранним утром, возвращался вечером. Единственное, что он позволял себе, это заходить на обед домой, благо трест был в десяти минутах ходьбы от дома, да забегал посмотреть, как идут дела «на театре».
Все этапы строительства не помню, в памяти остались окончательные работы, облицовка цокольного этажа. Потом появились ёлочки на площади перед театром, красивые фонари, стилизованные под пушкинскую эпоху. Почему-то запомнилась аллея из цветущих яблонь слева, может, потому, что я обходила театр с южной стороны. Дома велись беседы и об интерьере: отец очень хотел, чтобы наш театр был не хуже столичных. Из разговоров помню, что роспись потолков велась ленинградскими художниками, а мебель, зеркала заказывались в Москве.
Театр стал функционировать где-то в конце пятидесятых годов. Когда к нам приезжали гости, то отец с гордостью водил их в театр на какой-нибудь спектакль. Красота театра просто ошеломляла, это был действительно Храм Искусства. Атмосфера театральности окутывала с первых шагов, с гардероба, где мы переобувались в обувь, специально купленную для театра, с освещения многочисленных люстр, с ковров, бархатных кресел, зеркал – возникало возвышенное чувство благоговения!..
Ушло то поколение, уходит уже и наше. Многие, конечно, не помнят и не будут знать имён зодчих, но театр, построенный отцом, стоит в самом сердце его родного города, который он бесконечно любил».
***
Чудесное здание Ленкома открылось в день 90-летия со дня рождения Ленина. Началась новая жизнь Ленкома, но это тема иной статьи. Заметим лишь, что десять лет назад, в 2007 году, это здание обрело статус памятника регионального значения. Искусство кузбасского Ленкома принадлежит всей Сибири. «Мы - ровесники Победы!» - под этим девизом живёт и работает коллектив театра.
Игорь МАНГАЗЕЕВ,
член Союза журналистов России.
Елена ТИХОНОВА,
зав. музеем Прокопьевского драмтеатра
им. Ленинского комсомола.


[1]  Спектакль анонсирован в газете «Забой» - органе Прокопьевского горкома ВКП(б) и Прокопьевского горсовета депутатов.
[2] Из исследовательской работы учащихся школы №8 Анжеро-Судженска
[3] http://coollib.com/b/169046/read
[4] Из газеты «Ударник Кузбасса» от 27 июня 1954 г.
[5] Н.П.Сурикова «Один год из жизни города». Автор анализировала подшивку «Ударника Кузбасса» за 1953 год:  http://knu.znate.ru/docs/index-462362.html?page=9 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.