Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Мы и Международный Литфонд. (К 150-летию Литературного фонда России)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Ноябрь 1856 года. Россия оправляется от позора поражения в Крымской компании: «Высший образ раба, в котором находится русский народ, жалкое положение России в экономическом и других отношениях не может служить возражением против признания её нового возрождения, скорее подтверждает его», – рассуждал тогда В. С. Соловьёв в «Трёх силах».

Обществу нужны были свежие идеи и новые литературные герои, которые помогли бы выявить героев настоящих, вернуть себе самоуважение. Вот в такой атмосфере на одном из званых обедов (в особняке мецената графа Кушелева-Безбородко), где собрались популярные литераторы из Петербурга и Москвы, – известный тогда писатель и критик А. В. Дружинин поделился со всеми своей идеей – организовать специальный фонд для поддержки неимущих литераторов. На обеде его речь вызвала оживлённое обсуждение и горячую поддержку присутствующих.

Инициатива Александра Васильевича Дружинина тем более заслуживала общественной похвалы, что была она совершенно бескорыстна. Сам он материальной нужды никогда не знал, ни в начале своей литературной карьеры, так как происходил из очень обеспеченной семьи петербургского сановника, ни в расцвете своей деятельности, ибо, как писатель, был популярен, являлся одним из самых плодовитых и часто публикуемых в то время авторов.

А. В. Дружинин не ограничился речью на банкете. Скоро вышла его статья о литфонде в журнале «Библиотека для чтения». В статье он объяснял: каковы цели фонда и способы его реализации. Им были предложены основные положения устава, допустимые источники средств и порядок их расходования.

То, что общественность откликнулась на статью и вокруг автора стали группироваться добровольные помощники, подтверждается тем фактом, что Лев Николаевич Толстой в январе 1857 года лично был у Дружинина и писал проект Фонда. Настоящим сподвижником Дружинина в этом благородном деле стал известный поэт – Николай Алексеевич Некрасов, редактор журнала «Современник».

Тем не менее, только 7 августа 1859 года инициаторы смогли получить высочайшее разрешение на открытие Фонда. Император не просто утвердил устав Фонда. Александр II и члены императорской семьи передали Фонду крупный взнос и приняли решение делать это ежегодно. Высочайшему примеру последовали многие достойные люди в России. И уже 8 февраля 1860 года состоялось первое собрание Фонда, на котором избрали его первый Комитет. Кроме самих основателей А. В. Дружинина и Н. А. Некрасова в него вошли: писатель И. С. Тургенев, критик Н. Г. Чернышевский, почётный член Петербургской Академии наук Е. П. Ковалевский.

С самого начала отцы-основатели фонда провозгласили, что ими движет не само сострадание к нужде и несчастью, сколько почётная для общества обязанность поддерживать инвалидов науки и литературы в силу оказанных ими заслуг, или оказывать помощь даровитым молодым людям. Ковалевский справедливо писал тогда: «Те, которым громкая литературная известность даёт возможность более чем безбедного существования, не могут себе представить, в каком положении находится меньшая их братия, эти труженики второстепенных и мелких журналов, и с какими усилиями зарабатывается ими скудная плата. Мы видели между ними нужду потрясающую...»

Именно с тех пор утвердились три основных направления деятельности фонда: помощь осиротевшим семьям литераторов и учёных; стипендии даровитым литераторам, начинающим профессиональную карьеру; субсидии на издание полезных литературных трудов.

Фонд активно и успешно работал по этим направлениям вплоть до 1918 года.

Когда сейчас, в силу отвержения того, что произошло в России после 1917 года, потом повторилось в начале 90-х, говорят, что нечему, мол, верить, нет идеалов – это просто смешно и нелепо, потому что за нами богатейшая история и культура. История, может быть, особенно богатая из-за того, что у России было много таких вот «концов», когда всё начиналось сначала, и происходило возрождение, точнее – воскрешение.

И вот, в июне 1927 года снова воссоздается Литературный фонд при Федерации объединений советских писателей (ФОСП), но в состав его руководства уже вводятся представители профсоюзов, Наркомпроса, Госиздата. А в 1934 году Литературный фонд СССР оказался уже приписанным к вновь организованному Союзу писателей СССР.

Попечительствуя официальным советским писателям и пользуясь при этом ощутимой государственной поддержкой, Литфонд за десятилетия своего процветания при СП СССР, стал собственником громадной недвижимости: десятки санаториев, домов отдыха, домов творчества, поликлиники, дачи и т. п., сотни миллионов рублей на текущем счёте. Использовались эти активы уже не только для достижения традиционных целей. Значительные траты шли для стимулирования литературы определённого идеологического направления, и отнюдь не бедствующие литераторы получали пособия, и не члены осиротевших писательских семей обретались на писательских дачах. Тем не менее, Литфонд служил и основной массе литераторов и действительно доказывал свою полезность литературному процессу и обществу.

Официальная версия о том, что произошло с Литфондом в начале 90-х, такова: Союз писателей распался на несколько независимых организаций и каждая претендовала на исключительное право распоряжаться средствами Литфонда, а растерявшееся его руководство не знало, кому подчиняться. В результате его имущество стало растекаться по разным приватизациям и Литфонд СССР повторил судьбу СССР.

Этого бы не произошло, если бы не были нарушены два основных принципа, заложенные в уставе Фонда его отцами-основателями: первый – о допустимых источниках средств (а не каких попало и от кого попало) и второй – о порядке расходования этих средств.

Именно поэтому имущество Литфонда СССР не воспринимается самими писателями как действительный фонд помощи – из-за сомнительности происхождения средств и былой практики их распределения.

Что мы сейчас имеем? Вроде бы правопреемником Литфонда СССР, после его распада стала Международная (международная в рамках бывшего СССР) общественная благотворительная организация писателей (МОБОП) «Литературный фонд». Однако и Литературный фонд России, продолжая московские, имперские традиции, не устаёт заявлять о своих правах на имущество Международного Литфонда. Поэтому с 1992 года по настоящее время регулярно возникают судебные процессы. На сегодняшний день писательская братия, имеющая моральное или какое-то иное право на имущество Международного Литфонда, разделилась на два воюющих лагеря. Одни действуют по закону и пытаются решить затянувшийся спор в суде. Другие используют для достижения своих целей совсем иные способы – дружбу с администрацией и с другими важными чинами для достижения следующей цели: затянуть судебный процесс. Это нужно для подготовки фонда к банкротству, цель которого распродажа объектов. Дело в том, что многие жители подмосковного писательского городка мечтают получить в собственность арендные дачи и рассчитывают в этом на помощь администрации. А что будет с остальным имуществом Международного Литфонда и кто на этом погреет руки – их не волнует.

Может, в этом и есть высшая историческая справедливость: «не праведно нажитое – не годится для добрых дел».

Нашлись ещё и такие умники – пригласить американских менеджеров, чтобы они научили нас правильно распоряжаться имуществом Фонда. Основной их довод: после перерегистрации МОБОП МЛФ потеряла статус «благотворительной» и стала какой-то «другой» организацией.

Мы теперь безнравственны. Однако, странно и смешно, что сегодня интеллигенцию в США или в Европе пытаются предъявлять нам чуть ли не неким образцом нравственности.

Разница, может, в том, что в США и в Западной Европе главный праздник Рождество, а у нас Воскресенье (Пасха). Это в окончательной мере отделяет европейских праведников от русского бытия и миросозерцания.

Рано или поздно, мы сумеем все эти воскресения Руси душевно соединить, связать воедино. Тогда-то уж никому в голову не прейдет, что у нас нет идеалов, что не для чего жить.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.