Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Запад и православие

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

* * *

Идеология либерал-гуманизма проникла в наши души и отравила там всё что могла, точнее, всё, до чего каждый из нас допустил. Лакейство русского либерала есть непременное свойство влюбленности в чужое. Русский либерал - полуобразованный человек. Полуобразование - это образованность только внешняя (научение), а внутри себя русский либерал так и остался в природном своем виде. Он по природе своей или нравственный или безнравственный. Так по природе своей все звери разделяются на хищных и травоядных. Природный, то есть внутренне необразованный человек, имеет собственное от рождения полученное свойство. От рождения – это означает только одно – свойство, полученное в результате эволюции, то есть постепенного изменения и такой же постепенной выбраковки социально не конкурентных особей. Либерализм западного человека и есть свойство (внутренний человек), приобретенное им в процессе социальной эволюции.

В России же со времен Петра, а может быть и раньше, происходило расщепление православного самосознания заимствованиями чужих мыслей и чужого жизнеустроения, подстегиваемое общей, первородной греховностью человека. Западу нечего было заимствовать у Востока, разве что алгебру и астрономию от арабского халифата. То есть вещи практические, а не духовные, переворачивающие человека.

Нас, русских, все время пытаются переделать, преобразовать во что-то, по мнению власти, очевидно хорошее. И все время этот симбиоз сотериологического и эвдемонического в русском сознании порождал только и исключительно химер. Удивительно ли, что взятка стала естественным смазочным материалам в бюрократической машине русской государственности.

Таким образом, мы видим, что внутреннее раздвоение (расщеп) русского человека явственно отразилось и на социально-политическом устройстве России 21 века, в том числе в её Конституции. Всё чаще и чаще мы слышим сетования на юридическую безграмотность, на наплевательское отношение граждан к законам. Но иного и быть не могло! «В одну повозку впрячь не можно коня и трепетную лань». Ни по закону, писанному человеком, ни по собственной воле православное самосознание жить не разрешает. [X3]

Нельзя православную душу, не разложив её изнутри, не заклав на алтаре экранов телевидения, в кинотеатрах и на эстраде, впрячь в повозку либерализма. Бердяев сделал точный вывод: «Юридизация и рационализация Христовой истины и есть переход с пути свободы на путь принуждения». Разумеется, ни Бердяев, ни православие не против закона: они против абсолютизации принципа права.

Принуждение несвободой всегда рождает зло, то есть имеет следствие, противоположное намерению. Это мы видим воочию – тюрьма еще ни кого не исправила, а опыта тюремно- лагерного бытия у нас предостаточно.

Наказание же будет тогда полезно и действенно, когда судящие (и не только судьи по должности и прокуроры, а всякий, осуждающий преступление внутренним судом, особенно присяжные заседатели), [X4]примут на себя грех и вину преступления.

«...Надо сказать правду и зло назвать злом; но зато половину тяготы приговора взять на себя. Войдём в залу суда с мыслью, что и мы виноваты. Эта боль сердечная, которой все теперь так боятся и с которою мы выйдем из залы суда, и будет для нас наказанием. Если истинна и сильна эта боль, то она нас очистит и сделает лучшими. Ведь сделавшись сами лучшими, мы и среду исправим и сделаем лучшею. Ведь только этим одним и можно её исправлять». (Ф.М.Достоевский,)

Человек, лишённый свободы, уже не есть человек. Уничтожение зла путём лишения человека свободы есть уничтожение человека. Несвобода превращает человека в ещё большего скота, чем он был до осуждения.

Человека нужно образовывать, или разрушать не «снаружи», а изнутри. Это прекрасно понимают западные идеологи социального дарвинизма, скрывающего своё подлинное лицо под маской либерализма. [X5] Индустрия масс-медиа и развлечений как раз и рассчитана на проникновение вовнутрь человека и преобразование его изнутри. Запад достиг в этом колоссальных успехов. Один Голливуд чего стоит! Вглядитесь в иных особей человеческого рода, не пропускающих ни одну серию из «мыльных опер»? Отличный способ увести человека от реальных проблем, требующих от него активного социального поведения вплоть до жертвенности. Русский человек в силу своей кротости и доверчивости – это всё побочный продукт его эволюции в поле православного миропонимания – попался в ловко расставленные сети киношных иллюзий.

Наши доморощенные либералы уверяют нас в том, что западный человек – это человек свободы. Но что такое свобода по-европейски, как не всецелое и раболепное следование человеческим законам? Что такое либерализм в реальности? Это принцип подчинения внешнему принуждению (юридизм) при полной свободе внутреннего человека. Современный философ Славой Жижек определил этот принцип так: «Рассуждайте сколько угодно и о чем угодно, толь­ко повинуйтесь!» Отсюда свобода слова, не сдерживаемая никакими нравственными соображениями, а продиктованная единственно сиюминутной выгодой или выплеском не контролируемых ничем эмоций.

Свобода в православном понимании невозможна вне Христа. Принцип православия заключается в нерассуждающем повиновении заповедям христовым. Иначе сказать: пусть терпит ущерб закон, но торжествует моя христианская совесть. Совесть же в отличие от разума подобна инстинкту – она не рассуждает, а действует поверх сознания. Вместе с тем Достоевский заметил прозорливо: "Совесть без Бога есть ужас, она может заблудиться до самого безнравственного". Заблудиться и оправдаться перед самим собой за любое преступление, хотя бы тем, что «среда заела», не сам, мол, волей своей, а по обстоятельствам.

«Есть только подлое устройство среды, а преступлений нет вовсе», - так говорит совесть, лишенная Бога, и соответственным образом организует среду своего обитания, то есть определяет не только социально-политическое, но и экономическое устроение государства. Все, и либералы, и коммунисты, начинают усиленно исправлять среду обитания, руководствуясь ложной связью между достатком и нравственностью человека. [X6] Православие переносит принцип подчинения из внешнего мира человека в мир внутренней и таким образом делает внешнего человека рабом внутреннего, или духовного человека.

Прочитайте планы нашего правительства на ближайшую перспективу, и вы увидите в них извечную «песню» рационалистов о том, что среда делает человека – человеком же или преступником. Правительство пытается изменить среду жизни, дать человеку всего и много-много и думает, что этот человек самым расчудесным образом превратится в высокопорядочного, высокоморального, работящего человека. Вера в то, что внешние обстоятельства играют решающую роль в становлении социально ответственного человека, особенно утвердилось в нашем сознании с коммунистической идеологией, побочной дочерью все той же эпохи Просвещения. [X7]

Разумеется, речь идет только об абсолютизации принципов, будь то принцип коммунизма, социализма или капитализма. Требовать от изломанного историей и душевно надорванного человека радости по поводу «рая в шалаше» такой же абсурд, как думать о том, что если свинью посадить за стол она через пару десятилетий станет благородной особой. Не в противопоставлении материального и духовного в человеческом бытие, а в их органическом синтезе (Христос) разрешении этого мнимого противоречия. Перекладывание всего и вся на внешние обстоятельства есть ни что иное, как попытка избежать ответственности за свою судьбу, обвиняя в своих бедах некие безличные силы или ближайшего начальника, или очередного «царя».

«Понимание свободы, основанное на принципе полнейшего удовлетворения земных потребностей человека, ложно и ведёт к ещё большей несвободе и кровавым трагедиям», – говорил преподобный Исаак Сирин. Да ведь это и понятно, где стяжание материального достатка, там и спутница этого стяжания зависть. Зависть слишком человеческое чувство, чтобы преодолеть его на путях удовлетворения потребностей. Ведь это всё равно, что давать для питья солёную воду, жаждущему человеку.

Что из этого получается в лучшей из всех западных культур, восходящего потребления – Америке, хорошо сказал писатель Владимир Буковский в своем романе «Московский процесс»: «Не знаю, быть может, в начале века Америка была страной свободы, но слушать сегодня эти слова без смеха невозможно. Трудно представить себе нацию, более порабощенную любой, самой идиотской модой, любой горсткой ничтожнейших шарлатанов, эту моду придумавших. В конечном итоге - своей погоней за успехом. Да ведь и успех, понимаемый столь трехмерно, вневременно, может быть лишь сугубо материальным, не выходящим за рамки известной русской присказки: лучше быть здоровым, но богатым, чем бедным, но больным. Удивляться ли, что при всей этой погоне за счастьем американцы в массе своей - люди глубоко несчастные, не удовлетворенные своей судьбой, часто осажденные проблемами, которые они сами же и создают, бесконечно ищущие самих себя и ничего не находящих. [X8] Отсюда и процветание всяческих гуру, психоаналитиков, сект и прочих спасителей людей от самих себя, без которых не может обойтись, кажется, добрая треть американского населения. [X9] ]Порою создается впечатление, что американцы, будучи не способны вынести бремя свободы, просто ищут, кому бы отдаться в рабство. [X10]

Рабство порождает насилие. Ростки болезни потребительской идеологии видны и у нас уже невооруженным глазом. Перечислять их нет нужды, та же мода, те же гуру и самые дикие суеверия на фоне, казалось бы, беспричинной агрессии. Беда в том, что мы по природе своей доверчивы и потому нет более истовых адептов всего этого вселенского хлама, чем русский человек. А русский человек без Бога в душе – об этом говорил еще Достоевский – самое страшное существо на земле. И это понятно – химеры начинают выть не только на соборе Нотр-Дам де Пари, а в каждой русской душе, потерявшей Бога.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.