Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Запад и православие

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

* * *

Атомарный человек – продукт западной эвдемонической культуры – оказывается один на один с враждебным ему окружением. Грядущего одиночного и одинокого человека в самой гуще в самой человеческой сумятице предвидел Достоевский. В романе «Братья Карамазовы» «таинственный посетитель» старца Зосимы как тяжкую боль свою исповедует: «Ибо все-то в наш век разделились на единицы, всякий уединяется в свою нору, всякий от другого отдаляется, прячется и, что имеет, прячет и кончает тем, что сам от людей отталкивается и сам людей от себя отталкивает».

Это отталкивание и породило звериный принцип выживания: «каждый сам за себя – один Бог за всех», иначе сказать – социал-дарвинизм. В атомарном обществе идет невидимая война всех против всех при внешней благопристойности. Конкуренция и есть «тихая» война нервов, денег, рассудка, знаний и т.п. [X12] В западном мире конкурирует всё: корпорация с корпорацией, отец с сыном, мать с дочерью и сосед с соседом! Но нервы не выдерживают этого накала и тогда берутся за оружие. Ханс Магнус Энценсбергер определил произвольное, бесцельное насилие, обходящееся без идеологической мотивации, и направленное против кого угодно, как "молекулярную гражданскую войну". [X13]

Удивительно ли, что такой атомарный человек психически нездоров и это нездоровье заказывает и оплачивает такие же нездоровые «плоды культуры». Извращение и насилие становятся предметом эстетики такого искусства. Если говорить языком элетромеханики, происходит самоиндукция общества – культура дает образцы – общество создает из них кумиры и обеспечивает их потребление. Это потребление в свою очередь стимулирует выпуск продукции соответствующего качества и направления. [X14] Все наслышаны о рейтингах передач – это и есть один из механизмов самоиндукции массовой культуры. Задача – захватить в этот процесс самоиндукции как можно большее число людей – это экономически выгодно, а где выгода, там нет моральных препонов. Там все позволено.

Носители раздробленного, атомарного сознания стремятся раздробить его у как можно большего числа православных людей, отрывая их тем самым от своего народа, от своих корней. Идеолог славянофильства А.С. Хомяков предупреждал, что «тот, кто оторвался от народа, тот создал кругом себя пустыню, как бы он ни был окружен множеством людей и как бы ни считал себя членом общества».

Западному человеку там и отечество, где хорошо платят, то есть там, где уровень его потребление высок. Понятие государства подменило собою понятия родины и отечества, как духовные ценности. Любовь к отечеству, или патриотизм не воспитаешь в школе, его не воспитывают, а впитывают с молоком матери. [X15] Только повседневная жизненная практика во всех её тончайших, едва осмысленных проявлениях воспитывает в человеке патриота. Всё, что видит и слышит ребенок, всё это схватывает и запечатлевает в глубинах своей души, вначале как эмоцию, а уж потом и как осмысленную позицию. Впитанное с молоком матери уважение и даже страх огорчить отца чем-нибудь недостойным создает предпосылки к самовоспитанию (научению) в себе патриотического отношения к наследию отцов. Увлекаемый чувством любви к отцу и подстегиваемый страхом получить осуждение отца за недостойное поведение, молодой человек по воле, идущей из сердца, сам, без внешнего понуждения будет искать в истории примеры достоинства отцов и примеры исполнения сыновнего долга. Никакая дидактика не сумеет сделать из мальчика патриота, если он не видит «отцовства» ни в семье, ни в обществе. Если перефразировать известное изречение: «короля играет свита», то в ролевых играх человека важно как окружающие его люди относятся к исполнению им той или иной социальной роли и роли отца – важнейшей и главнейшей социальной роли из всех.

Когда встает вопрос жизни и смерти, то выбор совершается в самой сердцевине души. За кого положить жизнь свою: за безликое государство или за отца своего, даровавшего сыну жизнь? Современное воинское искусство, воинская доблесть и долг строятся на иных чувствах, которые точнее всего определяется словами: ожесточение и работа. Если есть работник, то есть и заработок, есть такая профессия защищать государство.

Способности входить в состояние ожесточения, и учит солдата-наёмника новая психологическая наука. Государству нужен такой профессиональный солдат, без рефлексов, в том числе и о сути отцовства. Но тогда и нет Отечества! [X16]

В Отечестве всякий сын – защитник отцовского наследия и кто уклоняется от этого, тот изверг, то есть добровольно извергнувший себя из лона отцовского. Государство же уравнивает в правах всех: и солдата-наемника, и любого другого, поскольку работа от работы отличается не правовым статусом, как это бывает в Отечестве, а уровнем жалования.

«Атеистическая революция неизбежно совершает отцеубийство, — писал Бердяев, осмысляя идею Карамазовых, — она отрицает отечество, порывает связь сына с отцом». Поскольку атеизм по сути дела - это есть одна из форм душевной организации человека, то либеральная (либерализм разновидность атеизма) революция девяностых годов прошлого века, чему мы были свидетелями, еще больше разорвала «связь времен». Отдалила отцов от детей. Отрицание Отечества достигло пика непереносимой боли у тех, кто не потерял чувства «связи времен».

Отпрыск либерализма, современный плюрализм преподавания истории в школе и вузах, есть ничто иное, как научение не различать должное от недолжного, добра от зла в их нравственно-моральных формах. Согласно концепции плюрализма любой взгляд на событие имеет право быть и, самое главное, должен уважаться. С таким подходом, думаю, не согласится православное самосознание. Смирится, но не примет в душу свою.

Конец двадцатого века в России ознаменован резким отрицанием прошлого. По сути, отрицанием Отечества. Дело доходило до того, что дети избивали своих отцов, ветеранов Отечественной войны на проспектах Москвы.

Порнографические фильмы и другие, с позволения сказать, продукты эвдемонической цивилизации усиленно разрушали и продолжают разрушать семью. [X17] Уравнивание во всех правах женщины и мужчины – вот еще один плод с дерева либерализма – низводит авторитет отца к самому минимуму.

Профессор М.М.Дунаев в ранее цитированной мной работе пишет: «Идея отцовства расшатывалась с двух концов: от не достоинства отцовского и от сыновнего рационального прагматизма». Нынче прагматизм детей возносится до небес – вот еще один из идолов нашего времени!

Непрочность семьи едва ли не всегда обусловлена разрушением идеи отцовства, – продолжает профессор. - Идея же эта, как идея сакральная, именуется от Отца Господа нашего Иисуса Христа (Еф. 3,14-15).

Не достоинство отца вот, по-моему, один из ключевых факторов разрушения семьи и перемещения женщины во главу семейного угла! Тут ведь не только потеря мужчиной мужества, тут идут более глубокие, зачастую даже гормональные изменения – феминизация мужчин и напротив – маскулинизация женщин. [X18]

Это видно не только потому, что женщины заменяют мужчин в традиционно мужских профессиях, но и в том, что женщины усиленно осваивают мужские виды спорта. Традиционные пороки мужчин стали и пороками женщин, пример этому: курение, потребление алкоголя и наркотиков. В то же время проституция, исконно женская профессия, находит своих последователей и у мужчин. Это всё существенный с далеко идущими последствиями «сдвиг по фазе» полового социального поведения людей.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.