Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Стремились память до конца убить

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Содержание материала

А всё-таки могли мы выйти из Советского тупика без таких ужасных жертв! Направление на демократию уже было видно. Имелись в стране и здоровые силы. Помните, как любая «проблемная статья», пробившись в центральные газеты: «Правда», «Известия», «Социндустрия» и др. поднимала громадную волну обсуждений, разных мнений и заставляла думать. Во-первых, это говорит о том, что тогда, действительно, у нас зарождалось гражданское общество, которое постепенно выкарабкалось бы на политическую поверхность, но естественным путем, как Польская «Солидарность». Но, мы, как всегда, шарахнулись сразу головой в омут, не подготовив ни законов, ни правил, ни какой-либо политической программы, а лишь услышав от словоохотливых и приятных на вид людей очень интересные рассказы о чудотворной силе «рынка», делающей всех без исключения счастливыми.

В олигархии 90-х выплеснулся весь эгоизм, накопленный в партийно-комсомольских кругах, уставших от «оргработы» и истосковавшихся по финансово-экономической власти. К тому времени советский чиновник уже притомился перевыполнять эти бесконечные пятилетки и захотелось пожить по-человечески, как живут «ТАМ». Им опротивела вся эта возня с жутко надоевшей необходимостью ежечасно поднимать энтузиазм масс на трудовые подвиги, новые начинания и эксперименты. Им самим свалившийся на их головы капитализм с вчера ещё запрещенным словом «рынок» дурманил голову, а манящее слово «прибыль», ставшая приватной потянуло к «голубым фишкам» - на фиг сдалась вся остальная страна с плановой неэффективной промышленностью, дотационным сельским хозяйством и нерентабельным ЖКХ. В ход шло всё: залоговые аукционы, наглые сделки через продажный суд, денежные пирамиды, временные внешние, кризисные и прочие подставные управляющие, PR-схемы, скупка TV каналов и депутатов целыми фракциями и в розницу. И всё это транслировалось по собственным частным массмедиа с явным презрением к стране, народ которой оказался таким невосприимчивым к прогрессу и постиндустриальному мышлению. Народ им подсунули не тот, а вскоре вообще выяснилось, что для функционирования нефтегазового комплекса достаточно иметь лишь треть населения.

Вот так жестоко народ учится на своих ошибках, вынужденно вспоминая хорошо забытое и содрогаясь от недавнего.

Как привет из прошлого оказалось, что православный идеал царской России скреплял воедино многие годы матушку Русь. А его разрушили, как вредный и консервативный. Народ, наконец, почувствовал, что свободы не может быть без ответственности и контроля над чувствами. А неумную идею «общества потребления» русский народ и раньше отвергал, помня на каком-то родовом уровне крестьянские заповеди: «Бережливость лучше богатства», «К копейка копейка – проживёт и семейка», «Счастье алтыном не купишь». Русских всегда занимало больше не как жить, а для чего жить.

А поэтому единогласно отверг олигархов и даже молча одобрил, казалось бы, явную несправедливость (если честно и по-русски), проявленную властью лишь к одному из них, наиболее яркому и уже покаявшемуся представителю. Олигархи – тоже жертвы русской истории, они очень зависят от власти, а разорвать порочный круг невозможно в силу нелегитимности (а это мягко сказано) богатства не только в их собственных глазах (см. признания М. Ходорковского об ответственности богатых людей, получивших богатство, как дар Божий, в разгар либеральной революции), но и в глазах народа. И пока эта законность не будет достигнута, эффективного института собственности не появится. Народ тогда признает её, когда они открыто и добровольно вложат определенные (законом!) средства, созданные когда-то простым народом, в человеческий капитал, в образование, в здоровье нации строго по Гамбургскому счету. Как социал-революционеры пытались спалить сучковатый, но калорийный русский народ в горниле Мировой революции, так и наши либералы (молодые, да ранние) уже готовы сделать из него выгодный ресурсный подкидыш к высокотехнологичной Западной экономике. Вот он путь от Мировой Революции до списков Форбса!

Ещё одна глупость наших младодемократов в том, что начиная свою революцию, они совершенно не знали и знать не хотели (а интуиции не было!) основных природных качеств своего народа. Покажем это на примере разгрома отраслевой науки.

В стране существовало более тысячи отраслевых научно-исследовательских и проектно-конструкторских институтов, охватывающих все отрасли промышленности. В 1988 году их перевели на хозрасчет и самофинансирование, и многие, если не большинство из них, нашли свое место в общем технологическом процессе создания и производства новой, не курируемой министерствами (т.е. без административных вожжей) продукции, создаваемой уже в конкурентной с западными, как тогда называли «аналогами» современной продукции.

Имея отличные экспериментальные базы (участки, цеха и целые заводы) и высококвалифицированный рабочий персонал, многие из них в конце 80-х и в начале 90-х не только выжили, но и обзавелись сетью партнерских и деловых связей, в том числе и с зарубежьем. В то время, когда система Министерств, Главков, Снабов и др. государственных структур была свернута, отраслевая наука, во всяком случае, связанная с жизненными и конкретными задачами, даже окрепла и нашла свое место «в строю». Но… это расходилось со стратегическими задачами олигархического капитализма, а поэтому было создано Чубайсовское ведомство (Управление госимуществом), которому вменялась задача «раскулачить» отраслевую науку. При этом в дело шло всё: и разврат начальства возможностью быстрого обогащения (главная ипостась новой революции!), и приватизация отдельных лакомых звеньев из общей технологической цепи, и бизнес на распродаже уникального оборудования, и банальные банкротства бандитскими структурами при активнейшем участии Арбитражных судов, назначающих управлять наукой явных отморозков. Как тут не вспомнить разгром зажиточных крестьян в 29-м и прототип Чубайсовской опричнины – продотряды времен Военного коммунизма. Эти «друзья народа» хорошо знали, что именно здесь гнездится русский дух творчества, готовый творить просто из потребности что-то создавать, изобретать и работать за похвалу, за обычное одобрение окружающих товарищей и возможность открыто смотреть людям и своим детям в глаза. Предложи им горы злата, они обидятся: «Что же я такого сделал? Птица же поёт без вознаграждения! А мне повезло – я творю, и это главное!»

Народ оказался психологически не готов к такому грабежу, не только разрешенному, но и поощряемому властью. Юридически это была не приватизация, а разгосударствление по «партийной» принадлежности. Это было предательство народа и иезуитская ухмылка, появившаяся у искусственно рожденного, бездарного, пост-советского капитализма, вобравшего в себя все пакостные черты предыдущего режима: лицемерие, двуличность, продажность и, ко всему прочему, неразборчивость в средствах. Когда же в России снова возродится понятие – ЧЕСТЬ?

А последняя зачистка отраслевой науки была в начале нулевых уже этого столетия при толерантном Фурсенко, когда на аукционы были выставлены последние выжившие и благополучно себя чувствовавшие в рынке институты и даже способные осуществлять нормативную, сертификационную, стандартизационную, патентную и т.п. деятельность в рамках всей подотрасли. Этих бедолаг на аукционах раскупили из-за месторасположения (конечно, не за их научно-технический и отраслевой потенциал), и тут же, почти мгновенно, перепродав (с наваром!), сразу после «урегулирования» земельных вопросов. Сейчас этих институтов уже нет, а на самом верху пошли разговоры о воссоздании отраслевой науки уже по приоритетным общенациональным программам, конечно, под руководством того же Фурсенко и чиновников, проводивших аукционы. Так страна наша никогда богатой не будет! Во всяком случае – народ.

Не поняли наши демократы 90-х русский народ, его глубинную суть, которая всегда, на протяжении всей российской истории, была той изюминкой, той отличительной чертой нации, позволяющей ей, несмотря на отсутствие теплых морей, обезьян и бананов, при наличии девяти месяцев зимы, всегда находиться в списках промышленно развитых стран.

А многие на Западе обижаются, что Россия живет не по законам цивилизации, где ей явно следует быть в списках отсталых стран, а она не по чину «лезет» в передовые, даже несмотря на явную дурь её правителей, заставлявших весь век русский народ жить не по душе и вопреки своей натуре. Да и сейчас, как видим, ситуация та же.

Главное у русской нации – это её креатив (творчество!), а не нефть и газ. Когда же поймут это наши правители? Гайдар с Чубайсом и олигархами этого не поняли, да и сейчас власть как бы сторонится народа: «Что у него там на уме? Пусть чиновники на местах разбираются!» Не разберутся, у них свои интересы, а вот у народа в России никого, кроме власти, нет. Так что как-то бы надо помочь народу, он много для страны сделал – фактически всё.

Русский человек живет не по внешним законам, а по внутренним, руководствуясь нравственным инстинктом справедливости и моральной ответственности, повседневно чувствуя присутствие высшего сознания в своей обыденной жизни и рассматривая труд, как самодостаточный процесс существования человека, а не способ делать деньги. В старой России существовала какая-то таинственная значительность простых тружеников, которую хорошо осознавал Лев Толстой, сам любивший и уважающий «простой» труд. Хозяин земли не тот, кто по ней бродит, а тот, кто по ней с сохой ходит.

И социализм был отвергнут не за его «стремление» к справедливому распределению общенародных благ, как раз здесь-то народ особо и не возражал, но он почувствовал фальшь, и даже не в его конечных целях, а в методах и цене их достижений, в цинизме и откровенно унижающей показухе. Капитализм стал уже не так страшен, а где-то даже вызывал, если не симпатию, то удивление и интерес. А это для русского человека очень много – врага не стало. А тот, кто фальшивил, наоборот, стал неприятен. Последствия общеизвестны.

Без благородных идей и помыслов, наконец, без романтики и воодушевления, и у любого предприятия и организации долговременных успехов также никогда не будет. Нам ли забывать вдохновенный труд наших предков, по-крестьянски самостоятельно освоивших Сибирь-матушку: семьями, с ребятишками, с весны до осени, батрача зимами, шли, помогая лошадкам, искать счастье. А уж где оседали, там вскоре возникали добротные русские деревни, парни из которых в 41-м отстояли и Малую и Большую родину.

А как русский народ весело, гуртом, с петухами и козами, иногда по 6 верст в сутки пробивал по нехоженой тайге и топям Трансиб, построив его фактически за десяток с небольшим лет, а сейчас сбоку от него не можем никак отсыпать плохонькую шоссейку – техники много, а совести мало.

Именно это изменение в умах и происходит сейчас в сознании молодого поколения большинства руководителей. Бандитское сознание «хозяев» 90-х уходит, как опасное, затратное, т.е. в итоге, нерентабельное, а на смену идет осознание того, что открытость и честность, справедливость и взаимоподдержка быстрее ведут к прогрессу и успешной работе. Именно эти субъекты отечественной экономики будут более жизнеспособны, в том числе и за счет неизбежной активизации «человеческого фактора» их коллективов. А за реальным сектором потянутся и судейские, и прокурорские, да и весь чиновный люд, но не наоборот!

И когда именно эта «Справедливая Россия» создаст нужную критическую массу, а это все почувствуют, вот тогда мы и сомкнемся с той Старой Нашей Россией, и духовно, и по-отечески, как и мечтали наши провидцы.

Большой путь с народом прошла наша церковь, делившая с ним все беды и опекавшая в поворотные периоды его истории и пытавшаяся всё разъяснить, всех убедить и примирить. Но она не смогла уберечь его, когда под тяжестью двух войн и двух революций, он, ещё недостаточно закаленный, поддался нигилистическому бунтарству с возможностью заодно попользоваться недостаточно легитимной на его взгляд, помещичьей собственностью. Но и сама она (церковь) была разгромлена, а весь священный люд уничтожен в лагерях.

И вот сейчас она восстанавливается из того, что осталось живого, возраждаемого, да из нашей памяти, заложенной дедами и бабками в нашем детстве.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.