Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Друг мой, а не враг

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Нечто невообразимое происходит с русским языком последние два десятилетия. Государственные и общественные деятели, представители средств массовой информации и прочие представители публичных профессий, в своих устных и письменных выступлениях, с усердием выталкивают, вытесняют из обихода русского литературного языка исконно русские слова, гордо и беззастенчиво заменяя их иноязычными, создавая тем самым неприемлемую языковую ситуацию.

Трудно однозначно ответить на вопрос, ведают ли что творят эти наши доморощенные горе-реформаторы русского языка. Если допустить, что они являются частью нашей интеллектуальной элиты, составляющей основу интеллектуального потенциала, то на поставленный вопрос напрашивается положительный ответ. Именно это и вызывает закономерную тревогу. Ведь язык и мышление представляют тесно связанные субстанции. Ещё около 150 лет тому назад выдающийся русский языковед и основатель Московской лингвистической школы Ф.Ф.Фортунатов доказал издревле идущую связь между языком и мышлением общества.

Связь языка и мышления нередко трактуется как параллелизм речевых и мыслительных процессов. Подобно тому, как категория «содержание», будучи определяющей стороной целого, представляет единство всех составных характеристик элементов объекта, а категория «форма» выступает как способ существования и выражения «содержания», можно, по-видимому, «язык» уподобить «форме», а «мышление» - «содержанию». Ведь мы о содержании человека, то есть о его значимости как личности, о его достоинствах судим по совокупности его интеллектуальных, нравственных, психологических и поведенческих характеристик, где язык выступает в роли способа отражения существования и выражения этих характеристических особенностей, создавая тем самым общую зримую картину единого целого.

Язык, в речевом варианте, отражает характер и особенности нашего мыслительного процесса. А потому ущербному мыслительному процессу соответствует ущербный язык, ущербному национальному языку соответствует ущербное общественное мышление.

Язык, будучи предназначен для выполнения коммуникативных функций, в то же время организует знания человека об окружающем нас мире, расчленяет их и закрепляет в человеческом сознании, выполняя, тем самым, функцию отражения объективной реальности. Иначе говоря, язык формирует категории мысли и сознания.

На этом, однако, роль и значимость языка не заканчиваются в жизни общества, он также выполняет большую консолидирующую функцию в тех или иных ситуациях. Это известно издревле. Например, в начальной стадии нашего летоисчисления передовые мыслители древнего армянского этноса считали, что для сохранения своей этнической идентичности и целостности армянской государственности, необходимо наличие единства, по крайней мере, двух начал: духовного и культурного. Поэтому в 301 году впервые в мире на государственном уровне армянским этносом было принято христианство, а в 405 году была создана армянская письменность - важнейшая часть культуры армянского народа.

Роль языка в вопросе консолидации общества важна не только с точки зрения защитной функции общества, но и несёт на себе значительную политическую нагрузку, и будет носить до тех пор, пока из мира межгосударственных взаимоотношений не исчезнет ныне существующая тенденция агрессивных великодержавных устремлений, направленных на навязывание своей воли народам других государств, стремящихся учить, как им следует жить, какому богу молиться или кого иметь во главе национального государства. Принцип «разделяй и властвуй» не теряет свою актуальность, о чём говорят многочисленные примеры процессов давно минувших, вчерашних и, даже сегодняшних дней.

Не следует забывать и о той неоценимой роли, которую сыграли русский язык, литература и культура в целом, повлияв на культуру и язык других народов-сателлитов, а также народов, которые, минуя промежуточные стадии развития, по существу из феодального уклада жизни общества перескочили на современный уровень. И, как мне кажется, это благотворное и благодатное воздействие продолжается и ныне.

Считаю необходимым отметить ещё один существенный момент. Это преемственность. Язык, письменность – если не единственные, то главные средства, через которые реализуются преемственность поколений и исторических эпох. История каждого языка неотделима от истории народа, владеющего им.

Я говорю, возможно, о банальных вещах, известных всем, но, быть может, неизвестных нашим горе-реформаторам русского литературного языка. Полагаю также, что в како-то мере я отхожу от норм элементарной дипломатии. Но, как мне представляется, при обсуждении архиважной проблемы засоренности русского языка не до церемоний. Почему мы, например, допускаем выражение «аудитория русско-язычного твиттер» (твиттер – от английского щебет, щебетать, щебетание; чирикать, чирикание), и не находит ли русскоязычный гражданин России некоторое неуважительное, я бы сказал, даже пренебрежительное отношение к своей личности и к стране, которую он представляет? А с другой стороны разве это не засорение, направленное на перевод языка с уровня понятийного на более низкий – бытовой уровень, с урезанной и искажённой смысловой нагрузкой, о чём беспокоится наш соотечественник, кузбасский писатель Михаил Анохин, опубликовавший в декабре 2007 года в областной газете блестящую статью, посвящённую русскому языку?

Можно привести множество примеров неуважительного отношения к языку. Остановлюсь на одном. В 2007 году в Кемерове был выпущен буклет под названием «Социальные услуги населению через партнёрство НКО и власти», в редакционную коллегию которого были вовлечены учёные в областях философии и филологии и другие личности. Со слов авторов, проводился опрос населения по репрезентативной выборке с использованием метода уличного и личного faсe-to-faсeопроса. Создаётся впечатление, что авторы решили оригинальничать, проявляя неуважение к читателям, далеко не каждый из последних знаком со словом репрезентация (англ. representation). С другой стороны, применяемый авторами буклета «супер оригинальный» метод faсe-to-faсe, означающий «лицом к лицу», «слаборазвитому» российскому читателю намекает о взаимной позиционной ориентированности сторон процесса интервьюирования и в то же время даёт понять о наличии другого метода под названием «back-to-back», означающего «спина к спине», но несколько иного позиционно-ориентированного толка. Усматривается не только издевательство над чувствами русскоязычного читателя и самим русским языком, но и наличие упадка и нищеты нрава. Ведь это не толькобеззастенчивое захламление самого языка и инфицирование мыслительного процесса его носителя, но и оскудение разума…

Авторы вышеупомянутого буклета общественную организацию «Кузбасский Центр «Инициатива» считают своеобразным брендом (стр.43). Кстати, слова бренд, бонус, тренд и другие употребляются многими говорящими и пишущими, в том числе первыми лицами федерального уровня. Русский язык засоряют как политики, так и чиновники всех мастей, народные избранники, представители рекламных и развлекательных структур, теле- и радио- ведущие, спортивные комментаторы, корреспонденты средств массовой информации и др., забывая, что отношение к языку является показателем нравственного уровня человека, его нравственных ориентиров. Общество, переставая быть нравственным, перестаёт быть обществом.

Во второй половине 2009 года, в связи с разговорами о повышении размеров пенсий для пенсионеров, имеющих трудовой стаж со времён советской власти, из какого-то глухо упакованного языкового пласта, кем-то из чиновников, не языковедом, было извлечено слово «валоризация». Это слово нельзя найти ни в одном из словарей русского языка и в энциклопедических словарях. Единственное место, где оно нашло себе пристанище – «Орфографический словарь русского языка» (1986 г., стр. 36), но без всяких пояснений. В англо-русском словаре можно встретиться со словом valorize, означающим «устанавливать и поддерживать определённые цены путём государственных мероприятий» (например, покупкам по завышенным ценам, займам и т.п.). Читателю, вооружённому этими сведениями, предоставляется возможность пофантазировать о целесообразности внедрения английского языка в обиход русского литературного языка. У меня возникает вопрос: неужели лингвистическими проблемами тоже поручено заниматься когорте высшего эшелона власти, людям подобным Чубайсу, оболванившему своей афористической «ваучеризацией» законопослушный русский народ? Вот уж точно подмечено И. Гёте о том, что из всех воров самые вредные те, которые крадут одномоментно и наше время, и наше настроение.

Чем же не привлекателен русский литературный язык «реформаторам»? Если подвергнуть сравнительному анализу сферы разных языковых культур, можно не сомневаться, что наш язык окажется самым совершенным, или одним из самых совершенных классических языков цивилизованного мира. Русская литература славится, проникновенностью, глубиной и оригинальностью лиризма, способен передавать самые тончайшие оттенки чувственного мира человека, его переживаний, творческой фантазии и полёта мысли.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал…

Только истинный представитель русской культуры и языка, русской словесности способен так метко, лаконично, изящно и лирично выразить свои мысли, свои чувства, любовь к народу своего Отечества. Смею утверждать, что гениальность А.С.Пушкина не проявилась бы так ярко, если бы он был представителем иной национальной культуры, к примеру, эфиопской. Вспомним вечные строки романа «Евгений Онегин»:

Когда благому просвещенью
Отдвиним более границ,
Со временем (по исчисленью
Философических таблиц,
Лет через пятьсот) дороги, верно,
У нас изменятся безмерно…

С большим удовольствием я слушаю выступления Патриарха Русской православной церкви Кирилла. Его речь насыщенна истинной мудростью и глубоко содержательными, с точки зрения нравственных и иных ценностей, словами. Используемый им огромный словесный фонд, язык, отточенный до предела лаконичностью и изяществом выражений, буквально завораживает слушателя и наполняет его душу любовью к родному языку.

Литературный русский язык является уникальным явлением русской, славянской, европейской и мировой цивилизации, а потому к нему следует относиться бережно, адекватно его значимости в формировании этой части общей культуры человечества. Замена без особой надобности составных слов русского языка иноязычными, ведёт к его засоренности, захламлённости, коррозии, переводу с верхнего состояния своего развития на нижний бытовой уровень в худшем варианте последнего.

В то же время выхолащивает душу языка, а стало быть, и его носителя, этноса в целом, ведёт к броуновскому хаосу процесса самоидентификации.

Русский язык, также как и другие языки цивилизованного мира, не является мертворождённым образованием с раз и навсегда начерченными непроницаемыми границами, он живой и находится в постоянном развитии. Языки характеризуются динамизмом и наделены свойством расширения границ. В этом плане у всех языков процесс развития, как мне кажется, подчинён одной и той же философии, одним и тем же законам. Действительно, все языки буквально напичканы латинскими и греческими словами, делающими их, то есть языки, частично похожими, играющими как бы роль связующих звеньев между ними. В то же время расширение языковых границ идёт непосредственно вслед за развитием науки и техники. Пытливый ум человеческого гения, внедряясь в глубинные процессы материального мира, открывает новый пласт законов природы, которым подчиняется ход протекающих процессов, с одной стороны, и которые для описания требуют применения новых терминов, слов и названий, с другой. Кроме того, развитие науки открывает новые горизонты совершенстования техники, которая, в свою очередь способствует движению науки вперёд. Такой ход событий естественен и универсален, он даёт новый толчок расширению языковых границ. В этом плане, к примеру, вполне оправданно вошли в русский язык слова ноутбук, файл, сайт, сервер, Интернет, пин-код, сим-карта, портал и другие. Думается, что учёные разных областей науки, в том числе и гуманитарных, приведут множество примеров аналогичного характера.

Так и только таким образом происходит развитие литературного языка, если, разумеется, рост словарного фонда языка (или, иначе, расширение границ языка) принимать за развитие последнего.

О носителе высоких идей, не гибридизированных с глупыми поступками, судят по тому, носили эти идеи заряд прогресса, положительной морали и нравственного совершенства или отрицательный заряд злостной и пагубной направленности. Отношение к языку, повторюсь – показатель нравственного уровня человека, его нравственных ориентиров. Так не пора ли вам, исказители языка, задуматься над этим? Ведь чувства не должны превалировать над разумом. Свобода выбора слов для выражения своих чувств не должна быть оторвана от адекватно уважительного и бережного отношения к собственной культуре, литературному языку, к своим корням, к национальному наследию. В противном случае мы превращаемся в злостных предателей, осознанно внедряющих болезнетворные разлагающие вирусы, уничтожающие национальное самосознание, национальную целостность.

Что же собой представляет литературный язык? Чёткий ответ находим в разделе «Язык» Большой Советской энциклопедии (т.30, стр.466, 1978 года издания): «Литературный язык имеет ряд признаков: обработанность, нормированность, широта общественного функционирования, общеобязательность для всех членов коллектива, развитость функционально-стилистической системы. Полнота проявления этих признаков достигается в период формирования нации, когда литературный язык сам становится важным фактором национальной консолидации…». И здесь же, другое предложение:

«Будучи связан с мышлением и психологией человека, его жизнью и общественным сознанием, историей народов и их обычаями, отражая национальную специфику и культуру народов, являясь формой выражения для литературы и фольклора как вида искусства, будучи основным источником знаний о внутреннем мире людей, обладая определённой чувственно воспринимаемой формой, язык является источником получения косвенных данных для гуманитарных и естественных наук…».

Думается, что комментарии излишни. В этих двух ёмких предложениях, как в зеркале отражена колоссальная роль языка не только в общественной жизни человека, но и косвенно-колоссальная ответственность каждого из нас, каждого члена общества перед собственным языком. В этих вопросах не следует быть всеядным; следует твёрдо и непоколебимо стоять на нравственных, духовных и национальных ценностях и ориентирах. А иначе чем мы выделяемся из животного мира? Неужели мы теряем всё то лучшее, оставленное нашими предками нам в наследство?

Вышеизложенное не является нравоучением и не преследует цель воспитательного воздействия на читателя. Скорее это крик души рядового гражданина и потребителя русского языка, беспокоящегося за сегодняшнее состояние турбулентности не только самого общества, но и его языковой сферы, вызванное иноязычным ураганом.

г. Кемерово 

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.