Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


"Сияние России". Диалоги с Валентином Распутиным

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Содержание материала

В. Г. Распутин проводил в Иркутске традиционный праздник русской духовности и культуры «Сияние России». Он - его идейный вдохновитель и главный организатор. На праздниках уже побывали известные русские мыслители, педагоги, писатели, артисты, ученые. Был удостоен и я этой чести.

В таких произведениях, как «Последний срок», «Прощание с Матерой» вплоть до «Пожара», исполненного трагического отчаяния, от распутинской публицистики до многочисленных гражданских речей звучит единый мотив - мотив потребности в сохранении нашей мудрой крестьянской культуры, духовных основ российского общежития, истинного служения Родине. В.Г. Распутин показал, как разворачивается апокалипсис, разрушающий прекрасную и вечную Вселенную, как уничтожается полноценная традиционная, полная спасительного труда одухотворенная крестьянская жизнь в ее гармонии с природой. Вот почему В.Г. Распутин не только писатель, но и самый деятельный защитник сибирской природы, отдающий свои силы борьбе за трепетное отношение к Матери-Земле. Особенно энергичен он был в сражении за озеро Байкал. В.Г. Распутин - чистая совесть России.

Вот как (разумеется, во фрагментах) складывалась день за днем моя работа в Иркутске.

5 октября.

В Иркутск прилетели 5 октября. К нашему удивлению, нас встретил в аэропорту беспрерывно занятый В.Г. Распутин с группой журналистов. Валентин Григорьевич пригласил к себе на сибирский ужин. Его жена Светлана Ивановна приготовила хлебосольный стол. Говорили много и откровенно. Вот наиболее запавшие в сознание мысли и раздумья В.Г. Распутина:

- Нас хоронят. Это опрометчиво. Мы крепко ослаблены, но не обессилены. Есть мощные русские люди. Разбойное поведение Ельцына, расстрел Белого дома вызвали подвиг самопожертвования, самого высокого героизма. Конечно, это избранные, лучшие русские люди. Но ведь таких всегда было мало! Их воспитывали наша жизнь, Церковь православная, история, школа.

- Человек на земле временен. Родина вечна.

- Потери наши гигантские: раздел Державы, широкое равнодушие русских к русскости, национальная рознь, корысть, исчерпанность покровительства славянам, гибель трудно исчислимых материальных и духовных ценностей. И однако Россия жива: мы снова впитываем в себя, как наши предки, национальные святыни; у нас есть люди, готовые отдать жизнь за Россию. Ныне у нас больше духовной мощи, чем было до либерально - криминальной революции. Идет пусть пока еще не массовая добровольная национальная мобилизация. О ней должны узнать и дети в школе.

- Россия могуча. Она была сильна крестьянской идеологией - идеологией православия, государственности, ратного подвига, неиссякаемого трудолюбия, высокой целомудренности, связью с природой. Могло ли все это, формировавшееся даже не столетиями, а тысячелетиями, исчезнуть? Нет и нет. Народ в лучших сынах проявляет мудрость: занимается самосохранением, отторгает чуждую иноземную псевдокультуру, держит оборону, готовится к бою за государственное и национальное достоинство. Лучшим надо напомнить: надо заботиться о детях дома, в детском саду, школе. Величайший экспериментатор-педагог Л.Н. Толстой взял урок у европейской школы и пытался воплотить его в жизнь. Суть урока: дети рождаются чистыми.

Воплощение в Яснополянской школе: воспитывать детей в поиске истины, совести, проявлении врожденной одаренности, добре. Для рождающейся ныне русской школы Лев Николаевич -современник. Школа - отправной пункт детского творчества.

- Самое вредоносное сейчас - продажное, антирусское телевидение. Улыбаясь, не то шутливо, не то серьезно Валентин Григорьевич добавил:

- Останкино надо закрыть. Против неё должны восстать все нормальные люди, но в первую очередь - родители, учителя. Иначе их труд - напрасность.

Моя реакция:

- Валентин Григорьевич, это не удастся. А вот нравственную цензуру надо ввести. Свободолюбивейший Пушкин стоял за такую цензуру и Карамзин. Цензорами были благороднейшие, умнейшие СТ. Аксаков, Гончаров, Тютчев...

Завершение встречи было оптимистическим: пожимая наши руки, Валентин Григорьевич сказал:

- Конец нашей истории не близится. Мы переживаем чудовищный кризис. Преодолеем. Нам нужно вновь обрести способность защищаться, наращивать духовную мощь и созидать, расширяя патриотическое поле. И пусть знают внутренние и внешние наши враги, что с потенциально мощным русским народом шутки плохи. Ушли в небытие непобедимые армии перед физической и духовной мощью народа-богатыря. Нам нужно всем миром не допустить полного развала школы. В борьбу с нею, как и с Русской Православной Церковью, активнейше включилась «пятая колона». У нас была далеко не дурная советская школа. Её, конечно, нужно лечить от дурного интернационализма большевиков и других бед. Но взять здоровое, лихо отринутое «перестройщиками», - наша важная задача.

6 октября

Утром приняли участие в Крестном ходе. Много священнослужителей. Масса - народа. Немало молодежи и особенно людей среднего возраста. Колокольные звоны и концерт духовной музыки на глазах физически и душевно оздоровляли людей. Невольно думалось: на что посягнули революционеры 1917 года?

Осмотрели храм Собор Богоявления. Порадовал концерт духовной музыки. Как глубоко наши православные композиторы чувствовали душу народа России! Днем - открытие праздника «Дни русской духовности и культуры «Сияние России» в ТЮЗе и концерт «Песня русская, родная», посвященный памяти Г. Заволокина. Это был превосходно срежиссированный ансамбль, куда входили добротное русское Слово, русская Музыка, русский Костюм. Последний куплет песни «Прощание Славянки» (музыка В. Агапкина, слова А. Мингалева) вызвал гром рукоплесканий.

Правой верой Россия спасется,

Грянет маршем священной войны,

Русский меч над землей вознесется,

Попирая гнездо сатаны!

Благосклонна к нам Божья десница,

Вновь блеснут из-за тучи лучи,

Вновь восстанет из пепла столица

И тогда в ножны вложим мечи!

Поглядывая на лицо Валентина Григорьевича в течение дня, заметил: он живет в двух мирах - сверхземном и земном. На лице - молитвенное состояние. И тут же - грусть, вызванная мыслями о положении нашего униженного народа. Вспомнилось лицо Л.Н. Толстого: всегда без улыбки, без налета бодрячества, но с налетом печали. И лицо благороднейшего из благородных писателей А. П. Чехова.


Вечером до ужина и во время ужина коснулся педагогического аспекта проблемы «Православие - Церковь - Школа». Вот частица беседы:

И.Ф.Г.: Наша Церковь, пока еще предельно ослабленная, бедная квалифицированными одухотворенными священниками, ищущая современного миропонимания, уже сейчас содействует воспитанию духовно-нравственного человека, если он, конечно, верующий.

В.Г.Р.: Это так. Предстоит неспешная сложнейшая работа. У нас есть массовая склонность к вере, но православная духовная культура являлась лишь для немногих краеугольным камнем в основании мирочувствия. Духовный капитал Русь-Россия собрала несметный. Это значит: страна может готовиться к более корневой вере. Такая вера - это христианские идеи плюс, применение идей, православный русский быт, слияние православных представлений с повседневностью.

И.Ф.Г.: Церкви нужна помощь школы. Важнейшая форма помощи - ориентация учеников на православную проблематику в школьных дисциплинах: история - принятие христианства и многое другое, литература - изучение произведений с религиозной проблематикой; изобразительное искусство - иконопись, творчество духовных живописцев; музыка - постижение духовных композиторов, певцов; естественно - математический цикл - изучение жизни и деятельности религиозных естествоиспытателей.

В.Г.Р.: Нам надо умерить способность обличать себя, так развитую в Гоголе, Хомякове, Щедрине и других. И вести школьников за Сергием Радонежским, а на уроках литературы - в первую очередь за Федором Михайловичем Достоевским. Это до мозга костей гениальный православный писатель)-(мыслитель. Он изображал пороки русского человека, но доминировала божественная суть. Как духовный вождь, Федор Михайлович дал нам указание: каждому стать русским, т.е. православным. Добавим: и образованным, мыслящим. Это приведет нас к благоденствию и непобедимости.

7 октября.

Встреча со студентами и профессорско-преподавательским составом педагогического университета.

В.Г. Распутин обратился к аудитории:

- «Пятая колона» бросила все материальные и духовные средства, чтобы изменить менталитет русского человека, переплавить его в рыночника, отринуть от русской самобытности, превратить в безропотную рабочую лошадку, в пустое существо. Это презрите ли русского народа. Их замысел нужно понять. У нас другой путь - неспешное духовно-нравственное восстановление, очищение и возвышение. Нужно новое воспитание русского духовного характера. Его воспитывает жизнь в целом, но первая скрипка - школа. Она системой знаний умудряет подрастающего человека.

Валентин Григорьевич представил меня:

- В России есть ученые, занятые созданием Русской школы. К сожалению, их крайне мало. Но только Иван Федорович Гончаров предан Русской школе всецело. Другой жизни в науке у него нет. Самоотверженный последователь и развиватель наследия Константина Дмитриевича Ушинского, десятилетия погруженный в глубины русской культуры, оратор, педагог милостью Божией. Он разработал свежую систему нашего национального воспитания и образования, уже успешно воплощаемую во множестве школ.

Я тезисно изложил концепцию русской национальной современной школы. К слушателям обратился со словами:

- Мы, ваши отцы, оказались несостоятельными «архитекторами» народной жизни. На вашу жизнь выпала задача создания вожделенной России. Вам нужен разумный план преодоления распутья, мудрые новые пути выхода. Нужно искать, но нельзя уподобляться слепым щенятам, тыкающимся туда и сюда. Негодность старых путей признаётся почти всеми, а света в конце тоннеля, кажется, никто ясно не видит. В этом - ваша огромная трудность. Свет этот рождается в школе и церкви. Учитесь уважать знания, в источниках культуры ищите чистую науку, презирайте лакействующих авторов перед власть имущими, брезгливо относитесь к тем, кто покорно склоняет голову перед очередным правителем, ищите неложных духовных лидеров. Рекомендую просеминарий - здесь постижение методов аналитической работы с первоисточниками: реферируются первоисточники, закладывается искусство их чтения и анализа. Растите в себе любовь, опирающуюся на волю, к тяжелому продуктивному физическому и умственному труду. Отдыхайте, но пусть и ваш отдых будет недосужим досугом. Сколько в университетских коридорах праздношатающихся! Человека в юности губит ничегонеделание, прожигание жизни в пивных, ресторанах. Здесь он заболевает тунеядством. Идите к православию. Некогда погашенные лампады вновь зажигаются у Святых, перед иконами поставлены свечи, разбитые колокола восстанавливаются и звенят, идёт церковная служба. Верно замечено: наш народ крещен, но не просвещен. У вас, студентов, завтрашних специалистов с высшим образованием, обогащенных нетленной светской и богословской культурой, есть возможность включиться в эту работу.

Мы, университетские преподаватели, учим вас плохо и в лучшем случае посредственно. И до озвучивания этого тезиса Валентин Григорьевич слушал со всей полнотой внимания. Но в эту минуту он весь был внимание. Повернул голову ко мне.

Моё продолжение:

- Профессора и доценты читают лекции, обращают внимание на учебники, рекомендуют первоисточники и вы идете путем дедукции: слушаете лекции, участвуете в семинарских занятиях, читаете учебники. Вы убиваете свою генетическую одаренность. Есть другой путь. Индукция велит: слушать, читать, созерцать, без чьей - либо подсказки наблюдать природу, мировоздание, людей, общество, не скользить поверху, побуждать работать чувства, интуицию и творческое воображение, исследовать самостоятельно, не допускать тирании навязанных чужих мыслей и покорности ума. И здесь просеминарий заменяется семинарием, участники которого исследуют природу и общество.

Студенту университета предназначено стать глубокообразованным, эрудированным, просвещенным. Напомню из воспоминаний знаменитого историка М.П. Погодина: «Ходил в деревню к Ф.И. Тютчеву. Разговаривал с ним о немецкой, русской, французской литературе, о религии, о Моисее, о божественном Иисусе Христе, об авторах, писавших об этом: Виланде, Лессинге, Шиллере, Аддисоне, Паскале, Руссо... Еще разговаривали о бедности нашей в писателях. Что у нас есть? Какие книги имеем мы от наших богословов, философов, математиков, физиков, химиков, медиков? О препятствиях у нас к просвещению». Им было по 17 лет.

Ищите интеллектуальных наставников, вступайте с ними в беседы, слушайте их, соглашайтесь и возражайте. В 1818 году А.С. Пушкин в первый раз пришел к П.А. Катенину, поэту, драматургу, критику, философу, протянул ему трость и сказал: «....Побей, но выучи».

8 октября.

Мое выступление в Институте развития образования перед учителями Иркутской области.

В.Г. Распутин представил меня:

- Сейчас перед вами речь будет держать Иван Федорович Гончаров - петербургский профессор, неугомонный энтузиаст рождающейся современной Русской национальной школы. Он своими многочисленными публикациями и бесчисленными выступлениями дает многим испить воды родниковой. Для многих и многих русская школа - это открытие. После 1917 года никто не говорил о русской школе. Одни находились в угаре интернационализма и космополитизма, другие боялись. Иван Федорович первый вышел из своей крепости с лозунгом «Спасение России - Русская национальная школа». Реакция педагогической общественности: тупое непонимание или враждебное отношение. Иван Федорович помогал окружающим прозревать, вдыхал в них смелость (понятие «русская школа» было под запретом). Возле него появились сочувствующие, помощники, сподвижники.

Я слушал Ивана Федоровича в Москве и здесь, в Иркутске. И убедился: это слишком русский человек. Он зависит от «почвы», от высокой, духовно-нравственной русскости. Не в его воле проявлять или не проявлять природу русской души, взращенной русским Православием и нашим многовековым бытием. Это порождает его предельную открытость.

Я говорил о гигантских проблемах, стоящих перед Россией, особенно таких, как повышение умственной квалификации всего народа путем национального образования, углубление православной религиозности на базе богословской культуры и Возрождении православного образа жизни. Очертил цель и задачи русской школы и раскрыл своё понимание эталона личности Учителя русской школы [1]:

Мое выступление закончилось вопросами «Подумайте и ответьте себе: Три достоинства учителя, которые Вы цените больше всего? Три «греха» учителя, которые нельзя простить? «Грехи» учителя, достойные прощения?

Повышенный упор сделал на необходимости знания учителем русской национальной педагогической мысли, классической и современной. Назвал с моей точки зрения, самые ценные источники[2].

Лекцию слушал и начальник Управления общего и профессионального образованияИркутской области Л.А. Выговский. Он сказал мне:

- Вы предлагаете ввести новые национально-ориентированные предметы. Но это невозможно. На нашем пути - Госстандарт.

А так ли это? Начальник явно лукавил. Кроме стандарта, в учебном плане есть региональный и школьный компоненты. Они дают широкие возможности.


Мне задали много вопросов. Не буду их перечислять. Но на одном остановлюсь: «Руководство образования Иркутска и Иркутской области категорически против предмета «Основы православной культуры». Мы не однократно обращались в департамент. Безуспешно. Как попугаи нам твердят одно и то же: «У нас многонациональная и многоконфессиональная страна. В классы будут входить учителя православной культуры. Чисто русских классов у нас нет. В каждом классе есть татары, башкиры, чеченцы, евреи и представители других национальностей. Как они себя будут чувствовать? Введение «Основ православной культуры» вызовет межконфессиональные конфликты и будет провоцировать межэтнические столкновения».


Мой ответ:

- В России 85% народа - русские. Решительное большинство из них относят себя к Православию. Ваши местные «образованцы» заботятся о том, как бы не обидеть католиков, мусульман, иудеев. Почему они не думают о том как не обидеть русских учеников? Их родителей обижали учителя - атеисты, теперь - либералы-западники. Мы, русские православные, долго будем это терпеть?

Идет многовековая религиозная борьба - борьба между православием и иудаизмом, протестантизмом и католицизмом. В чем суть несогласия? В иудаизме - акцент на земной жизни: «Если держишь в руке саженец и тебе говорят, что пришёл Машиах (Мессия), сначала посади саженец, а потом иди встречай Машиаха». В США - даже в дружбе прикладные моменты. В России люди скреплялись в сыновьем и братском родстве. Это были сыны Земли Русской и братья во Христе. Духовное начало имело связующее значение. Но ныне многое улетучилось. Совесть, жажда Бога, благолепие, благородство, целомудрие, нестяжание, кротость, покаяние, смирение, любовь к человеку - это еще не весь перечень духовных качеств русского человека. У нас все родилось из христианства, православия, Церкви, монастырей: книгописание, книгопечатание, просвещение, архитектура, живопись, литература, пение, музыка. Казалось бы, надо усиливать нашу идеологию, основанную на православной культуре. Это тем более важно, что нам нужно избавиться от атеизма (помните у Ф.М. Достоевского - «Русский народ в православии хорош, а без Православия - дрянь») христианской и православной безграмотности. Но не тут-то было.

Л.А. Выговский повернул голову в мою сторону и недружелюбно вслушивался.

Я продолжал:

- Не допускается факультатив «Основы православной культуры», чтобы не обидеть детей другой веры. Это уродливая педагогическая корректность: она унижает православие и одновременно усиливает взаимное межэтническое и межконфессиональное отчуждение. Разумно преподносимая православная культура - это путь к содружеству и единению, к упреждению межцивилизационной борьбы, религиозной конфронтации.

Известно, что основная духовная пища русского народа - русское православие. Оно питает и научные, и художественные, и житейские устремления и знания. Духовно-определяющее начало русской школы, ее почва, недра, родник, живой корень, нерв - это русское православие, внесенное во все источники развития подрастающего поколения, во все системы религиозной и мирской культуры: именно оно дает наиглавнейшее - понимание смысла и назначения человеческой жизни.

Но сегодня все мы единодушны в том, что Родина нуждается в совершенствовании технической цивилизации. Ядро, Стержень отечественной новой школы - русская культура в широком значении. Чтобы преобразовать наше общество - необразованное в глубине, мы признаны реализовать принцип всесторонней осведомленности и всестороннего освоения религиозной и светской культуры, единства и взаимодействия современного уровня науки и русского православия.

При этом нам не сдвинутся с замшелого места, если мы не признаем равноправия религиозной и светской культур и не добьемся совмещения, интеграции, синтеза, взаимопроникновения религиозно-православной веры и светского знания.

Наука и культура, естественно-математические и гуманитарные начала путем сближения, взаимообогащения являются живым источником цельной, гармоничной личности. Чем больше у личности контактов с действительностью и формами ее отражения, тем полнее и эффективнее она творчески проявляет себя.

Меня поддержал Валентин Григорьевич:

- Православность - самая резкая, самая отличительная черта русскости. Давным-давно народ в сердце принял главную заповедь Бога: «Бог есть любовь». Бытие России - Божье Дело на земле. Административное недопущение наших детей в культуру Православия - это путь дальнейшего ослабления нашего народа. Скажу определеннее: уничтожение русского народа путем духовного геноцида. Хочу по памяти напомнить точку зрения Александра Сергеевича Пушкина о Священном Писании: мы никогда не дадим народу ничего лучше Писания... Его вкус становится понятным, когда начинаешь читать Писание: в нем находишь всю человеческую жизнь. Религия - создательница искусства и литературы. Все, что было великого в самой глубокой древности - все находится в зависимости от религиозного чувства, присущего человеку так же, как и идея красоты вместе с идеей добра. Нам сам Пушкин - «наше всё» - сказал: «Писание надо читать». То есть изучать. Будем вместе бороться за изучение курса «Основы православной культуры». Снова Пушкин: Православие сообщило нам «особенный национальный характер». Почему же русские дети лишаются права и возможности более углублённо идти по пути национального самопознания?! А идея «Святой Руси» как идея самоулучшения перед лицом Божиим, как служение Богу, как исполнение Евангельских слов: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный»?! А русские праведники, рождённые Православием и воспетые Лесковым?! Наши дети должны знать их облики: в самой значительной мере развитие и продолжение нашей истории держалось на них. Наша позиция: самооборона при непременном введении курса «Основы православной культуры». «Основы православной культуры» надо вводить непременно, не оглядываясь по сторонам. Пусть нам никто не указывает, быть этому предмету или не быть. Православие построило нам, по слову А.С. Пушкина, «особенный национальный характер». И потому что русская школа просто не может быть без Православия. Оно выработало идею «Святая Русь», которая не подразумевает нас совершенными людьми, но внушает нам: православие - отличительная черта русскости, воплощение его в жизнь как нашей веры - главное дело нашего земного существования. И русскому учителю свойственно культурно-педагогическое «само-стояние» как «залог величия» (А.С. Пушкин).

Я продолжил:

- «Основы православной культуры» вызывают яростное сопротивление недругов России. Этот курс вводят герои, рыцари. А остальные могут идти более спокойным путём: решительно во все предметы вкрапливать христианские мотивы. Здесь возможности исключительно широки.

Наш разговор продолжился:

- Наших великих национальных учителей тревожила мысль о том, что русские люди крайне плохо знают себя и свою страну. Вот первые пришедшие на память имена: А.С.Пушкин, Н.В.Гоголь, К.Д.Ушинский, И.С.Шмелёв. Как вы полагаете, положение изменилось?

В.Г.Р.:

- Пушкин говорил о скудости познаний о России. Дальше пошел Гоголь. Он писал о великом незнании России посреди России. Советская школа была разной. Но всё же она давала более качественное образование, чем нынешняя. У нас есть Министерство образования. Но точнее его назвать Министерством безобразования. Помогать школьникам узнавать Россию и самое главное - понимать её - не в этом ли призвание Министерства народного образования? Но не тут-то было. Возьмите только один предмет - историю. Несметное количество учебников и пособий. Зачем? Чтобы затуманить Россию. Мы носим в сердце бессмертное стихотворение Тютчева «Эти бедные селенья». Министерство делает всё для того, чтобы в детские души поселить "гордый взор иноплеменный". Но руки у него коротки. Тот же Тютчев напомнил нам: мы под сенью благословения Господа Бога. Нас опекает Бог. Мы уповаем на волю Божью. А упование - это поддержка, помощь в умном духовном делании. Сегодня ситуация кажется безнадежной: не на что уже надеяться и ничего светлого не предвидится. Но упование на Бога - это высшая степень надежды. Она нас поддерживает. Но мы знаем слова апостола: "Вера без дел мертва есть". Но и дело без веры - пустота, обречённость. Только одухотворённое идеей дело безмерно значимо. Мы верим в непобедимость нашей православной цивилизации, России и русского человека.

И.Ф.Г.:

- Как представляется Вам образовательное русло русской школы? Велики достижения советской школы, но сегодня такая школа выглядела бы уродством. Нынешняя школа порочна. И что же?

В. Г. Р.:

- В идеологии большевиков было много дури: мировая революция, классовая борьба, пролетарская солидарность, гегемон - рабочий класс и т.п. Отсюда обессиливающая человека "образованщина". Но мы первые в космосе! Без доброго, умного в школе это не могло случиться. Нашей школе, как и нашей цивилизации, светила духовность. Теперь школе навязывают иную судьбу: готовить рыночника. Это против нашей исторически сложившейся здоровой натуры. Большевики, несмотря на потуги создать новую культуру, хотя в урезанном виде опирались на почву. Дети изучали и Державина, и, Пушкина, и Лермонтова, и многих других "почвенников". А сегодня в школе? Почва выбивается, здоровые традиции отвергаются. Замысел ясен: добить глубинную историческую Россию. Господь создал таинственный многомерный мир. Нужно его познавать, чтобы человек мог надежно определиться в нем. Кроме качественной наука и религии, нужны ещё средства познания. Какие? Это вопрос.

И.Ф.Г.:

- Россия, по крайней мере на обозримом времени, нуждается в просвещенном абсолютизме. Ею после переворота 1917 года управляли диктаторы - образованцы. Нужны образованные, могущие предвидеть результаты своих деяний хотя бы на несколько десятков лет. Кто из правителей нашей страны представляется Вам как просвещенный диктатор, много полезного сделавший для просвещения народа? В.Г.Р.:

- Пётр Первый. Он не имел классического образования. Но как гениальный человек наблюдал, постигал виденное, смотрел далеко вперёд. О нем другой наш гений написал: "Он смело сеял просвещенье". И это правда. Сегодня либералы-западники враждебны исторической России. И снова Пушкин о Петре: "Не презирал страны родной - Он знал её предназначенье". Для него процветающая Россия на первом месте, а он, царь, ниже, второстепеннее. Мы помним его возглас перед Полтавской баталией: "О Петре ведайте, что жизнь ему не дорога - цвела бы Россия". Он многое брал в Европе, не теряя русской своеобычности ни в своей личности, ни в лике России. Быт нашего народа был крайне неудобен для естественного состояния человека, в застывшем положении Пётр создавал новый русский быт, более целесообразный. На лике России взошла заря.

И.Ф.Г. :

- Валентин Григорьевич, не могу полностью с Вами согласиться. Вижу в Петре два лика: с одной стороны, страстное желание сделать Россию благополучной, сохранить её именно как Россию; с другой - безоговорочный пиетет перед Западом, насильственная пересадка на русскую почву европейских порядков, обольщение Европой, отречение от заветов предков. Чего стоят одни только указы Петра: Переодевайтесь! Бороды сбрить! Немецкий кафтан одеть! Табак курить! Водку пить! На попойке всем быть! Марш в ассамблеи! Это было не эволюционное развитие страны. Тут, конечно, сказывался страстный русский характер, темперамент, желание мгновенно заменить вековечное, крепчайшее. Царь боролся с русской почвой, русскими обычаями и нравами, русский быт и бытие заменял иноземным. И всё же в Петре - очарование: гениальность, любовь к родной стране, титанический труд во имя её блага, великая воля созидания.

В.Г.Р.:

- Да, это так. И всё же последствия деятельности Петра оказались благими. Обратите внимание на поместное дворянство последующих за Петром десятилетий и столетий. Столичная бюрократия была перемолочена на европейский лад. А поместное дворянство оставалось почвеннымк но уже было образованным, просвещенным.

И.Ф.Г.:

- Как Вам видится общее направление воспитательном образовательной работы школы?

В. Г. Р.:

- Любовь к Родине. Она обретается медленно. Начало начал - семья. В ней - любовь ребенка к ней самой - к семье, матери и отцу, родному очагу, родственникам, окружающим. В родном очаге ребёнок укореняется в земле, на которой рождён, в родном крае, в Боге и вере. Семья - это тепло. В этом уюте, в этом тепле ребенок получает материнские и отеческие наставления, обретает единую материнскую и отеческую веру. Семья - это почва. Ребёнок осознаёт её через материнское молоко. Окормление с пелёнок душевным, органическим, родным - это духовная ипостась, это соками семьи зарождение любви к окружающему, родному краю, родине. Школьное воспитание и образование - это тоже материнское молоко. Здесь продолжается семья, здесь ребёнок поднимается на более высокую ступень. Ему внушают мысли об Отечестве, гражданском служении ему. Место рождения сознательного патриота Родины - школа. И место рождения сознательного русского человека, русского характера. Доброе, заложенное в семье, в хорошей школе не пропадает.


И.Ф.Г.:

- Вы, Валентин Григорьевич, говорите об идеальном - о симфонии семьи и школы. Наша забота - воспитание любви к родному краю и шире к стране, большой Родине. Эта любовь рождается в родном очаге, в образе жизни народа, и расширяется, укрепляется в школе. Не будем затрагивать образ нынешней семьи - продолжим разговор о школе.

В.Г.Р.:

- Идет борьба двух тенденций -русского национального самосознания и русофобского. Русское сознание напитывается родным духом, национальными традициями, материнским молоком в широком понимании. Кое-что в этом направлении делается. Школа открывает отечественные родники живой воды. Дети знакомятся с такими совершенными личностями, как Пушкин, Гоголь, Аксаков, Достоевский, Тютчев, Толстой. В естественно-математических науках это Ломоносов, Менделеев, Вернадский и множество других. Высокие качества этих совершенных людей, как и избранных простых людей, хранятся в глубинах сознания подрастающего человека. Но сейчас у «образованцев», руководящих образованием в стране, другая цель: перестроить детские и юношеские души на рыночную, европо-американскую колодку. Все корёжится: почва, традиции, народный православный образ жизни, многовековые быт и бытие. Нынешняя Россия нахраписто вырывается из России исконной, исторической, глубинной. Эта сознательная переоснастка - свидетельство жестокой борьбы в сфере образования. К чему это приводит? Напомню статью Розанова "Три главные принципа образования», которую Вы, конечно, хорошо знаете. В ней есть справедливое утверждение: образование строится по принципу взаимоисключающих и взаимопоглощающих лучей. Один принцип явно не по душе "образованцам", засевшим в Министерстве. Это опора на крошечные остатки традиции ("Это – я»). Второй - любимое дитя Министерства. Так называемая инновация: "Это моя пустота". С пустотой легче переродить русских православных детей. Со «старой закваской» не сладить. И.Ф.Г.:

- Мы не можем действовать в смятении и отчаянии. Сидеть сложа руки и молчать - это предавать школу и шире - Россию. Как Вам, Валентин Григорьевич, видится путь спасения, по которому мы стараемся вести нынешнюю русскую школу?

В.Г.Р.:

- Русский язык. Надо выполнить клятву Ахматовой в блокадном Ленинграде: «Мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово». Тогда сохранили от внешнего врага. Теперь приходится и от чужого, и от «своего». Рядом - русская литература и история. Всё это в нераздельности. И вместе с русской школой наша Православная русская Церковь. К названному триединству добавляется ничем не заменимое воздействие молитвы. Получается квартет. И подрастающий человек, слушающий музыку этого квартета, не сможет ни при каких обстоятельствах оторваться от Родной Земли.

И.Ф.Г.:

- Я смотрю на вопрос несколько иначе. Представляется целесообразным спецкурс «Русский язык как явление национальной культуры». Необходимо изучение церковнославянского языка - без него не войти в глубины православия. Сложен вопрос с историей. Её надо изучать. Но ведь до сих пор нет доброкачественной Истории Государства Российского и хотя бы сносной истории русского народа. Вспомним, к примеру, запись Л.Н. Толстого 4-5 апреля 1870 года об «Истории России с древнейших времен» СМ. Соловьева. Несколько проще вопрос о литературе. Но и здесь нужно иметь в виду, что и она не редко наносила огромный вред русской школе. Вспомним только её участие в подготовке переворота 1917 года. Что касается «молитвы», то здесь необходимы два предмета: «Русское православное вероучение» и «Христиански-православная культура» (с историей русского православия).

Вас, Валентин Григорьевич, тревожит великое неузнавание России и столь же великое непонимание её. Избавиться от этой беды нельзя только языком, историей, литературой и православной культурой. Необходимы новые национальные предметы: «Бытовая культура русских», «Россия и мир: творческое взаимообогащение», «Этнография русского народа», «Этнография народов России», «Русская православная цивилизация», «Русский ум», «Святыни России», «Светочи России», «Русский национальный характер», «Семья, родство и свойство в России», «Культура русского современного земледелия», «Национально - религиозные основы современного земледелия», «Культура деловых отношений Запада в свете традиций России».

В.Г. Р.:

- Ваш девиз? И.Ф. Г.:

- На парусах русской национальной школы к сокровенной, исторической и ранее не бывшей России, глубоко православной, стремящейся к идеалу добра и животворной красоты, по-настоящему просвещенной, освободившейся от образованщины и ставшей образованной, самостоятельно и поголовно продуктивно мыслящей, беспрерывно трудолюбивой, достигшей более высокого уровня жизни, всеобщего благосостояния, достатка, безбедности, сохранившей лидерство русской нации в сбережении целостности России, весьма значимой на планете.

В.Г.Р.:

- Это грандиозная проблема - русское национальное воспитание и образование, осуществляемые в современной русской школе. Нужен учитель новой формации: национально-избранный, начитанный, я бы сказал совершенно исключительной образованности, просвещенности. Такой учитель сможет широко открыть школьные двери для подлинных национальных учителей: преподобных и богоносных отцов русской церкви; для славянофилов, «почвенников» и евразийцев; для русского искусства. Такой учитель не допустит к своим ученикам тех, кто оплевывает наше прошлое, унижает Россию, опошляет русского человека. Такой учитель будет опираться на тщательно изученную отечественную педагогическую мысль в лице Ушинского и его последователей, Пирогова, Толстого, Рачинского....

И.Ф.Г.:

- В РГПУ им. А.И. Герцена уже приступили к воспитанию такого учителя. Создан первый в истории российского просвещения учебно-методический Центр национального образования, в котором обучаются руководители управлениями образовательных учреждений, директора школ и их помощники, учителя новых национально-ориентированных предметов («Русский ум», «Светочи России», «Святыни России», «Русский национальный характер» и многие другие).

В.Г.Р.:

- Сейчас нам навязывают американский стандарт образования. Но у нас есть своя весомая педагогическая культура, которую Вы отлично знаете. Ее надобно возрождать, продолжать, развивать. Высшая педагогика - это национальная педагогика. Есть мудрость и в западной педагогике. РГПУ им. А.И. Герцена идет по новаторскому правильному пути - по пути совмещения главного, глубинного, почвенного и плодотворного зарубежного. Выражаю личную писательскую благодарность тем, кто особенно по - деловому поддерживает Вас, Иван Федорович: ректору Г.А. Бордовскому, проректорам СБ. Смирнову и В.П. Соломину.

Наступило минутное молчание. Его прервал Валентин Григорьевич:

- Отечество корчится в муках. Помочь ему - получается плохо. И.Ф.Г.:

- Почему? У нас есть мудрые и деятельные сыны и дочери. Но их дело не подхватывается так, как того требует все более острая и драматическая обстановка России. Что же мешает?

В.Г.Р.:

- Разобщение лучших сынов России. Нам вредят амбиции, обиды, непременно «своя» точка зрения, неумение слушать других, предельно ослабленное сознание общности, каждый хочет быть лидером. Но ведь лидерами себя не назначают. Лидерами становятся. Главное сейчас - забыть все осложнения, не выяснять отношения и позиции и прямо-таки кинуться общими созидательными делами спасать Россию. Подавить любое недружелюбие (а порой и враждебность), взяться тепло за руки и отводить Отечество от гибели. Нужна всеобщая миротворная жертва. Она более трудна, чем жертва на поле сражений. Но мы должны ориентировать народ на это. В русской школе имеет смысл ввести предмет «Культура национального общения».

И.Ф.Г.:

- Россия никогда не жила стабильно хорошо. Хотя у нас были - и неоднократно - периоды краткого благоденствия. Это наша судьба. И наши потомки будут сводить концы с концами?

В.Г.Р.:

- Будут жить лучше нас и наших предков, но при условии: если мы подготовим добротную почву. Я разделяю Вашу позицию: тут первое слово за школой. В ней дети должны готовиться к более гармоничному цивилизационному устройству быта.

И.Ф.Г.:

- Русский народ не хочет быть Конягой. Он исчерпал свои возможности жить на пределе. Ему не нужно богатство, но в достатке он нуждается. Не кажется ли Вам, Валентин Григорьевич, что мы, не теряя в духовности, должны позаботиться о выходе из хронической бедности? А путь к этому - совершенствование ума народа путем добротного национального воспитания, образования и просвещения.

В.Г.Р.:

- Согласен с Вами. Наш народ - добрейший народ. Он житейски мудр, трудолюбив, в нем есть тяга к святости. Но далеко не все русские были верующими. Душу нашу «проматывали» долго и разными путями. Её созревание прервали. Освободиться от безверия - этому надо помогать и литературой, и всей нашей православной культурой. Но и этого мало. Мы должны стать поголовно - всем национальным опытом - воспитанными, просвещенными и образованными. Поставить заслон невежеству. Тогда и природный ум укрепится наукой. Помимо школы этого достичь невозможно. На русскую школу самая большая надежда!... Русскую душу кромсали и кромсают. Но православная святыня, хранящаяся в ней, - в неприступной крепости. Сатанизм, начавшийся до революции, развернувшийся в 1917 году и продолжающийся по сей день, побудил нашу душу повторить судьбу опустившегося на дно града Китежа. Русская душа покорежена, но не разрушена до конца. Пусть русская школа, в создание которой Вы вкладываете все вплоть до благородного фанатизма и неистовости, и русская православная церковь, набирающая силу после кровавой сечи, будут духовными озерами нашей смены. Пусть в душе каждого будет чистое озеро души, как некогда был безукоризненно чистым священный Байкал.

И.Ф.Г.:

- Русская национальная школа - оазис самобытного продуктивного мышления. Россия остро нуждается в крупных национальных умах. Русским свойственна генетическая высокая одаренность. Только путем долголетнего образования у нас, в России, появится достаточное количество продуктивно мыслящих людей, великанов государственного национального ума. В нашем народе - величайшие, несокрушимые подспудные силы, огромная сила духа и творческая энергия, обаяние. Вижу одно из призваний Русской школы: отворить, раскрыть это и объяснить нашему юному поколению.

В.Г. Р.:

- Вы добровольно, по зову истинно русской патриотической души и русского ума взвалили на свои плечи и плечи своих сподвижников геркулесову задачу. Силы богатырей вам! Русская школа, вами создаваемая, - это засевание исстрадавшейся России новыми поколениями с русской сутью, мудростью, устремленностью к небу и по-житейски деловыми, имеющими силы для личного и общенационального возрождения. До революции, сразу же после нее проявлялись опасные отступления русскости в русском человеке. На человеке виделись раны духовно-нравственные: отчуждение от родной земли, от природного мира, от общинного сознания, от Родины-матери, от духовного лада... Но Великая Отечественная война остановила этот процесс. Заговорил инстинкт самосохранения, воспряла незыблемая народная душа, воспитанная православием и историей, духовная потрепанность заменилась глубочайшей верой в собственные силы, распад соборного народного организма был вытеснен единением. Человек защищал родное село, землю, страну, хотя она не всегда была для него матерью. А после Отечественной снова начали калечить русскую душу, возлагать на нее непосильный труд, отчуждать от земли и природы, выбрасывать из жизни, с которой он был в духовном родстве. Наши времена продолжают эту разрушительную работу. Сейчас наша душа находится в таких невзгодах, что ей трудно сохранить себя.


И.Ф. Г:

- Питомцы русской школы приобщаются честно, объективно - насколько это возможно в исторической науке - к более чем тысячелетней истории. Она вливает в историческую память, значительно ослабленную, свежую кровь. Это подготовка защитника Отечества. Тут же внесение в сознание юных идеи самоотверженного служения народу, Родине. Родиноведение в школе - это путь прилепления к Матушке - Родной земле. Далее - Россию нужно возрождать православием. Дети изучают историю христианства, русского православия, православную культуру, процесс собирания русичей в русскую нацию. Идеал Христа, Преподобного Сергея Радонежского - это идеал русской школы. Православная душа живет в каждом русском ребенке. Школа будит ее. России возрождаться - это расти умом. Сегодня ребром поставлен вопрос: России быть или не быть? Он и раньше неоднократно вставал. Но сегодня он просто орет. Быть, если Россия будет иметь более основательную, чем в прежние исторические эпохи, интеллектуальную экипировку. Без школы ум остается на примитивном уровне. Только в школе осваивается система знаний, повышающая ум. Мы занимаем первое или одно из первых мест на планете по богатству природных ресурсов. Но пользоваться ими не умеем. История нашего народа - это история народа, никогда не имевшего достойного достатка. Наш удел - сведение концов с концами. Иностранцы чаще всего в недоумении и наделяют нас оценками: «Лентяи», «Пьяницы», «Стадо баранов». Это обидно для нас, но в этих оценках есть некая доля правды. И еще одно -важнейшее: верхи в течение столетий прививали нашему народу комплекс русской неполноценности, погружались в стихию «европейничания», не создавали научно обоснованную русскую национальную школу. В этом - первопричина всех прежних кризисов и современного национального кризиса. Комплекс породил неуверенность народа в себе, ослабление нации, потерю самоуважения, национального достоинства, не позволил русским поднять самих себя на завидную национальную высоту путем опоры на свои потенциальные силы. В русской школе становится первозадача: помочь детям чувствовать и осознавать себя русскими во всей полноте и глубине, накапливать национальное достоинство, все выше и выше подниматься на «поднебесную» национальную высоту, избавляться от недостаточности в себе русскости. Разными путями решается эта грандиозная первозадача, в том числе и учебным предметом факультативом, которого никогда не было в истории отечественного просвещения. Предмет называется так: «Россия и мир: творческое взаимообогащение».

В.Г.Р.:

- Все это вселяет надежду на русскую школу. Народная высокая душа русского человека формировалась гораздо более тысячи лет. Даже столетие не может искалечить ее начисто: она вся соткана трагико-драматической и величественной историей, православием. Будем вместе хранить живые незыблемые духовно-нравственные качества, оживлять ослабленные, наращивать новые.

9 октября.

Встреча с учениками и педагогами школы № 32. Присутствовали родители и представители общественности, руководители ряда школ. В такой «разношерстной» аудитории вести разговор трудно. Принял решение: беседовать с учениками и учителями, отвечать на их вопросы, задавать им проблемы. Начал с острого вопроса:

- Есть ли у вас чувство гордости Россией и русским человеком? В ответ услышал дружное «Нет!»

Второй вопрос:

- Можете ли вы сказать: «Это моя Россия». Ответ тот же: «Нет».

- Почему? Последовали ответы:

- У нас скверное питание.

- Среди нас много больных. В армию брать некого.

- Мы не можем одеваться так, как хотелось: не богато, но модно.

- Наше образование не нужно. Процветают культурно необразованные, алчные, наглые, присвоившие государственное имущество, народные богатства и общенациональные ресурсы.

- Высшее образование могут получить лишь единицы. Теперь оно в основном платное. Далеко не у всех родителей есть капитал.

- А где жить, когда мы повзрослеем, заведем семьи? Я продолжал спрдшивать:

- Быть исторической России вечной путем возрождения, восстановления и развития всего лучшего, своего? Или не быть, исчезнуть ей, стать решительно другой?

Воспроизведу лишь один ответ юноши:

- Россия переживает очередной кризис. Она скорее всего близится к концу своей истории. Впечатление такое: наступает ее последние времена.

Ещё мой вопрос:

- К какому народу желали бы вы принадлежать?

- Несколько голосов выкрикнули: «К русскому». Но их заглушили другие голоса: «К американцам», «К англичанам», «К французам». Это отвечали ученики, которые должны были изучать писателей, высоко ценивших русского человека: Державина, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Толстого, Шмелева, Леонова, Шукшина, Абрамова, Распутина, Белова, Крупина....

У меня вырвалось:

- Откуда у вас такое отношение к родному человеку? Чуть ли не единодушно ответили:

- Мы видим окружающих. А какого русского нам ежедневно показывают телепрограммы и

телеканалы?

Вечером - краткая беседа с В.Г. Распутиным. И.Ф.Г.:

- Только в часы сна меня покидает мысль о гибели России и русского народа как итог примерно трех веков борьбы против нашей Родины. До XXвека это шло медленно, потом началось ускорение, в 80-е годы движение убыстрилось, а в последние 15-20 лет все происходит слишком быстро. Ныне истребление идет гиганск^ми шагами. Впечатление такое: проснемся завтра - Русского человека нет, есть лишь средне?- европеец. Есть ли возможность сохраниться нам?

В.Г.Р.:

- Есть. Прервано наследование великих традиций, вытравливается духовный смысл русского искусства, уродуется наша национальная педагогика, искажается человек, силой насаждается над-национальное, глобальное, космополитическое. Но более тысячелетия складывались русская национальная культура и самобытная русская душа. Это крепкая душа. Даже за столетия истребить ее оказалось невозможно. Нам есть на что надеяться. Нужно надеяться не на чудо, а на потаенное, глубокое, скрытое народное мироощущение, которое живет - пусть не у многих русских до сего дня. Предстоит всем патриотам незамедлительно - без каких бы то ни было условий - объединиться и собрать в одну точку все силы сопротивления всему антирусскому, все силы самосохранения и созидания. Наш творческий национальный потенциал весьма значителен и не исчерпан.

И.Ф.Г.:

- Катастрофа России в XXвеке - это следствие утраты русского духовного национального характера. Утрата произошла от одной единственной причины - отсутствия национального воспитания, образования, просвещения и обучения. В истории отечественного образования не было национальной школы под патронажем государства, его контролем и всемерной помощью. Национальное воспитание осуществлялось лишь в духовных, церковно-приходских школах и некоторых земских. Наш характер формировался природой, историей, Церковью...школы не было.

10 октября.

Встреча с директорами и их помощниками по учебной, воспитательной и экспериментальной работе. Я попросил слушателей озвучить вопросы, которые их особенно тревожат. Передаю в той последовательности, в которой они были заданы:

- Как вы оцениваете работу современной школы?

- Может ли школа работать качественно, если ни Российской академия образования, ни Министерство образования РФ не определили цель школы?

- Кого мы призваны готовить - рыночников?

- Чувствуем, что наша школа совращается с прежнего, во многом не дурного пути. Пахнет американизацией. Если это так, то нельзя системно ответить, в чем проявляется американизация нашей школы?

- Как Вам видится программа воспитания подрастающего поколения России?

- Что делать с историей в школе?

- Множество учебников и пособий. Кто во что горазд. На кого опереться?

- Есть Закон об образовании. Какова его цена?

- Принята программа патриотического воспитания. Ваша точка зрения на нее.

- Знает ли правительство, что при такой копеечной зарплате учитель не может отдаваться работе и даже вести себя достойно?

- Все школьные дела решают верхи. От нас, учителей, ничего не зависит. С нами никто не считается. Что делать? Что делать? Что делать?

В меру своих сил отвечал на эти вопросы.

11 октября.

В газете «Иркутск» - редакционная статья «В традициях праздника». Несколько строк из неё: «Традиционная для «Сияния России» и встреча гостей праздника с преподавателями и студентами педагогического университета. В этом году, кроме известных столичных литераторов, в ИНПУ побывал доктор педагогических наук, руководитель Всероссийского движения «Русская современная школа» Иван Гончаров. Именно его эмоциональные, доказательные выступления вызвали наибольший профессиональный интерес среди будущих и нынешних педагогов и в педуниверситете, и в институте совершенствования учителей, и в иркутских школах, где чуть позже побывал ученый из Санкт-Петербурга. Думается, Иван Федорович приобрел среди иркутского учительства не только горячих поклонников, но и последователей, поскольку его идея образования и воспитания в русском духе как нельзя более актуальна в наше время».

В этом же номере - короткая заметка В.Г. Распутина «Отделить зерна от плевел». Её содержание:

«Для чего мы проводим праздник русской духовности и культуры, не российской, не всесветской какой-то, а, подчеркиваю, русской культуры? Да потому что русские в России есть, праздники у них свои есть, песни, книги, язык свой также есть. И занимают русские в России не самое последние место, и если пытаются иногда оттирать нас на последнее или несуществующее усредненное место, это, наверное, несправедливо.

Мы проводим «Сияние России» еще и потому, чтобы лучше понять, что есть что. Что есть культура, что - антикультура. Что есть духовность, что - бездуховность. Эти понятия сейчас пытаются совместить, особенно на телевидении, подменить, выдать антикультуру за истинную культуру. Делается это теми, кто хотел бы нас видеть народом бездуховным, безродным.

В который раз мы собираемся на праздник в Иркутске; будем надеяться, что дети тех, кто участвовал в первых встречах, будут свидетелями «Сияния России».

В 18.00 часов - душевно - подъемный концерт Патриаршего мужского хора. Крепла вера: нас невозможно победить.


Вечером - кратчайшая беседа с В.Г. Распутиным.

В.Г.Р.:

- Иван Федорович, Вы совершаете светлый подвиг во имя сохранения и развития России. Как теперь знаю, Вы зачастую в одиночестве, особенно за пределами РГПУ в петербургской научно-педагогической блокаде. Вам очень трудно. Держитесь до последней жилки. Чем могу Вам содействовать?

- Договорился с Е.С. Строевым о проведении в Орле и Санкт-Петербурге Первого съезда Русских учителей. Но его помощники замораживают дело.

- Хорошо. Я скоро буду в Москве, и мы с В.Н. Ганичевым письменно обратимся к Егору Семеновичу. Валерий Николаевич неизменно высоко отзывается о Вас. Что еще нужно?

- Подготовка и поведение Первого съезда учителей Русской школы - тут нужен государственный масштаб. Вы не могли бы попросить губернаторов Лениградской области и Санкт-Петербурга оказать нам помощь?

- Хорошо.

На следующее утро Валентин Григорьевич вручил мне два письма: ректору РГПУ Г.А. Бордовскому и губернаторам.

«Глубокоуважаемый Геннадий Алексеевич!

Пусть не покажется Вам это письмо вмешательством постороннего человека, живущего далеко от Петербурга. «Сторона» моя, действительно, дальняя - Сибирь, но, думается, что в том случае, когда речь идет о России и о людях, беззаветно служащих ей, расстояния помехой быть не могут.

Только что у нас в Иркутске прошел очередной праздник русской

духовности и культуры, составной частью которого является и работа с учителями. С этой целью и был приглашен в Иркутск Иван Федорович Гончаров. Мы очень благодарны Вам, Геннадий Алексеевич, за содействие его приезду к нам. В течение недели Иван Федорович был самым популярным и, как теперь говорят, самым «востребованным» собеседником. Со своей концепцией «Русская современная школа» он выступал и в университете, и школах, огромных общегородских аудиториях - и повсюду интерес к его деятельности был огромным. Похоже, Россия просыпается, и труды Ивана Федоровича и других подвижников Русской школы начинают приносить плоды. Но Ивана Федоровича ставить в один ряд с другими, пожалуй, и несправедливо, потому что его трудничество во имя спасения отечественной школы и неутомимей, и профессиональней, и целеустремленней. На фронте за подобную храбрость награждали медалью «За отвагу». А для подвижнической деятельности учителя и педагога соотносима, вероятно, медаль имени великого нашего патриота и просветителя К.Д. Ушинского.

С искренним уважением

Валентин Распутин».

12 октября.

Я беседовал с В.Г. Распутиным в течение, недели - в гостях у него, до и после лекций, в машине, когда ехали на встречи с иркутянами, на ежедневных ужинах, на прогулках. Неизгладимое впечатление получал от личности писателя, ибо чувствовал и понимал, что в нем воплощается Русский Человек в своих высших проявлениях. Валентина Григорьевича все время обступали слушатели. Я ждал минут, когда он будет свободен для несуетной беседы, чтобы я подкрепился спокойствием духа, утешающими мыслями. Удача сопутствовала мне. Мы ехали на Байкал. В машине сидели друг против друга. Заговорил Валентин Григорьевич.

В.Г.Р.:

-Иван Федорович, во что Вы верите?

И.Ф.Г.:

- В разум народа, его генетическую жизненную мудрость, в совершенствование его способности жить в достатке, в развитие его способности аналитически мыслить и в поте лица добывать истину, в рождение уважения к знаниям. Уповаю на русский инстинкт самосохранения.

Валентин Григорьевич был предельно внимателен. После краткого молчания я заговорил:

- Наша история, особенно история XXвека, катком прошлась по русскому человеку. Все органы в той или иной степени повреждены. Что нужно лечить в первую очередь? Убежден: характер, честь и достоинство, православность, мышление, отношение к Родине, физическое здоровье. Надо возвратить людям веру в человека, в самих себя, в Россию. И возвратить ломовым трудом всего народа, русской школой, построенной преимущественно на положительных символах России.

В.Г.Р.:

- Согласен с Вами. Только тот народ возвышается, который лишен сомнения в себе. «Кто не работает, тот не ест» - это коренной и центральный принцип бытия народа, потерпевшего поломки и желающего стать на ноги. Это забота прежде всего правительства, школы: в ней культ самого разнообразного труда, но в первую очередь - умственного, «Перестройщики» изгнали производительный труд из школы. Это - преступление. Примите усилия для возрождения труда.

И.Ф.Г.:

- Известно, что религиозное безверие губит нацию, страну, государство. Сегодня бешеная атака зарубежными силами и внутренней эмиграцией ведется против Православия, Наши первоочередные действия?

В.Г.Р.:

- Нам нужно избавиться от поверхностного знания нашего русского православия. Признать, что глубокого знания у нас нет. Будем скромны, как Сократ: «Я знаю, что ничего не знаю». А затем воплощать христианские идеалы в конкретных

- В последние века Россия не была глубоко верующей. Не случайно мы покорежили дорогу в Храм и даже разрушили Храм. Как приготовить детей к вере и помочь им начать службу в атеистической душе?

В.Г.Р.:

- Это труднейший вопрос. Тут насилие, нажим, обязательность неуместны. Могут помочь рекомендации читать религиозную литературу, доступную пониманию подрастающего человека и увлекательную. Нужны встречи с верующими людьми: живые образы проясняют суть лучших всяких устных и письменных объяснений.

И.Ф.Г.:

- Известен русский порыв к святости, чистоте, правде, истине. Но сегодня, как никогда ранее, массированно нашему человеку наносятся нравственные увечья. Идет вероломное разорение души. Как этому противостоять?

В.Г.Р.:

- Вижу два пути. Первый: государство должно «перекрыть» кислород зарубежной так называемой массовой культуре и допустить народ к своим великим национальным учителям, к нашей великой культуре. Второй: мудрое, национальное, православно-светское воспитание и образование в школе.

На обратном пути в каюте теплохода, в автобусе беседа о русской школе продолжалась.

 

Санкт-Петербург.


[1] - Педагогическое призвание.

- Ревностное служение Отчизне воспитанием в детях благороднейших черт истинно русского характера.

- Приверженность христианскому идеалу, уверенность в Боге, вера в Него, богоуподобление как высшая природа учителя, православный образ жизни.

- Одаренность, ум, мудрость, высокая умственная квалификация, способность по-русски мыслить.

- Профессионализм:

а) Уважение к знаниям, книголюбие, «голод» познания.

б) Знание базовой науки, ее философии, нравственного колорита.

в) Знание своего предмета, любовь к нему.

г) Твердое и кропотливое знание лучших русских и мировывоспитанно -образованных идей.

д) Высокий уровень общей культуры, эрудиции, энциклопедизма, как предпосылка педагогического творчества.

е) Любовь к детям, учительство как материнство, героическое подвижничество.

- Артистизм:

а) Оптимистичность облика, светоностность.

б) Дар речи, ее художественность и образованность, чувственность, искренность, страстность, проповеднический стиль.

в) Воплощенность русской личности в высокоразвитой, облагороженной форме. г) Неистощаемое терпение, вера в лучшее в ребенке.

д) Романтизм, налет идеальности, умеренное дон-кихотство.

е) Вечная молодость души.

ж) Независимый образ жизни, отвага, правдолюбие, мужество в отстаивании своих убеждений, неспособность к конформизму, защита своей индивидуальности, умение быть собою, «самостояние», как «залог величия» (А.С. Пушкин).

з) Чувство меры, такт.

и) Демократичность (учитель и ученики - совопросники, собеседники, сотрудники, сотворцы).

к) Вызывание у детей душевного покоя, легкости на сердце, защищенности, участие в создании Школы как Дома умственных наслаждений, Дома радости.

л) Изящество облика, благородная наружность как гармония внешних качеств и внутренних достоинств,

м) Самосозидание своей личности, духовно-нравственный рост на глазах учеников

[2] Завершая лекцию, особо подчеркнул:

- Учитель собственным человеческим и профессиональным примером показывает своим питомцам образец личности русского человека. На какие образцы ориентируется сам учитель? На подвиг самосовершенствования могут позвать писатели Пушкин, Гоголь, Достоевский, Чехов. Из светских светочей - педагогов М.В. Ломоносов, лицейские наставники, Ушинский, Толстой, Рачинский, Макаренко, Сухомлинский. Но повышенный ориентир - на русских Святых. Вот частица литературы о них: Нестор - Летописец. «Житие святых князей Бориса и Глеба, во святом крещении Романа и Давида».

«Житие преподобного Феодосия Печерского». «Повесть временных лет». Илларион. «Слово о законе и V Благодати». Сказание о житии Александра Невского». Епифаний Премудрый. «Житие преподобного Сергия Радонежского», «Житие преподобного Стефана Пермского», Ермоген, патриарх Московский и Всея Руси. Издание Евангелий, Четьи - Миней, большого Церковного Устава. Иосиф Волоцкий «Просветитель». «Послание иконописцу». Нил Сорский. «Предание». Протопоп Аввакум. «Житие, им самим написанное». Святитель Дмитрий Ростовский. «Четьи - Минеи». Святитель Феофан, затворник Вышенский. «Путь ко спасению». Епифан Премудрый.. «Житие преподобного Кирилла Белозерского, Вологодского чудотворца». Макарий. «Великие Четьи - Минеи». Федотов Георгий. «Святые Древней

Руси». Преподобный Серафим Саровский. «Житие, пророчества, наставления». Избранные жития русских святых XVI - XX века. Иоанн Кронштадский. «Моя жизнь во Христе». «История русской святости». Филарет, архиепископ Черниговский, Жития Святых, чтимых Православной Церковью. «Русские святые. 1000 лет русской святости». Жития собрала монахиня Таисия.

Составлен на основе анализа жизни и деятельности Учителей человечества (Христос, Магомет, Будда, Конфуций), русских святых (Николай Чудотворец, Феодосии Печерский, Сергий Радонежский, Кирилл Белозерский, Иосиф Волоцкий, Серафим Саровский, Иоанн Кронштадский...), образцовых русских воспитателей (лицейские наставники А.С. Пушкина, Т.Н.Грановский, К.Д. Ушинский, С.А. Рачинский, А.П. Чехов, Л.Н. Толстой, А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинский), воспоминаний выпускников школы о запомнившихся на всю жизнь учителях - см.: Т.И. Гончарова, И.Ф. Гончаров. «Когда учитель - властитель дум». - М., 1991) и изучения литературных произведений (А.С. Пушкин, В.Г. Короленко, В.Г. Распутин и др.).

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.