Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Светлана Голубева. Великий князь Александр Невский. Историческая мозаика

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Пролог. Родина
Леса, болота и опять леса…
Как через волок, через небеса
Ветра к востоку чалами1 веков
Неспешно тянут груды облаков, 
Озёрных чаш под ними череда
И северные наши города –
Сплетения времён, эпох, миров
Под стражей древних боевых костров2,
В тысячелетней каменной броне,
Церквей массивных строгой белизне.
Они в такой гармонии с природой,
Как будто зодчим наравне с народом
Был сам Господь, сотворчеством объятый,
Всё здесь подчинено Ему и свято,
Всё в образ дивный объединено,
Всё именем одним наречено -
О, Родина! Любимые черты
Твоей скупой могучей красоты
В мечтах, воспоминаниях, во сне
Как весть, как дар, как зов являлись мне.
Во всём слышна мне родины душа:
В озёрного шуршанье камыша,
В гудении литых колоколов,
В напевности былинных русских слов.
Себя являет Родина моя
За каждым ёмким словом жития,
И оживает старина сама
Под знаками старинного письма.
Всему, что так люблю и чем жива,
Найду ль и я бессмертные слова?..
__________________________________________________________________
1. канаты для швартовки судов
2. боевые башни средневековых военных укреплений Пскова
 
 
Ярослав3 – Александру
Двенадцать лет сравнялось Александру.
Он - старший сын4, отцова смена, князь
Земли благообильной Новгородской,
Такой же своенравной, как отец -
Князь Ярослав, что правил тут сурово,
Но крепче, прозорливей, чем иной,
Он видеть Русь желал объединённой
Под спудом верной княжеской руки,
Теперь в преддверье сынова княженья
Ему свои резоны поверял:
Среди князей – безладица, вражда,
А у ворот – коварные латины.
Они, вестимо, тоже христиане,
Но вовсе нам не братья во Христе.
С их притязаньем нашу разобщённость
Сложи, а там нетрудно предсказать:
Ждёт рабство Русь. Но лучше, чтобы смерть
Мечом, копьём, огнём народ повергла -
Она не так стыдна, как гибель духа,
Когда народ и жив, а чем назвать
Его без веры и без молви? Стадом?
Страшней меча предательство себя.
Да, движется ещё с востока сила -
Монголы7. Русь от них уж приняла
Тяжёлое на Калке пораженье.
Сшибёмся скоро ль внове – кабы знать,
Однако на стороже быть не худо.
                         Всё выслушал в молчанье Александр.
__________________________________________________________________
3.  Ярослав Всеволодович, отец А. Невского, великий князь Владимирский с 1238 по 1246г. Великий князь – главный из всех русских удельных князей.
4. старший брат Александра, Феодор Ярославич (1219—1233), умер, когда Александру исполнилось 12 лет.
5.Латины – не название какой-то отдельной европейской народности. Это общее название всех народов, исповедующих западноевропейской христианство.
6. Немчины (немцы) - тоже не национальность, а название всех иноземцев, говорящих не по-русски, в какой-то степени, то же, что и латины.
7. Группа родственных народов, проживающих на территории Центральной Азии. В 13 веке монголы, с которыми столкнулись русичи, не представляли собой единой этнической группы. На Руси их чаще звали татарами. Это название закрепилась в летописях и сказаниях.
 
Что у него творилось на душе,
Он не умел вполне ещё осмыслить,
Тем более кому-нибудь поведать.
Отец – тот первый этого не ждал,
Радел и много думал о грядущем,
Он положил не просто сыну выжить,
Но русичами вырастить детей
В обильной и непопранной державе.
На то один у Ярослава путь:
Учить отважным сына быть и дельным
Хозяином и воем, проницать
Суть человечью недруга и друга,
Но дум своих не выдавать никак.
С тем Александра взял отец поход
(Чему война не выучит мужчину?)
К тому ж, пора ливонцев наказать8.
 
Бой меченосцам дали при Омовже9.
Князь Ярослав, в решающий момент
К реке с дружиной мнимо отступая,
На лёд громоздких рыцарей сманил.
С коней ливонцы грянулись вразброд
И ползали, как чада-первогодки,
Свои доспехи прочные кляня.
Князь-отрок наблюдал с восторгом за
Рождением победы новгородцев
В искусном предводительстве отца.
 
Утихли крики, ржанье, звон и стон.
Пот отирая, рукавом, как пахарь, 
Взглянул на сына Ярослав устало,
Без гордости, без тени торжества,
__________________________________________________________________
8. Орден меченосцев на территории Ливонии, постоянно вторгался в русские земли. Был окончательно разгромлен Ярославом, отцом Александра, на реке Омовже в 1234 году. 
9. Эмайыги (Эмбах, Мать-река) – река на территории современной Эстонской республики, впадающая в Псковско-Чудское озеро. 
 
 
Как будто сыну он хотел сказать:
За этим боем будет много дела
И далеко не только брань, но в ней
С открытыми врагами даже проще,
Чем с теми, кто друзьями нарядился,
И с теми, для кого рядишься сам,
И с теми, кто тебе ближайший родич,
И сам себе ты можешь быть врагом…
Едва ль не крепче рук быть должен разум,
А в сердце – неизбывный Божий дух.
 
С Омовжи Ярослав умчался в Киев,
Чтоб на священном утвердясь на столе10,
Не дать в разор своим священный город
И русский юг сплотить вокруг себя,
А Новгород оставил Александру,
Да Юрий11 во Владимире сидел, -
Так чаялось Руси объединенье,
Одной семьёй собрав бразды правленья…
 
ЧАСТЬ 1
Монголы
Шаманка, ворожея дева-степь
И ветер, вечный всадник бесшабашный,
Как быстро в битвах возмужал, окреп
Плод вашей страсти, грозный и бесстрашный, -
Монголы. Мчась лавиной из дали,
Их тумены12 до жути походили
На вздыбленное месиво из пыли
И вскинутой копытами земли.
Во весь опор катился этот вал,
Не ведая препятствий и сомненья,
Он вздрагивать округу заставлял,
Лишая напрочь сил к сопротивленью.
__________________________________________________________________
10. стол – княжеский престол
11. Юрий – старший брат Ярослава, дядя Александра, в описываемое время – великий князь Владимирский (1188-1238).
12. Крупная тактическая единица монгольского войска 13-14 веков численностью десять тысяч всадников.
 
Их стрелами повержены аланы,
И половцы познали их арканы,
Испробовали русские, остра ль
Монгольская стремительная сталь,
Булгары с году на год ждут войны, -
С востока вести грозные слышны.
 
О Калкинской кровавой лютой рати
Сыны слыхали от отцов и братий,
И Александр знал были той поры:
Монгольские разведчики хитры,
Коварны полководцы их и знать,
Но мастерства в бою не занимать.
Дружинники, ходившие на Калку,
Описывали степняков атаку:
Вал лучников на русских налетел, 
Накрыв дождём калёных метких стрел,
Затем ряды стрелков пришли в смятенье,
Тут русские рванулись в наступленье,
Не чуя, что наводят их стрелки
На главные монгольские полки!
Вот тут-то избиенье началось!
Князья, как и дрались, бежали врозь,
Нойоны13 вовсе не вступали в сечу,
Войсками управляя издалече,
Но и над ними был всего один –
Единовластный битвы господин,
И лишь его служил приказом глас.
Того порядка не было у нас… 
.........................................................................................
Блуждая по истории страницам,
Взываю я ко всем причастным лицам:
Князья какие видели победы,
Послам монгольским головы рубя14,
_____________________________________________________________________________________________
13. Военачальник, князь, предводитель древнего монгольского аристократического рода, феодал.
14. В мае 1223 года монгольские послы предложили русским князья мир и военное взаимодействие против половцев. Русские, выслушав послов, убили их, что спровоцировало стремительную и жестокую битву (при Калке), закончившуюся полной победой монголов.
 
В междоусобьях истощив себя,
Поразорив мечом сосед соседа? 
Ах, Калка, скудомыслию цена,
На то ли нам она была нужна,
Чтоб русичей на злой речице этой
Можжил монгол разнузданной победой15?
Ответа нет, а летопись лукавит.
Таков уж век, где князь-мальчишка правит.
Исходит год, другой, от степняка
Не возопила Русь ещё пока.
 
Но скоро омрачились времена!
И были нелегки, а стали хуже:
Монгольские взметнулись знамена
По горизонту в адском полукружье
И двигались беззвучно, не спеша,
Дугой пространство медленно сжимая.
Дремала на рассвете, чуть дыша,
Земля, что им казалась неживая.
И вот уже истоптана конями,
Озарена осадными огнями,
Булгарская повержена страна, 
Разрушена Рязань и сожжена,
Торжок, Владимир, Суздаль. Крик и стон
По всей Руси слышны, со всех сторон,
И Юрий, брат любимый Ярослава,
Погиб на Сити без борьбы и славы16…
 
Лесами, через реки и болота
С низов17 под Новгородские ворота,
Не то что скарб, а душу чуть влача,
Избегшие монгольского меча
__________________________________________________________________
15. После победы на Калке монголы связали русских пленных князей и особо отличившихся русских воинов. Уложив их на земле, устроили сверху деревянный помост, на котором пировали до тех пор, пока лежавшие под ними пленные не задохнулись насмерть.
16. Поход монголов на Русь в 1238-40гг. Тот, в котором погиб князь Юрий в битве на Сити 4.03.1238г. Полки Юрия и монгольские вышли друг на друга едва ли не случайно.
17. Низы – низовская Русь – русские княжества, располагавшиеся южнее Пскова и Новгорода (Новгородской земли) – та территория, которую мы сегодня назвали бы Центральной Россией.
 
Сходились, с городскими толковали:
«Татаровей заждёмся мы едва ли».
Учтя и донесенья, и резоны,
Все силы положить для обороны
Князь Александр велел народу строго.
Иное было всё ж угодно Богу.
 
Умывшись русской кровью, степняки
На запад увели свои полки,
Огнём и саблей расчищая путь,
И Русь могла ненадолго вздохнуть,
В ней, обезлюдившей и разорённой,
Жизнь утверждала вновь свои законы.
В ту пору Новгородский юный князь
Венчался в Торопце, благословясь.
О сватовстве немногое известно:
Из Полоцка была его невеста,
Приветлива, статна, несвоенравна
Дочь князя, Александра Брячиславна.
 
Сыграли свадьбу Александры-Саши,
Две учинили свадебные каши18,
И жизнь своим помчалась чередом,
Молодожёнов долгом и трудом
По-своему снабдившая сполна:
Хлопочет в доме юная жена,
Князь-муж усердно занят обороной
Окраины почти не защищённой
(Чтоб к Новгороду укрепить подходы,
Возводит крепостицы19 он с народом).
 
Невская битва
Созрел под сенью пасмурных небес
К Руси и у Европы интерес.
 
__________________________________________________________________
18. Свадебные каши – свадебные пиры, устроенные молодожёнами в Торопце и Новгороде.
19.  Порхов
 
С законом Божьим или без закона
На западе могущество Тевтона20
Росло как в сказке, чуть не по часам:
Уже хозяин Прусским он лесам,
Уже ливонцы родину свою
В прислужницы Тевтону отдают,
Теперь в союзе с датским королём
Он к землям эстов, финнов устремлён,
К Изборску, Пскову, Новгороду следом, -
Затея эта нравилась и шведам…
 
Глубокой ночью Александру весть
С Невы привёз Пелгусий-ижорянин:
В том месте, где слита с Невой Ижора,
Норвеги, шведы, финны, сумь да емь,
Зачалив шнеки21, лагерь разбивают.
Посланье ярла22 коротко гласило:
«Я здесь уже, пленю твою страну,
Сумеешь, так останови меня».
Вскипело Ярославичево сердце:
Не видел викинг Биргер в юном князе
Соперника достойного себе. 
Часов не тратя даром, пылкий князь
Людей с посада, верную дружину
Велел к Святой Софии23 собирать.
Благословил Владыка Спиридон
На битву воев, осенив знаменьем.
-Так поспешим, - воскликнул Александр. –
Господь не в силе, братие, а в правде!
__________________________________________________________________
20. Тевтонский орден – в 13в. самый могущественный из военно-религиозных образований Европы. После поражения при Омовже остатки Ордена меченосцев влились в Тевтон на правах Ливонского ландсмейтерства. Таким образом, сформировавшийся на территории современной Прибалтики и со временем окрепший Ливонский орден следует считать частью Тевтонского, хотя есть мнение, что именно Ливонский орден был самостоятельным и наиболее могущественным в Европе.
21. шнек (шнека) – средневековое вёсельное судно у североевропейских народов. Ладья и насад у русичей – примерно то же. 
22. Военачальник у североевропейских народов, в данном случае - Биргер.
23. Собор Святой Софии — главный православный храм Великого Новгорода, созданный в 1045—1050 годах, кафедральный собор Новгородской митрополии.
 
Князь, подняв руку, встал на стременах,
И в стремена дружинники ступили…
 
Земли не чуя, конница летит,
Как будто птиц диковинная стая,
Внезапно грянуть на врага, пока
Он, русичей к себе не ожидая,
Ещё в тиши у дремлющей реки
Оружие ль, доспехи починяет.
Вперёд, вперёд! Вдогонку не успел
Ни Ярослава полк, ни новгородский.
В тумане, в поредевшей полумгле 
Несётся невеликая дружина.
Звезда надежды всадников ведёт
Или иная светлая картина?
 
Иная, точно! В пышных облаках,
Зарёй едва очерченных поверху,
Плыло навстречу конникам виденье:
Насад с гребцами, две фигуры в нём
Стояли рядом, в свет облачены.
«Поможем, Глеб, мы князю Александру,
Вели грести», - сказал святой Борис
(Из двух фигур он выше был по росту) 24.
Один тому свидетель Александр
Или видала вся дружина это,
Неведомо теперь уж никому.
Но впечатлён видением, стремглав,
Мгновенно просчитав, что междуречье
Пришельцам помешает отступить,
Построиться и ловко развернуться,
Князь внёсся в лагерь шведский без опаски,
В лик ярла поразил копьём и смаху
Врагов с десяток рядом положил, -
То Биргеру ответ был на призыв
И против спеси славная наука. __________________________________________________________________
24.  согласно житиям, это видение явилось самому Пелгусию, а тот пересказал князю Александру.
 
Смятенье шведы быстро одолели,
Мечи схватили и вступили в бой…
 
Господь! Веди мою слепую мысль
К хвалебному, признательному слову,
Которое споётся в похвалу
Молодшим людям25 князя Александра.
 
Один, Олексич, именем Гаврило,
Загнал по сходням шведов в узкий шнек
И в качкой тесноте рубился с ними,
Был в реку опрокинут, воротился,
Мечом на обе стороны разя.
Сбыслав да Яков, да слуга Ратмир,
Толпою шведов вплоть окружены,
Врага крушили с яростной отвагой.
Ратмир погиб, мечами иссечён. 
Проворный парень Миша-новгородец
Три корабля пришельцев потопил.
Вдруг с треском, среди воинства, осев,
Шатёр золотоверхий ярлов рухнул,
Раскинув полог, словно лебедь крылья –
Опору отрок Саввушка подсёк
И тем придал задору новгородцам:
Единой мощью русская дружина
Стеснила шведов радостно к реке.
Сдались пришельцы. Вековечно Невским
Отныне будет зваться Александр.
Хранит не много летопись имён,
Но есть за каждым витязь безымянный
И не один, кто подвигом своим,
Отвагою прославил эту сечу.
 
Большие26 люди спорят
Недолго песнь победная поётся,
Да и не все ей рады новгородцы.
_____________________________________________________________________________________________
25. В данном случае, дружина князя. В литературе встречается это название и применительно к простым горожанам (младшие, меньшие).
26. Бояре, они же вящие или лутшие люди
 
Боясь последствий княжеской победы,
Ведут бояре тайные беседы:
«Мы ныне власть ещё. Что будет завтра?
Полгорода стоит за Александра,
Стяжает власть всё боле наш герой,
Кончане27, слышно, за него горой.
Глядишь, положит между ратных дел
Князь новгородской вольности предел,
А нас, бояр, оставит для того,
Чтоб только молча слушали его.
Да крут к тому же, норов в нём отцов,
Немецких он не жалует купцов.
Торговля, коли так, обречена,
А с ней и новгородская казна.
Не надобно нам Невского героя».
                    Но слышалось и мнение иное:
 «Побойтесь Бога, не гневите даром!
Неужто Биргер шёл к нам за товаром?
Понять тут и глупцу не мудрено,
Что шведы и тевтонцы заодно.
И булла28 папой выдана едва ли
Затем, чтоб немцы с нами торговали.
Цель ордена понятна и проста:
Покончить с Русью именем Христа!
Не дай Господь, Тевтон нагрянет сходу -
Какую нам он принесёт свободу?
Забыли вы (а время то далёко ль?),
Как крестоносцы жгли Константинополь29?
Не богатели ль их отцы святые
На гибели великой Византии?»
__________________________________________________________________
27. Жители ремесленных городских районов, называемых концами, (в центральной Руси – слобод, слободчане) средневекового Пскова и Новгорода.
28. В 1238 году папа Григорий IX объявил крестовый поход против восточных соседей (в т.ч. Руси) с целью насильственного обращения в католичество или истребления, издав документ - буллу, в результате которой возник союз датчан, тевтонцев и шведов, которые и предприняли попытку захвата Новгородской земли в 1240 (Невская битва).
29. В 1204 году.
 
 
Шли споры, толки, сыпались упрёки
Порой несправедливы и жестоки.
Тех, кто не жаждал князя усиленья
И в том бояр увидел притесненье,
Среди больших людей нашлось немало.
В столе боярство князю отказало,
И Александр с беременной женой30
В Переяславль отправился родной,
Питая в сердце горечь и презренье
Не за неоценённое раденье -
За то, что так бесстыдна и ясна
Новогородской вольности цена -
Не ратная победа, а лишь та,
С которой не пустеет калита31.
 
Но разве только Новгород таков?
По северу, средь русских городов,
Сторонников повсюду находила
Латинянам сочувственная сила. 
В среде бояр, посадников, купцов,
Зажиточных кончанских молодцов
Едва не столь же, сколь небесных кар,
Остерегались варваров-татар,
И посильней, чем немцев. Даже боле –
Готовились платить деньгой и волей,
Когда б за них тевтонские мечи 
Татар могли однажды посечи
(Не знал покуда север степняков,
Но к нападенью чаял быть готов).
 
Псковские дела
В политике единства и во власти
Не видит Псков32 последние года.
__________________________________________________________________
30. Год рождения первенца Александра Невского Василия неизвестен, возможно, это 1240 год.
31. поясной кошель, сумка для денег
32. Псковская республика, как и Новгородская, управлялась вече (народным собранием, а фактически советом больших людей (бояр), князя выбирали на время, приглашали из иных земель. Князь играл чисто исполнительскую роль. Эту роль и старался изменить Александр Невский.
 
Непрочное боярское согласье, 
Желанное теперь как никогда 
Спасенья ради от врагов извне,
Качалось, словно лодка на волне.
Страшась грядущих грабежей монголов,
Друзья германцев выказали норов:
Звать рыцарей! Но общество в ответ
Им возражает, разницы, мол, нет
Между немецкой и монгольской силой,
Равно как между рабством и могилой.
Те жить хотели, эти чтили совесть,
И все твердили: вольность, вольность, вольность...
 
Псков, город мой великий и обильный,
Что слово «вольность» значит для тебя?
Одним оно велит не бить поклонов
Владимирскому главному столу
И Новгороду кланяться нечасто.
От веку Псков живал своим умом,
Богат, обширен был и независим,
На том стоять и чадам завещал, -
Вот убежденье многих псковитян, 
Их вольности цена равнялась жизни.
 
Под вольностью иные мнят права,
За злато взятые во имя злата.
Им все кругом купцы, и всё – товар –
Продай весь мир, но выгадай прибыток.
Богатства мощь уразумев вполне,
Они служить готовы разным целям,
Которые воистину одно:
Стяжать, скопить, присвоить больше злата.
Что Псков? Что Русь? Богатство их святыня;
Чем больше прибыль, тем дороже жизнь.
 
И есть ещё без правил честолюбцы,
Отказано в доверии кому,
Их вольность – утоление желаний,
Не разбирая ни путей, ни средств.
За власть иль месть они любой ценою
Заплатят, будь то тысяча смертей.
Не всё ль равно для алчущего власти, 
Где взять войска и деньги, чтоб вернуть 
Значительность свою. Ему бы помнить:
Наёмники всегда верны тому,
Кто больше платит, и легко изменят
Любому повелителю, забыв
Его посулы, милости и щедрость...
Был честолюбцем беглый русский князь33.
В истории не стёрто это имя.
Я не желаю называть его,
Чтоб в памяти оно не закрепилось,
Но песнь ему я всё-таки сложу.
 
Песнь о предателе
Два человека из одной семьи,
Различно жизни прожили свои,
В истории Руси помин оставив,
Но с вечной благодарностью один,
Другой же проклинаем и судим
Потомками в его презренной славе.
 
Был церковью их брак благословлён,
Но несчастлив и, кажется, бездетен.
Княгиня очень сокрушалась этим,
Наверное, и князь был удручён.
Случилось, что не принял на княженье
Его богатый Псков. Надменный князь,
Решеньем веча крепко оскорбясь,
Почёл служить Руси за униженье.
Покинув в Пскове добрую жену,
В немецкую подался сторону,
________________________________________________________________
33. Ярослав Владимирович - князь Новоторжский, Псковский. Сын Владимира Мстиславича псковского, племянник Мстислава Удатного.
 
 
Где вскоре перед женщиной иною
Всё прежнее забыл он, всё родное.
 
Жена его, княгиня Ефросинья,
Внедолге в Пскове постриг приняла
И в новом для себя духовном чине
Взялась за благонравные дела.
Трудом, богатством да молитвы словом
На Завеличье ею был основан
Девичий монастырь. Его уж нет,
Но от него в веках остался след:
Ивановский собор стоит доныне
Во славу Божью, в память о княгине.
 
А князь и муж её алкал возврата
Нет, не княженья, даже и не злата,
Он более доволен был судьбой,
Когда б сумел свершить своё возмездье - 
Сквитаться с Русью. В псковское предместье -
Изборск – тевтонцев князь привёл с собой,
Взяв крепость тяжким боем. Следом Псков 
Стал на пути у рыцарских полков.
Град осадили, захватить в неделю
Ни штурмом, ни измором не сумели,
Но помогло им вот какое чудо:
Иуду превзошёл другой иуда.
Ворота распахнув, Твердила-каин
Сдал немцам город. 
                             «Русь уже в разоре,
В ущербе лютом, там монгол хозяин,
Немчины будут в Новгороде вскоре.
Авось, мои не тронут закрома», -
Посадник трезво рассудил весьма…
 
Твердила и боярский малый сход
Захватчиков встречали у ворот
Поклонами. Простые ж псковичи,
Держались отчуждённо и мечи,
Ножи, багры припрятывали ближе.
Народ был зол, предательством унижен,
Терпеть недолго чаял иностранца,
И в городе весь следующий год
Нет-нет да труп тевтонца кто найдёт,
А виноватых… не могли дознаться.
Казнили без разбору и напрасно
Кончан немчины чуть ли не всечасно
И грабили, любой безделке рады,
Подворья городские, клети, склады.
Не усмирённый рыцарями Псков
Отправил тайно в Новгород гонцов.
 
Довольны вы, сторонники латин?
Вам новгородский князь не господин,
Но вот, встречайте: в городе Тевтон,
Кто им и от кого оборонён?
 
Беда разрастается
В тревоге Новгородская земля:
Тевтонцы в Пскове, Ладоге, Изборске,
Копорье, там и в Новгород нагрянут!
В ком обороны городу искать?
Ответа нет яснее: в Александре,
Не будь он вечем изгнан, но теперь
Боярам гордость жизни будет стоить.
«Бог милостив, и Ярославич-князь
Уступит лутшим людям, не чинясь.
Да, он горяч, самолюбив и грозен,
Но справедлив и в разуменье светел.
Пусть укорит, пусть вытянет кнутом,
Но лишь бы нас от ворогов избавил».
И в размышленье этом и ином
Помчались новгородцы бить челом
В Владимир стольный, прямо к Ярославу.
Тот, зная Александрово упорство,
Андрея новгородцам предложил,
Меньшого сына, суздальского князя,
Но Невский вечу надобен герой.
И, заручившись словом Ярослава,
Что будут к ним владимирцев полки,
Поклон отбив, бояре удалились.
Путь далее лежал в Переяславль
По снежным, но уже согретым далям.
В Переяславле долго дожидались,
Пока велел им молвить Александр.
 
Дума об Александре. Авторское отступление 
О, если бы, обидою ведом,
Он отказал надменным новгородцам, -
Себе, мол, пусть помогут чем придётся, -
Он был бы прав пред внутренним судом
И прав ли пред судом судьбы народной?
Чему внимал душой он благородной,
Каким многозначительным резонам
Или заветным внутренним законам,
Заложенным отцовскою наукой
И опытом, и размышленья мукой?
Не объявляя своего решенья,
Чего князь ждал? Какой хотел цены
Для своего за Новгород раденья?
Что обрело конечный перевес:
Обиженного сердца интерес
Или Руси, ещё которой нет -
Он от отца о ней в двенадцать лет
Узнал, своею целью сделал главной -
Руси единой, вольной, православной?..
 
И Александр согласный дал ответ,
А новгородцы верили и нет,
Но вот ведь: согласился, защитит,
Хотя, похоже, всё ещё сердит.
Переяславских ратников построив,
Владимирских (отцовых) приняв воев,
Уводит Александр полки в поход,
Андрей за ними суздальцев ведёт.
 
Освобождение Пскова
С отрядом небольшим вооружённым
Копорье князь освободил изгоном34
(Ему внезапность славно помогла
Вершить когда-то невские дела),
И вкоротке, собравшись воедино,
Колоннами пошли на Псков дружины.
Молва о них летит, как сноп лучей,
Воспламеняя души псковичей.
Завидев войско с городской стены,
И близкой битвой разгорячены
Кончане, руки повязав Твердиле,
Ворота городские отворили.
Полки вошли, князь ликованьем встречен,
Бой в городе был яр и скоротечен.
Победы чаять рыцарям не след:
Любой проулок - фронт им, тыла нет,
Везде их бьют мечами ли, ножами;
В грудь ратник метит, в спину – горожанин.
Но вот судьба немчин определилась:
Кто не погиб, сдались на княжью милость.
Ещё не поумерив гневный пыл,
Князь виноватых35 нескольких казнил,
На этом завершив кровопролитье,
Полки пустил по городу в зажитья36,
Ждал вражьего ответного броска
И потому не отводил войска…
 
Долинами под вешними снегами,
Озёр и рек седыми берегами
Тевтонцев горстка, выбравшись из Пскова,
Примчалась в Дерпт в молчании суровом
В надежде новых рыцарей призвать
В когорту крестоносную на рать.
__________________________________________________________________
34. с налёта, стремительным штурмом
35. Судьба Ярослава Владимировича сложилась куда более счастливо. Со временем он был прощён Александром и даже участвовал в совместных с ним походах. Твердила сбежал к немцам.
36. временное проживание на постое
 
Для немцев Русь-земля и Русь-народ
Сливались в образ князя-полководца:
Когда на сече Александр падёт, -
Вся Русь исчезнет под пятой тевтонца…
 
Глубокой ночью в Пскове на Крому,
Без сна, один по горнице шагая,
Прислушиваясь, вглядываясь в тьму,
К оконцу то и дело приникая,
Князь ждал с упорной тенью на челе
Вестей от запоздавшего розгона37
О нынешних намереньях Тевтона.
Вернулись трое, чуть держась в седле,
Неравным изнурённые сраженьем,
И поспешили к князю с донесеньем:
«Повдоль Омовжи, Матери-реки,
Шагают крестоносные полки.
Идут неходко, плотно, осторожно,
Их видеть с Соколихи38 будет можно
(Разведчики на них и нарвались,
Погибли, хоть отчаянно дрались).
В проливе, меж озёрами, по льду
«Кресты» на русский берег перейдут».
 
Куда как ясно. На решенья скор,
Князь Александр по берегу озёр
Повёл полки на роковую встречу
И место выбрал сам грядущей сечи
На берегу, в равнине ледяной,
В виду приметной скалки островной39.
__________________________________________________________________
37. разведка
38. Соколиха – гора (75м) в окрестностях Пскова, откуда по преданию воины А. Невского могли наблюдать передвижения крестоносцев. Мимо Соколихи пролегал путь русского войска к месту Ледового побоища. Монумент на Соколихе установлен в 1993 г. Авторы проекта: И.И.Козловский и П.С.Бутенко, позже к ним присоединились А.И.Козловский и Р.С.Кириллова.
39. Вороний Камень
 
 
 
Монумент на горе Соколихе. Авторское отступление
Гора ли ты, горушка Соколиха!
На склонах распростёршихся твоих
Стоит дружина неподвижно тихо,
И мир вокруг величественно тих.
В рост поднялись торжественные вои
В готовности к небытию и бою.
Князь и дружина, копья их, мечи –
Все с вертикалью храмовой свечи,
Как будто статью возглашают строгой,
Что вверили себя всецело Богу –
Он милости податель, сил даритель,
И в небе их последняя обитель…
От западных долин на встречу к ним
По берегам болотистым и низким
Шёл некогда тупой тевтонцев клин,
Но нет им, не будет обелиска,
Нет памятки бесславной их кончины,
Нет ни следа – болота да тернины…
 
Битва орла с кабаном40
Ещё озёра, скованные льдом,
Не думали сменять свои наряды,
По льду вились немецкие отряды
Под белоснежным знаменем с крестом.
Построившись в порядок боевой,
Подобие затупленного клина
(Зовётся он «кабаньей головой» -
«Свиньёй» по-русски, хлёстко и недлинно),
Шли рыцари линейными рядами,
Звеня вооруженьем в ритм шагов,
Укрывшись за огромными щитами
С крестами через всю длину щитов.
Стальною рать казалась, крепко слитой,
У Господа под верною защитой.
____________________________________________________________________________________________________________________
40. Виды построения войска. У русских – к центральным главным силам по обеим сторонам прилегали полки правой и левой руки – похоже на распростёртые крылья птицы («орёл»). У рыцарей – строгий клин притупленным остриём вперёд – «кабан», «кабанья голова», «свинья» или «свиное рыло».
 
На берегу их русский ждал «орёл»,
Углом раскрыв крыла врагам навстречу,
А перед ним стрелковый лёгкий полк
Нарушил вражий строй, вступая в сечу.
Тот полк погибнуть первым должен был,
Гася удар стремительного «рыла»,
Впуская постепенно между крыл
Тевтонцев к русским главным ратным силам,
Где жарче разгорелась сеча зла,
Стихии все поколебав земные.
«Свинья» ещё сильна против «орла»,
Смыкавшего за ней крыла стальные.
Невесть откуда вдруг торопко в бой
Засадный полк князь вывел за собой,
И под давленьем новых сил и стали
Псы-рыцари позиции сдавали,
Уже не соблюдая стройный ход
И пятясь, пятясь на озёрный лёд,
Почти не помышляя об успехе;
Им тяжелы казались их доспехи.
Вдруг озеро, вздыхая, пробудилось,
Как будто бы весна устала ждать,
Лёд треснул, заметалась вражья рать,
Узрев, на ком отныне Божья милость.
Бежали предводители «свиньи»,
Иных глотала водная пучина,
А тех, кто жизни сберегли свои,
Свела в колонну русская дружина.
Полон вчерашних рыцарей обильный
Брёл в Новгород, бесславный и бессильный.
 
Брели босые немцы-полоняне
И снег апрельский плавили ступнями,
С землёю размешав до черноты,
Кой-где кровяня льдистые пласты.
А князь сидел недвижно на коне,
На шествие взирая в стороне.
Исход сраженья князем подытожен –
Он на Неве ковался и Омовже
Задорной силой юных удальцов
И боевою сметкой их отцов.
В задумчивом немом оцепененье
Князь был как будто мысли воплощеньем:
Святые папы зарекутся пусть
Небезопасный соблюдать обычай -
Смотреть, как на доступную добычу,
На слабую разрозненную Русь.
Пусть знают, что найдётся в государстве,
Поставленном к черте уничтоженья,
Кому латин понудить к уваженью,
Унять их пыл в желаньях и коварстве.
 
ЧАСТЬ 2
Монголы на Адриатике41
О, море - степь небесно-голубая
В прозрачной дымке солнечного дня!
Мы шли к тебе, в сраженьях погибая,
Мы шли к тебе, сжигая и казня,
В крови, сквозь ярость, ненависть и стоны,
В болотах и снегах по стремена –
Нам ныне волн так странен шёпот томный
И так странна твоя голубизна.
Везде плоды бессмысленной работы
Упорных вод, разгневанных ветров:
Промытые мосты, пещеры, гроты,
Столбы и пики, россыпь островов.
Столетья море в бликах и тенях
Слоёные обтёсывало скалы
И будто бы когтями выскребало
Продольные бороздки на камнях.
Неспешно тонет брег в крови заката,
Как будто бой окончился вдали,
И дела больше нет, пора обратно,
На берега Итиля42, в ковыли…
_____________________________________________________________________________________________
41. Поход монголов на запад, начавшись с разгрома Руси (1238-1240), закончился на Адриатике в 1242г.
42.Волга, прикаспийские степи
……………………………………………………………
Едва закончив ратные труды,
Под плеск адриатической воды
Монголы, намечая путь обратный,
Стан развернули шумный, необъятный:
Костры горели, кони сонно ржали,
И песнь в морские устремлялась дали, -
Нетвёрдый голос юного нукера43
Победы славил князя Искендера44.
Один лишь в отдаленье джихангир45
Не погружён в отдохновенный мир;
Хан молчалив, задумчив и угрюм,
Никто его не прозревает дум.
Взор хана не блуждает на просторе,
Не привлечён искристою волной;
Что хану это плещущее море -
Куда коварней море за спиной:
Лежат в руинах сумрачные страны,
Покорены народы без числа,
Но их в повиновенье постоянном
Держать бы рать Батыя не могла:
Несла Европа страшные потери,
Но и полки монгольские редели…
Чингисово исполнив завещанье46,
Монголов приведя на край земной,
Батый не мог помыслить о признанье
В столице дальней родины степной:
В Каракоруме правит старший брат –
Враг джихангира преданный и верный,
И за поход на запад беспримерный
Не почести Батыя ждут, а яд.
__________________________________________________________________
43. Дружинник на службе знати в период становления феодализма в Монголии.
44. Александра Невского
45. Полководец, главный военачальник, в данном случае - хан Батый.
46. Предание, будто Чингисхан предсказывал, что его потомки доведут монголов в победном покорении народов до края земли (западных морей).
 
 
Гуюк47, племянник, та ещё ехидна,
Хоть не прочтёшь об этом по лицу,
Воюет рядом, только метит в спину,
И джихангиру метит и отцу.
Итак, в Каракорум дороги нет,
Но для монгола дом – весь белый свет.
Что ж, решено: в Итиля рукавах,
На вытянутых дельты островах,
Где путь к востоку тянется торговый,
Батый в мечтах уж видит город новый.
Пусть бог Сульдэ48 в том деле не поможет,
Зато посмотрит, как Батый заложит
Столицу Золотой своей Орды49
Невиданной доселе красоты…
Стремительней, чем русские метели,
Монголы в степь на Каспий прилетели
(Войны им там хватало и сейчас –
Бурлил междоусобьями Кавказ),
А там уже из покорённых стран
Сводились на Итиль, в Батыев стан
Каменотёсы, зодчие, писцы,
Худоги50, гончары и кузнецы,
Различного пошиба грамотеи
Для всякой ханской блажи и затеи.
 
В Батыевой ставке на Итиле
Здесь слишком всё, всё валом, всё горою:
Шатры, загоны, юрты, городьба,
Здесь заплутает и сама судьба,
Ища себе героя иль изгоя.
_____________________________________________________________________________________________
47. Гуюк (1206-1248) – старший сын старшего Батыева брата Угэдэя. Гуюк во время похода незаслуженно оскорбил Батыя, за что был выслан из армии к отцу. Отец сына не принял и отправил обратно под начало Батыя, за это Гуюк смертельно возненавидел и отца и дядю.
48. Бог войны у монголов
49. Сарай – столица Золотой Орды был основан как город в 1250 г., до того примерно на том месте существовала ставка Батыя – походное поселение. Золотая Орда – западная часть (улус) монгольской империи.
50. художники
 
У ветхого надзорного шатра
Невольники теснятся, мастера,
Повсюду кони, вои, жёны, дети, -
Смесь, хаос, каша из всего на свете.
В высокой юрте, на исходе суток,
Батыев сын Сартак, потупя взор,
К речам отца почтителен и чуток,
Пока что не вступает в разговор.
За юртой стан шумит многоголосо.
Хан к сыну обращается с вопросом,
В ответ – ни звука. Мнится вдруг Батыю,
Как будто сын предстал пред ним впервые:
Отважен он – хан в деле это видел,
Царевича хвалил и Субедей51,
Но в Сартаке нет гнева на людей,
Он ни коня, ни птицы не обидел,
Его растила христианка мать,
Но то добро иль худо – как понять?
Молчит царевич. Хан и сам притих,
Как будто чтобы слышать мысли сына,
А услыхал сквозь войлок дружный стих –
Монголы пели выспренно и длинно
Очередную песнь об Искендере,
Его ледовой битве, боге, вере.
Един у Сартака и князя бог…
Ну что же, хан не будет к сыну строг,
Пожалуй, даже выгодно, что сын
Не мусульманин, а христианин.
Окликнул хан его без раздраженья,
Уже обдумав нужное решенье
И не желая медлить до рассвета:
С Руси взять дань за три последних лета,
И скачут пусть посланники степные
Владимирского князя звать к Батыю.
__________________________________________________________________
51. Видный талантливый военачальник армии Батыя, соратник Чингисхана.
 
 
Роскошные дары вперёд прислав,
Предстал перед Батыем Ярослав52
И принят был без лести но и спеси.
Отец того, о ком слагают песни,
Достоин и великого княженья, -
Такое всем объявлено решенье.
Но каждому, кто лучше знал Батыя,
За тем решеньем виделись иные…
 
1243 год
Князь Ярослав со свитой с охраной
В раздумьях возвращался из Орды.
За степью, перелесками, лесами,
Как дивный терем, открывалась Русь.
Нет в красоте её гордыни пошлой -
Бесхитростное красованье есть
Спокойных рек тягучею водою,
Извилистой волною длинных трав,
Исчерченною светом и тенями
Лесной дорогой, пахнущей смолой.
Щедра земля, сильна, а беззащитна,
И ныне обезлюдела почти.
Рязань уж не поднимется из пепла…
Вон церковь, будто инок-инвалид,
Стоит в смиренной вековечной скорби
По княжичу и молодой княгине,
И каждому погибшему, храня
Сказанье о рязанце Коловрате…
Козельск. Злой город. С лишком семь недель
Держался против туменов монгольских,
Не дождался подмоги и сожжён: 
Ни человека, ни двора, - всё пепел. 
Чернигов, Киев степняка б сдержали,
Когда б своими не разорены…
__________________________________________________________________
52. Ярослав Всеволодович, великий князь Владимирский, главный представитель проигравшей войну стороны. Батый утвердил за ним великое княженье, но выдать ярлыка не мог – не имел полномочий, зато, похоже, выступил ходатаем в этом деле перед великим каганом в Каракоруме.
 
Торжок, Владимир, Суздаль, та же Сить,
Любая, даже малая заимка
На низовской ли, южной ли Руси
Одно как будто проклинает имя –
Батый…
            Так зрил и мысленно и явно
Князь Ярослав, обласканный в Орде.
Своим владыка и слуга монголам,
Сбирать врагам отныне призван дань
С поверженной Руси – о, вот расплата
За разобщённость, безрассудство, но
Довольно покаяния, к чему?
Что допустили – то и очевидно:
Русь воевать сегодня не сильна,
И нужно ждать, готовиться и крепнуть.
Однако, ласка хана Ярославу
Странна, да не досуг искать причин,
Князь думал, как приветливость Батыя
На пользу обернуть бы для Руси…
Но вот, что князю вправду было ново –
В Орде ничьих не презирают вер!
 
Вернулся Ярослав, позвал сынов,
Запальчиво и долго говорили,
Предвидели немало разных бед,
Но вряд ли понимали, скоро как
В причудливом, слепом порядке будут
Отлистаны истории страницы.
 
Андрей53 и Александр
Отца Андрей в негодованье слушал,
Не мог смириться с участью Руси,
С монголами готов сейчас сразиться,
На западе союзы заключив.
________________________________________________________________
53. Андрей, младший брат Александра, приверженец прозападной политики, зять Даниила Галицкого, Великий князь Владимирский (1248—1252), князь Суздальский (1256—1264).
 
 
Не так картину видел Александр:
А ну-ка, призови сейчас в подмогу
На слабую разрозненную Русь
Латин союзных. То-то будет помощь;
В Копорье, Пскове видано уже.
С монголами война сейчас – погибель,
Тут прав отец – пока что дорог мир.
Нужны латинам земли, воды, души,
Зато монголам не нужна земля
С болотами, чащобами лесными,
Не истребят они и Божью веру,
А вот зерно и золото – подай…
 
Сартак размышлял
Гнедые скакуны – дурные вести
В Сарай примчались из Каракорума54:
Скончался Угэдэй, и ждёт Гуюк 
Избрания себя великим ханом.
Едва Гуюк займёт престол Чингиса55,
Он на Батыя двинется войной.
Батыево же войско для него -
Что горсть песка в сравнении с пустыней, -
То понимал Сартак.
                          В канун войны
Орде толковый нужен был союзник.
И как тут не подумать о Руси:
Поверженные княжества принудить,
А тех, с кем не сражались, взять в союз,
Хотя и он по сути принужденье,
Но малость эта для большой войны
Имеет пустяковое значенье.
 
_________________________________________________________________
54. Город в Центральной Азии, столица Монгольской империи.
55.  Престол Великого хана, кагана всей Монгольской империи.
 
 
 
 
Разговор Александра с митрополитом Кириллом56
За участью великого княженья,
Монголо-русский караван собрав,
Князь Ярослав отправился в далёкий,
Неведомый досель Каракорум.
Неходкий тяжко движется обоз,
Навьюченный несчётными дарами,
Передвижными юртами скрипя,
Влекомыми могучими быками.
Далёкий путь. По меньшей мере, год
Пройдет под качкий, мерный ход верблюдов.
Что потеряет, что приобретёт
Князь русичей за мрачными горами,
Бескрайними, безводными степями,
И где и чем закончится поход?..
Стремится князь попасть на курултай,
Где хан Гуюк займёт престол Чингиса
И Ярославу золотой ярлык
Вручит для полновластия над Русью57.
       А в Новгороде, в монастырский храм 
Князь Александр пришёл искать совета:
       «Батый зовёт. Зачем? Поведай, отче.
Я с ним не бился, не был побеждён, 
И я не данник. Что мне с ним делить?»
 «На Господа, мой сыне, полагайся,
А про Батыя понимай одно:
Зовёт, так знать, нужду в тебе имеет.
Не данник – значит, гость. Да, говорят,
Царевич их христианин как будто».
__________________________________________________________________
56. Митрополит Киевский и Всея Руси, прим. в 1243 г. избран собором епископов при поддержке князя Даниила Романовича Галицкого на Киевскую кафедру, вдовствовавшую после разгрома Киева Батыем. В 1251 году поехал в Новгород, где впервые встретился с Александром Невским. С 1251 года Кирилл почти постоянно пребывал на северо-востоке Руси, содействуя Александру. Как и князь Александр, митрополит избрал в своей политике путь сотрудничества с монголами и борьбы против католической экспансии. Умер в 1281г.
57. Ярлык (пайцзу) на великое княжение уполномочен был выдавать только великий каган в Каракоруме. Хан Золотой Орды не имел таких полномочий, но Батый и последующие ханы Золотой Орды проводили политику постепенного отмежевания от центральной власти, и вскоре сами уже назначали великих князей, без санкций Каракорума.
 
Гибель Ярослава
Как долог был твой путь, пресветлый князь,
И как о смерти скоро слух примчался...
 
Измаянный гонец, едва влачась,
В ворота торопливо постучался,
Он мало знал и был на речи скуп,
Он говорил с трудом, в изнеможенье:
Пайцзою на великое княженье
Увенчанный домой вернётся труп, -
Отравлен Ярослав. Великий стол
По праву б Александру отошёл,
Но быть на то должна монголов воля
(Не избежать в Сарай поездки боле).
 
Отпели Ярослава, снова шум;
Волнуется, гудит Каракорум:
Гуюк пронзён стрелой, погиб без звука,
Батыю не грозит теперь войной,
Но разве не начнёт её иной
Каган великий – старший сын Гуюка?
Орда и Русь таких не ждали бедствий,
Не заблуждались и насчёт последствий.
Никто надежды не питал пустые, 
Ни хан Орды, ни новгородский князь.
И Александр отправился к Батыю,
Митрополита словом укрепясь...
 
Поездка в Орду. Побратимы
До ханских юрт – мощёная дорожка,
И факелы по обе стороны
То вспыхивают, то мерцают дрожко,
Высоко на шестах прикреплены.
Князь Александр чрез несколько шагов
Войдёт, склонясь, в Батыеву обитель.
Князь не вассал, и хан не победитель,
Но это - обиталище врагов,
Руси две трети в прах поразоривших,
Отца в Каракоруме умертвивших...
Здесь, в факельном прерывистом свеченье
С реальностью переплелось виденье:
Шагает гулко по настилам князь,
А Русь ему на плечи оперлась…
 
Приветствовал Батый приезжих лёжа,
Он боль неодолимую терпел58,
Но перемолвил с князем слово всё же,
А там своим нукерам повелел
В покои к Сартаку посольство весть,
Оказывая сдержанную честь…
 
Сартак воссел на низкий длинный трон,
Кивком ответил гостю на поклон.
Так вот он, князь - герой монгольских песен:
Высок и крепок, воинская стать,
Глаза светлы и взгляд открыт и честен,
И помыслы, хотя, откуда знать…
Такой монголу враг – считай, награда,
И если он в бою непобедим,
То значит, станет друг и побратим,
Брат по оружью, по-монгольски - анда.
 
Сартак смотрел на гостя своего,
И Александр рассматривал его; 
Христианина зрить куда как ново
В обличии наездника степного:
Приземист, коренаст. Звериный взор,
Казалось князю, как копьё, остёр.
Из всех даров – коней, мехов и злата -
Меч харалужный59 предпочёл Сартак,
И саблю из индийского булата
Подносит Александру – важный знак
Особой дружбы. Яссы предписаньем
Такой обмен считается братаньем.
________________________________________________________________
58. Страдал подагрой
59. Особо изготовленная булатная оружейная сталь.
 
Князь посчитал обряд вполне невинным,
Брататься разве грех с христианином?
Во всякие случалось времена,
Что не решает многого война,
Порою сила не с мечом, а словом.
Бывает дальновидный договор
Куда нужней нашествия большого,
И мир худой полезней добрых ссор.
 
Ярославичи. С ярлыками и без них
Собрат ещё не есть великий князь,
Тут не Сарай – Каракорум решает.
Князь Александр и брат меньшой Андрей,
Как некогда отец их Ярослав,
Собрав обоз с дарами и людьми,
Верблюдами, шатрами, лошадьми,
Пустились в ту же тягостную даль.
О чём в дороге братья говорили?
Приветливы ли с русичами были
Попутные степные племена?
Неведомо… Известны лишь итоги
Далёкого в Монголию хоженья:
Владимирское суждено княженье 
Андрею, Александру отдан Киев.
Но Александр оставить не спешит
Свой Новгород богатый и ослушный.
Туда-то и приспело письмецо
От папы60 из лукавого Лиона; 
Понтифик звал в латинской церкви лоно.
Не принял папской ласки Александр.
 
Андрей отказ Лиону не одобрил,
Равно как дружбу брата с Сартаком.
Упорно и давно искал Андрей
Надёжного союзника в Европе,
__________________________________________________________________
60. В 1248г. папа Иннокентий IV прислал кн. Александру письмо с предложением поменять веру. Князь ответил отказом.
 
А на Руси его соратник был
Князь Галицкий, строптивый Даниил,
Монголам много раз казавший норов,
Но был ли общий план против монголов,
Доподлинно не писано нигде,
Однако досадил Андрей Орде,
И ханский гнев был для Руси ужасен -
Кровавое нашествие Неврюя61.
Неврюй Андрея в сече одолел,
В отчаянное бегство повергая,
А низовские земли расплатились
За княжеские промахи сполна.
Опять земля стонала и горела,
Людей кругом, что трав, посечено.
 
Дым по земле. Лишь жёлто-серый дым.
Кругами хлопья пепла ветер носит,
И тишь вокруг – здесь некому стонать –
Все стоны вниз по Волге утекают,
И медленно в невольничьих плотах
Туманом застилаются и тают.
О как же тихо... Страшная картина
Открылась Александровым очам,
Когда великим князем он взошёл
На отчий, на Владимирский престол.
Вся низовская Русь теперь - его
До гроба неусыпное раденье.
Скликался во Владимир беглый люд,
Кто от Неврюя по лесам спасался.
И снова брали в руки топоры,
И снова башни, церкви возводили,
Палаты, избы, клети, терема.
Русь возрождалась, строилась, росла,
От свежих срубов делаясь светла,
И воздух пах сосновою щепою.
____________________________________________________________________________________________________________________
61. Картаг Неврюй - полководец Сартака, в IV Новгородской летописи назван царевичем. В 1252 году послан был на Русь с карательными целями против князя Андрея Ярославича.
 
Раздумья 
Что ж, Александр – великий князь. Свершилось.
Но это не монгольских ханов милость,
А русские законы старшинства,
Наследственные князевы права62.
Пусть нет ещё златого ярлыка,
Но он сейчас не главное пока.
Земля вокруг – на сколько хватит ока –
Разорена, с заката и востока –
Враги. Погибших сотни тысяч – вот,
Чему великий князь теперь оплот
И благодетель, и судеб вершитель,
Но кто его сторонник и ревнитель,
С кем мог бы Александр держать совет?
Кто этот человек? Такого нет.
Из ближних лишь митрополит Кирилл
Внял Александру и благословил.
Брат? Просится домой, под отчий кров,
Князь Александр принять его готов,
Но нравом брат горяч, в делах неловкий,
Не видит сил реальной расстановки,
Ни в чём ему довериться нельзя,
Но лучше ли удельные князья?
Уделы их нищают и мельчают,
Походов чаще требуют дружины,
Князья ж весомой силой господина
День ото дня всё меньше обладают,
Заложники дружин, бояр и нрава, -
Великая ли на врагов управа?
Василий63 – ныне новгородский князь,
Такой же, как и прочие, - не власть,
____________________________________________________________________________________________________________________
62. В средневековой Руси княжий стол переходил не от отца к сыну, как установилось позднее, а от старшего в роду к следующему по возрасту за ним – брату или старшему сыну, как получалось. В год назначения монголами великим князем Андрея было нарушено это уложение, со смертью Ярослава наследником по возрасту должен был стать Александр. После побега Андрея в Швецию порядок наследования великого престола был восстановлен.
63. Василий – старший сын Невского (предп.1240-1271). С 1252 по 1258 год - князь-наместник новгородский, с 1259 по 1271 год - князь Переяславский. Не совсем бесхарактерный, имел свою точку зрения, был отважен в бою.
 
Колеблется между отцом и вечем,
А утвердить себя во власти нечем.
И срок уплаты дани неминуем,
Но лишь зола в избытке за Неврюем... 
 
Удельные соперники-князья,
В боях вкусив обиду пораженья
И осознав, что запросто нельзя
Восстановить былое положенье,
Сочли ярлык Ордынский даже кстати
В грядущем укрепленье личной власти,
Свой о монголах заключая суд:
Кому дают ярлык - и рать дадут 
Укоротить строптивого соседа,
Пойти в поход на немца или шведа.
И пусть бы так, но с ярлыком и без
Орда блюдёт свой кровный интерес:
Чем чаще помощь русичам нужна,
Тем выше будет и её цена.
Да… Русь не возмужает слишком скоро,
Не завтра ей подняться из пыли,
Но может, хоть тяжёлые поборы
Сумеют то, что речи не смогли,
Князей понудят, выходов ища,
И действовать и мыслить сообща…
 
Князь сызмала привык опору видеть
В самом себе, но душу Бог послал, -
В ней, словно бы живительной купели,
Князь дух очистить мог и утишить.
Средь недругов, друзей, сокрытых, явных,
Как остров - очарованный Буян -
Среди зыбей и рёва океана,
Лежит заветный круг его семьи
С желанными, но редкими часами, 
Когда стихает вечный долга глас.
Вздымаются сомненья, как волна,
И как волна, откатываясь, тают,
Когда смурное князево чело
Княгинины ладони накрывают.
«Возможешь ли нас, ладо, защитить?» -
Она и в мыслях так не вопрошает,
Но будь князь даже трижды побеждён,
Она б его ни в чём не укорила.
Он не подсуден для неё, как Бог,
А потому и страх в отважном сердце -
Однажды не суметь своей жене
Взглянуть в безмерно верящие очи.
И он не мог, не смел их подвести.
Он уходил на битвы, отстраняя
Княгининых лебяжьих рук крыла,
Шёл по двору, к окну не обернувшись,
Но чувствуя её тревожный взгляд
И оставляя все свои сомненья…
 
Новгород и Василий
Василием бояре недовольны:
Отцу послушен, духом слаб, глядишь,
Под дудку Александра петь придётся.
Терпеть такое Новгород не мог
И вскоре со стола согнал Василья,
Свои права и волю соблюдя, -
Так думал город, Александр – не так!
Князь силой войска горожан принудил
Василия в князья обратно взять
Без всяких оговорок и условий64.
Не то чтоб от того достало пользы,
Но новгородцы чувствовать должны:
Великокняжья власть теперь иная,
Ей уложенья веча не указ.
И Новгород Великий покорился.
Для виду? Знать бы... Но никто б не стал
________________________________________________________
64. В 1255 году новгородцы изгнали от себя Василия и призвали Ярослава Ярославича из Пскова. Невский же силой оружия заставил их принять Василия обратно.
 
Возможность исключать неявной мести -
Случайного несчастия тишком,
Когда уймётся видимая смута...
Василий это понимал вполне:
Не обладая твёрдостью отцовской
И княжеского весу не снискав
Пытался угодить и большим людям,
И меньших не обидеть чересчур.
 
Пришла пора низам для сбора дани,
Которой Александру не собрать, -
Кругом на горсть ни меди, ни зерна,
А не сберёшь, нашлют ещё неврюев.
Вот если б Новгородская земля,
Что златом, хлебом, рухлядью обильна,
Дала за низовскую Русь число...
И Александр туда послал монголов.
 
К Василью горожане прибежали,
Упали шумно в ноги:
                                         - Рассуди!
Николи мы не битые Ордою,
Почто же князь Владимирский послал
К нам численников65, нехристей ордынских?
Давать числа Батыге не вели!
С Васильева нетвёрдого согласья
Монголов новгородцы проводили.
О том проведал вскоре Александр
И в гневе налетел на вольный город.
Зачинщиков казнил, сослал Василья66
И численных с охраной возвратил.
(О, Новгород, сытой да недалёкий!
Когда по ваши головы неврюй
_________________________________________________________________
65. Сборщики дани. Число, тамга, десятина – дань, плата побеждённых победителю.
66. В 1257 году монгольская перепись была сорвана в Новгороде с согласия князя Василия. Александр наказал зачинщиков и вернул численников в Новгород. Василий, разделяя чувства горожан, не желая ссориться с отцом, ушёл во Псков, но Александр сослал его в Переяславль, посадив в Новгороде второго своего сына Дмитрия.
 
Придёт, чем, люди, мните защититься?
Болота ли, леса ль вас сберегут
От туменов, прошедших всю Европу?)
А численники, видя злое дело,
Собрали дань да увились в Орду.
Что Александр о бунте Сартаку
Потом поведал, как умилосердил –
Незнаемо. Но Русь монгол не тронул. 
А вскоре взволновалась вся Орда:
Батый скончался, вслед за ним Сартак. 
Улавчий67 ненадолго сел в Сарае
И отдал душу - богу, трон – Берке68.
 
Восстание
Пока ещё не мнится и намёк,
Что для Руси с Ордой необратимо
Сменилось время, и событий ток
Разводит их пути неумолимо…
 
Берке имел холодный ровный нрав,
Сношений с Александром не порвав,
Русь понимал подателем богатства
Вне прав и мер союзничества, братства;
Ислам среди ордынцев утверждая,
Строптивых укрощая в меру сил,
В Галицию отправил Бурундая69, -
И уступил монголам Даниил.
Подвигнув Русь к тяжёлым переменам,
Хан отдал дань на откуп бесерменам70.
На тяжкие, безмерные поборы,
Что, божеского гнева не боясь,
____________________________________________________________________________________________________________________
67. Улавчий (Улагчи́) – потомок Чингисхана, правитель Золотой Орды (1256—1257), сын Сартака.
68. Берке (1209—1266) – хан Золотой Орды, брат Батыя. Первым из монгольских ханов принял ислам. Продолжал политику Батыя по укреплению независимости улуса (государства) от власти Каракорума. При Берке Золотая Орда стала фактически независимым от великого хана (кагана) государством.
69. Бурундай - военачальник, темник Батыя, друг Субедея, один из руководителей западного похода монголов в 1236−1242 гг. В 1259 г. Победил Даниила Галицкого и установил монгольское владычество в Южной Руси.
70. Хивинские купцы, взявшиеся собирать дань с Руси якобы в интересах монголов, установили на дань такой грабительский процент (для себя), что русские не выдержали и подняли восстание.
 
С народа драли бесермены-воры,
Вся Русь в ожесточенье поднялась,
И бил народ хивинцев обречённо,
С отчаянной отвагой угнетённых,
Себя ввергая в большую беду.
 Князь Александр отправился в Орду
И приложил немалое старанье,
Чтоб данников измученных восстанье
Берке, как и Сартак, не подавил
И снова Русь в крови не утопил71.
Берке в совете с Александром вскоре
Построил православное подворье,
Число велел не брать с церквей Руси72;
Князь Александр к тому же испросил
И брату бесприютному прощенье73,
Послав в Орду большое подношенье.
Да вот ещё на западе народы
От Ордена возжаждали свободы,
И тайно, но вполне определённо
Литва звала Владимирскую Русь74
В военно-политический союз,
Чтоб сокрушить могущество Тевтона...
 
Так жил великий князь. Не знал покоя,
Для дела жил, не дорожа собою.
То в Новгород, то он в Литву спешил,
Детей, князей мирил по мере сил,
То прилагая ум, то жёсткий нрав,
И снова князь в Орду летел стремглав,
____________________________________________________________________________________________________________________
71. Берке не особо хотел наказывать русичей за восстание, поскольку речь шла о хивинский купцах – не монголах, тем более, что они назначены Каракорумом. Взятку с Александра, однако, потребовал. 
72. Учреждена в 1261 году митрополитом Кириллом по ходатайству великого князя Александра Невского с разрешения правителя Золотой Орды Берке с кафедрой в Сарае (Сарай-Бату). Дань же с церквей монголы не брали изначально.
73. Возможно, прощение Андрею даровал ещё Улагчи (Улавчий).
74. В 1262 году Александр Невский подписал с литовским князем Миндовгом союзный договор против Ливонского ордена. Договор восстанавливал права Александра в Полоцкой земле, временно утраченные после смерти тестя. Боевые действия Договор планировал начать летом того же 1262 г. Однако из-за срочного отъезда Александра в Орду эти планы не осуществились полностью и вовремя: русские войска выступили на месяц позже, и вёл их сын Александра Невского Дмитрий Александрович и младший брат Ярослав Ярославич.
 
Чтоб русичей не дать втянуть в войну
На стороне монголов ни в одну.
Приездом Александра был Берке
Доволен, разъезжая налегке
По становищам, гостя влёк повсюду,
Не отвечая просьбам, даже будто
Не слыша их. И – пир везде горой. 
Лишь через год князь выехал домой
С благими увереньями, при этом
Не слишком обольстившийся ответом.
 
Домой, домой… В пути уже обратном,
Как будто побывавший в деле ратном,
Князь чувствовал безмерную усталость.
Пред ним ещё лежал неблизкий путь,
А так хотелось просто отдохнуть,
Но то была не временная слабость.
Князь заболел и слёг. Он умирал.
Казалось, он по капле отдавал
Себя версте, идущей за верстою.
Вид Волги будто звал его к покою,
И в Городце над русскою рекой
Дарован Богом был ему покой,
Как жданная, заслуженная милость.
Молва набатом по Руси катилась –
Князь умер!
                     В Боголюбово народ
Печальному обозу встречь идёт
Проститься с князем, со своим героем;
Широкою, густой живой рекою
В Владимир князя провожает тело,
Стенанья поднимая то и дело.
Встречая их, митрополит Кирилл
У церкви Рождества провозгласил:
 
 «Зашло солнце земли русской!»
 
И в горестном народ самозабвенье
Пал круговой волною на колени...
 
Эпилог
1
Свершённое великим Александром,
Казалось, прахом всё пошло, всё даром.
И к лучшему, что не увидел князь:
Волна усобиц снова поднялась,
В преступном и бездумном ослепленье
Русь повергая в кровь и разоренье.
 
Нет, не видал, но ведал наш герой,
Как исподволь деяния порой
Характеры меняют без возврата:
Монголы, избалованные златом,
Которым покупались ярлыки,
Уж неохотно строились в полки;
Где щедрые подарки, речи льстивы,
Там жажда скорой, даровой поживы
Неутолима. Потому не странно,
Что поздние потомки Чингисхана
Звон боевой несокрушимой стали
На роскошь, лесть и праздность променяли,
И откупы и взятки брали всласть,
Интриговали в происках за власть.
Так с первой взятки, с самого начала
Невидимо Орда ослабевала.
А на Руси росло сопротивленье,
Настойчивее раздавалось мненье:
Вершить дела по общему совету,
Чтоб притязать в грядущем на победу.
Одних идей для воли было мало,
Но Русь всё глубже их осознавала.
 
Не видел Александр-отец, как дети 
Соперничают, ссорятся постыдно,
Друг через друга всяк в герои метит,
Меж тем героев среди них не видно.
Из них один лишь младший Даниил
С соседями вражды не заводил,
Не жалуя ни брани, ни молвы,
Он ставил стены маленькой Москвы.
Сын Даниила, Александров внук,
Возьмётся земли собирать вокруг
Неё, идя иной дорогой к цели,
Достичь которой так и не сумели
Владимирские славные князья,
Но их деяний умалять нельзя.
Спустя века их многие старанья
В надёжное сложились основанье,
На нём через борьбу, через мытарства
Выстраивалось зданье государства.
 
2. Портрет Александра в окружении удельных князей
Я, изучив истории страницы,
В воображенье рисовала лица
Своих героев. Александра тоже,
Но выходило слишком уж похоже
На херувима - рус, голубоглаз.
Закончив труд, я думаю сейчас:
Глаза, румянец, кудри – всё пустое,
Мой князь красив не внешней красотою.
Физически и нравственно силён,
Гордынею князь не был обделён,
Но нрав горячий он смирять умел,
Умел не думать о сиюминутном,
Он жил грядущим, пусть довольно смутным,
О временном и мелком не жалел.
Князья Руси слабеющих уделов
Далёкой пред собой не зрили цели,
Они и хватки должной не имели
Сплотить народ вокруг починов смелых,
Явить свою незыблемую волю,
Грядущее зрить далее и боле.
Жил Александр, ¬- они своим аршином
Пытались мерить все его дела,
Но смерть его к таким взнесла вершинам,
Откуда жизнь убога и мала
Казалась. 
               Узость, мелочность и бренность
Их притязаний стала им в укор,
Как ипустая, глупая надменность,
Ничтожность их интриг, обид и ссор.
И многие вдруг осознали это
Как знак великой важности момента.
Князь умер – солнце пало с небосвода,
Но в день святой и горький погребенья,
Быть может, начиналось зарожденье
Самосознанья русского народа.
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.