Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Три очерка

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Пётр Чихачёв – первокреститель КУЗБАССА 

2005 годом исполнилось 160 лет со дня публикации капитального труда Петра Александровича Чихачёва «Путешествие в Восточный Алтай». Чихачёв дал название нашему краю: Кузнецкий каменноугольный бассейн. Иначе Кузбасс.

Сегодня наша Кемеровская область имеет это, быть может, более популярное название. Чихачёв – человек, который первым определил естественные геолого-географические границы Кузнецкого каменноугольного бассейна. Он по праву первокреститель Кузбасса.

Сегодня – отрывки из «Путешествия в Восточный Алтай» Петра Александровича ЧИХАЧЕВА. Переведено с французского (в Девятнадцатом веке это был общепризнанный язык геолого-географической науки) В. В. Цибульским и опубликован в 1974 году.

 

Как и кем заселялась Сибирь 

В состав «колонистов» Западной Сибири входят, во-первых, лица, прошедшие ряд «очистительных» градаций, установленных для ряда категорий сосланных (об этом будет ниже), во-вторых, люди без определенного звания и профессии и, наконец, в третьих, крепостные, хозяева которых просили об их высылке.

Ввиду того, что очень большая категория ссыльных колонистов составляет лишь часть всех людей, сосланных в Сибирь, небезынтересно будет присовокупить некоторые данные о последних.

Смертная казнь, не применяющаяся в России, частично заменена ссылкой. Места и поселения, предназначенные для понесения этого наказания, строго предусмотрены законом, точнее, статьей 1057 (Свод законов, 1842 г.), в которой дается следующий их перечень: Сибирь и часть Кавказского района, заводы и солеварни на Урале, принадлежащие правительству, а также многочисленные предприятия в других частях империи; батальоны, предназначенные для службы в крепостях, охраны провинций и портовых работ. Хотя эти местности предусмотрены для тех, кто был приговорен судом к ссылке, сущность преступления предопределяет две очень разные категории сосланных.

Одна из них состоит из преступников, осужденных на каторжные работы за уголовные преступления. Вторая категория – лица, сосланные за менее серьезные проступки. Эта вторая категория подразделяется статьей 1272 на пять следующих разрядов:

– ссыльные, наказанные плетьми и осужденные в дальнейшем на работы на заводах и фабриках; они именуются временными заводскими работниками;

– так называемые ремесленные рабочие, обладающие крепким телосложением и знающие ремесло;

– лица, более слабые и менее подходящие к тяжелым работам; их используют в качестве домашней прислуги;

– лица, возраст которых, здоровье и прошлые занятия позволяют определить их как работников сельского хозяйства и экономики; этот разряд образует, по существу, ту часть сосланных, которые по обычаю и закону именуются «поселенцами» или колонистами, поэтому в дальнейшем мы их будем называть «ссыльные колонисты»;

– наконец, люди больные, дряблые, т. е. те, которые по возрасту или состоянию здоровья не способны к какому-либо труду.

К какой бы категории осужденный ни принадлежал, закон воспрещает разлучать жену и детей с мужем и отцом, если только первые не выразят желания разделять ссылку.

Если принадлежащие к первой категории лица в течение года отличались образцовым поведением, они получают право перейти в следующий разряд. Второй разряд имеет семь секций в соответствии с характером ремесла или профессией. Во главе каждой секции стоит мастер. Лица, входящие в этот разряд, должны оставаться в нем в течение шести лет, затем они переходят в третий разряд, т.е. поступают в услужение людям, обращающимся с соответствующими ходатайствами к местным властям. Срок работы в этом разряде – восемь лет. По истечении этого срока лица, не замеченные в нарушении установленных для них правил, включаются в разряд «ссыльных колонистов». Если представители этого разряда не смогут организовать самостоятельное хозяйство, то их распределяют по домам «казенных крестьян», где они остаются до того времени, пока не образуют отдельной деревни.

В первые три года ссылки колонисты освобождены от всех налогов; в последующие семь лет они платят в половинном размере налоги, взимаемые с «казенных крестьян». По истечении этих двух сроков, т. е. после десяти лет, они приравниваются в правах с упомянутыми выше крестьянами.

 

Как жили золотопромышленники Томской губернии В 1842 году 

Они ничего не жалеют ради хорошего стола и европейского комфорта. Ими они хотят себя вознаградить за жизнь в этих далеких пустынных краях. Они жаждут тех предметов роскоши, которые привозят с другого конца света, и платят за них непомерные цены. Так, во время моей поездки по золотым приискам богатых купцов Рязанова, Попова, Астахова и других в Томской губернии мне не раз приходилось наблюдать удивительно роскошную европейскую жизнь среди гор и степей далекой холодной Сибири. Сколько раз, сидя за столом, уставленным привезенными со всех четырех концов света яствами, я не мог не поражаться невероятным контрастам. Вот алтаец в войлочной шапке подает на тарелке японского фарфора апельсины, привезенные на берега Енисея из Мессины или Марселя через Петербург и Москву. Вот после обильной трапезы вам предлагают лакомства со всех уголков мира, при этом не забыты даже вина Малаги, Рейна и Бордо. Вы наслаждаетесь ароматным нектаром Аравии и прекрасными гаванскими сигарами. Дары благодатного юга поглощаются гостями, закутанными в пушистые, защищающие от холода августовского вечера меха.

С одной стороны, маленькое сибаритство богатых золотопромышленников этого края может найти себе достаточное оправдание, учитывая положение тех, кто доставляет себе дорогие утехи. Но, с другой стороны, присматриваясь внимательно к положению вещей на месте, нельзя не заметить, что быстрота, с которой создаются в этом крае огромные состояния, сильно вредит плодотворному его употреблению. Волшебный переход от состояния среднего достатка к великолепию богатства всегда приводит к пагубным безумствам, особенно потому, что приобретение таких богатств не зависит от упорного труда или серьезной умственной работы. Из этого следует, что большая часть золотопромышленников принадлежит к низшим классам общества, лишенным коммерческого опыта, а зачастую и всякого образования. Они редко вкладывают внезапно полученные богатства в какие-либо многообещающие предприятия, так что накопление громадных капиталов приносит мало пользы торговле и промышленности или, во всяком случае, меньше, чем можно было бы ожидать. По тем же причинам уменьшаются блага, которые должны бы были естественно излиться на рабочих приисков вообще. Вместо того чтобы распространить на рабочих благодеяния колоссальных богатств, обеспечив их выгодной работой, золотопромышленники создают только местный промысел, который совершенно не гарантирует будущего тем, кто на нем занят.

 

Рыночная экономика в Сибири 150 лет назад 

Местечко Тисуль стоит на самой границе большой золотоносной области Западной Сибири.

Прежде чем вступить в нее и ознакомиться с ее интересными районами, я считаю уместным напомнить читателю необычайный скачок в развитии золотопромышленности в Сибири. Вероятно, ни одна отрасль промышленности Европы не могла бы дать примера такого быстрого развития, чтобы за 14 лет рост промышленной продукции увеличился в 200 раз, как это произошло на золотых приисках Сибири: в 1830 году общее количество добытого золота равнялось примерно 95 килограммам, а в настоящее время оно составляет свыше 18 тысяч килограммов.

Возможности расширения разработок становятся еще более вероятными, если принять во внимание необычайную скорость расширения границ золотоносной области, как будто не желающих знать других пределов, кроме вечных льдов Арктики. Участие в этой отрасли промышленности, границы распространения которой в настоящее время невозможно определить, доступно любому лицу, пожелавшему ею заняться. За исключением двух районов (Колывани и Нерчинска), богатых золотой рудой и принадлежащих государству, необозримые просторы Сибири открыты всем народам.

Во избежание столкновений между предпринимателями были выработаны особые правила и законодательство в области промышленности по разработкам золотого песка. Горному ведомству (департаменту) поручено узаконивать и регулировать вход во владение, а также определять границы местности, на которую в ответ на формальный запрос от государства была получена концессия. Срок действия концессии – 12 лет. Каждому лицу дается во владение участок размером 5 верст в длину и 100 сажень (около 250 метров) в ширину.

Законом строго воспрещается иметь несколько участков, если расстояние между ними менее пяти километров. Для контроля концессий в Западной Сибири назначен один ревизор и в Восточной Сибири – два; кроме аппарата, подведомственного Горному департаменту, в каждый округ генерал-губернатор Сибири назначает чиновника гражданского ведомства, которому вменяется в обязанность регулировать отношения между предпринимателями и рабочими. Чтобы обеспечить эффективность контроля, со специальной миссией изучать на месте положение дел и докладывать о нем центральным властям в Петербурге командируется эжандармский офицер или агент тайной полиции.

В результате всех приведенных выше мер, а главное, благодаря духу самого народа во всех этих местах царит полное спокойствие, хотя многие обстоятельства могли бы послужить поводом к самым серьезным беспорядкам. Нельзя не восхищаться и не удивляться, наблюдая, как собранные в одном месте группы в 1500-2000 человек (почти все приговоренные законом) добывают каждый день массы сокровищ и добросовестно передают их в руки одного инспектора. Ведь у него нет никаких других средств помешать им поступить по-другому, кроме уговора и морального воздействия. Военной силы здесь нет. И вот когда в ветхой избе накапливается груда золота, его укладывают в ящики, которые устанавливают на телеги и спокойно везут в Барнаул.

С неменьшим изумлением можно видеть, как золотой груз, нередко огромной ценности, перевозят на расстояние в несколько тысяч километров короткими переходами. Его сопровождают два оборванных крестьянина и один-два казака, спокойно покуривающих трубки. Часто казаки даже не находят нужным брать с собой такой лишний груз, как оружие. К тому же они не делают тайны из того, что везут, как будто речь идет о перевозке чего-то совершенно незначительного.

Когда телеги с золотом мирно проезжают по какой-нибудь деревне либо в ней останавливаются, чтобы люди могли отдохнуть или сменить лошадей, этот обоз возбуждает значительно меньше интереса и любопытства, чем если бы он был нагружен продуктами или винами.

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.