Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Как кузнечане Бийск строили

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Содержание материала

Загадки Бикатунского острога

Возникновение российского укрепленного пункта у слияния Бии и Катуни имело огромное значение для дальнейшего освоения русскими Верхнего Приобья. Срубленный в важном месте он прикрывал самую удобную и короткую дорогу на Кузнецк и Томск, тем самым значительно укрепляя их обороноспособность. Но его функции были не только оборонительными: этот острог становился базой для последующих походов казачьих отрядов в глубь Алтая. Еще в XVIII веке известный ученый-историк Иоганн Фишер в своей "Сибирской истории" писал о том, что Бикатунский острог "должен был служить новым открытиям".

Хорошо понимали значение Бикатунского острога и джунгарские князья, господствовавшие здесь. Как образно выразился в своей монографии "Телеуты и русские" А.П.Уманский, крепость, сооруженная в самом центре”Телеутской землицы”, стала "бельмом на глазу" у джунгар. Уже весной 1710 года верховный князь Джунгарии контайша Цэван-Рабдан начал собирать войска для похода на русских. Он решил преподать воеводе Михаилу Овцыну, а в его лице и самому государю Петру примерный урок и доказать мечом, что только Джунгария была, есть и будет хозяином этих земель и властелином всех алтайских улусов.

Летом 1710 года трехтысячное войско под предводительством князя Доухар-Зайсана было готово к набегу на Кузнецк. Первоначально все складывалось как нельзя лучше. Казалось, что поход будет простым повторением прежних безнаказанных набегов, когда конница кочевников стремительно двигалась по хорошо знакомой им короткой дороге, не встречая никаких препятствий. Но когда войско вышло к переправе через исток Оби, на его пути встала маленькая русская крепость. Переправиться через реку ниже или выше было невозможно. Везде ее правый берег был крут и обрывист. Джунгарский князь хорошо понимал, что, рискнув преодолеть водную преграду в единственно удобном для этого месте, его войска понесут тяжелые потери от настильного картечного огня пушек Бикатунского острога, которые били бы почти в упор. К тому же каждый потерянный у переправы день давал кузнечанам время для сбора подкрепления и лишал джунгар их основного преимущества - фактора внезапности.

Так или иначе, огнем или просто своим существованием, но пушки укрепления сказали веское слово. Джунгарское войско было вынуждено искать другую дорогу. Скорее всего оно переправилось через Бию где-то в районе современного села Усятского, используя группу островов, деливших русло на многочисленные протоки. Но драгоценное было упущено, и служилые люди Кузнецка, предупрежденные гонцом из Бикатунского острога, сумели подготовиться к вторжению непрошеных гостей. Набег был отбит с большими потерями для джунгар.Озлобленный поражением Доухар-Зайсан повел свои потрепанные сотни к русскому опорному пункту у истоков Оби. Теперь он мог напасть на него с тыла и сполна расплатиться за позорную неудачу. Огромное преимущество кочевников в живой силе не оставляло крохотному гарнизону ни малейшей надежды на успешную оборону. Что же могли противопоставить защитники Бикатунского острога более чем трехтысячному джунгарскому войску? Из отписок воеводы Овцына в Сибирский приказ известно, что после окончания строительства укрепления в нем был оставлен гарнизон из 100 человек. Зимой 1709 года для его усиления прибыл небольшой отряд томских и кузнецких казаков. Даже учитывая это подкрепление, силы защитников острога не превышали 150 человек. Артиллерия острога, увеличенная присланными из Тобольска пушками, состояла из семи орудий малого калибра.

А что представляли собой укрепления русского опорного пункта? Ответить на этот вопрос пока не удалось, так как чертеж первого Бикатунского острога до сих пор не найден ни в московских ни в других архивах. Но это не значит, что его не было вообще. Донося Петру I об окончании строительства, кузнецкий воевода в грамоте от 29 августа 1709 года упомянул о том, что он "острожному строению чертеж с пашенной землей и с сенными покосами, и с рыбными ловлями, и разными зверовыми угодьями описные книги и памятный список сделав, послал с нарочным посыльщиком в Сибирский приказ Великому Государю".

Бикатунский острог сооружался под руководством профессиональных военных строителей - "розмыслов". Учитывая сжатые сроки строительства и задачи предполагаемого опорного пункта, они из множества вариантов должны были выбрать наиболее подходящий проект. Нет никаких сомнений, что казаки срубили у слияния Бии и Катуни так называемый тыновый острог.

Термин "острог" в русском языке имел два смысловых значения. Первоначально он подразумевал определенный тип укрепления, а точнее - его стеновой конструкции. Лишь позднее острогами начали называть тюремные сооружения. Тыновые или, как их еще называли, "стоячие" остроги появились в Сибири XVII - начала XVIII веков наиболее распространенным типом пограничного укрепленного пункта. Острог был квадратным или прямоугольным в плане, с периметром стен не более 160-180 метров. Функции оборонительной ограды выполнял тын - вертикально вкопанные в землю на одну треть длины и заостренные сверху бревна высотой 5-6 метров. С наружной стороны стеновые укрепления острога дополнялись земляным валом и рвом, а перед ним в землю вкапывались надолбы и рогатки, сделанные из деревянных брусьев или горбыля. Еще дальше шло своеобразное "минное поле", издавна применявшееся нашими предками против больших масс конницы кочевников. Состояло оно из "волчьих ям" с вбитыми в дно кольями, сотен едва выступающих из грунта острых колышков и множества маленьких железных колючек, метко названных "чесноком".

И все-таки и гарнизона, и артиллерии, и пояса деревянных укреплений было явно недостаточно, чтобы отбить натиск многочисленного отряда Доухар-Зайсана. К тому же джунгары успешно применяли огнестрельное оружие еще со второй половины XVII века. И неоднократно именно его умелое использование приносило им победы в сражениях с войсками Китайской империи. И без того тяжелое положение защитников осложнялось еще и тем, что приказчик Муратов отослал в дальнюю разведку несколько десятков конных казаков из состава гарнизона. Кто знает, может, не случись этого, гарнизон мог бы отстоять столь важный опорный пункт, продержаться до прихода подкрепления из Кузнецка. Во всяком случае, именно так считали и воевода Овцын, и сменивший его на этом посту комендант Борис Сенявин. Последний даже через восемь лет помнил о дорого обошедшейся ошибке Муратова, в одном из своих приказов упомянув, что Бикатунский острог был потерян “небрежением” приказчика.

Итак, сотни Доухар-Зайсана, подойдя к укреплению с тыла, обложили его с трех сторон. Исходя из архивных данных, нам удалось восстановить события последних дней его существования. Попытка овладеть Бикатунским острогом с ходу джунгарам не удалась. Защитники были начеку, и конница кочевников, пытавшаяся прорваться к воротам, понесла большие потери и отхлынула. Три дня неприятель в пешем строю раз за разом штурмовал башни и стены, но его атаки отбивались картечью пушек и прицельным залповым огнем из пищалей. Пока безуспешными были и попытки джунгар применить зажигательные стрелы - излюбленное и неоднократно проверенное средство против деревянных острогов русских. Плотный огонь казаков держал кочевников на почтительном расстоянии, превышающем дальность полета стрел. Небольшие очаги пожаров защитники тушили водой из специально сделанных запасов, мокрыми кошмами и песком. Но силы гарнизона постепенно таяли , подошли к концу и боеприпасы. Поредевший огонь русских позволил осмелевшим лучникам, атаковавшим почти без потерь, преодолеть надолбы и рогатки и подобраться ближе к тылу. Сотни стрел с горящей паклей и берестой на наконечниках впивались в деревянные стены и башни. Казаки уже не успевали тушить языки пламени.

Видимо в этой обстановке Андрей Муратов принял решение покинуть горящий острог и пробиться сквозь неприятельские отряды. Конечно, защитники понимали, что эта схватка для большинства из них будет последней. Но они предпочли погибнуть в открытом бою, нежели бессмысленно сгинуть в огне. Уничтожить горстку бессильных и перераненных казаков не составляло для джунгар особого труда. Они могли просто-напросто перестрелять их из луков, не рискуя попасть под удары страшных казачьих сабель. Но Доухар-Зайсан пожелал взять этих отчаянных русских живыми. Метко брошенные волосяные арканы помогли выполнить его повеление, и шестьдесят оставшихся в живых защитников во главе с самим Муратовым оказались в плену у победителей. Так летом 1710 года перестал существовать Бикатунский острог, от которого на высоком яру у слияния Бии и Катуни осталось лишь пепелище...

Вплоть до недавнего времени месторасположение острога не было точно известно. Изученные документы центральных архивов и опубликованные в научной печати работы историков и краеведов содержат самые противоречивые сведения по этому вопросу. На наш взгляд, из всех многочисленных версий и гипотез наиболее близка к истине та, которая предполагает, что Бикатунский острог был сооружен на высоком правом берегу Бии, напротив впадения в нее Иконниковской протоки, которая вплоть до начала XIX века являлась коренным руслом Катуни. Именно в этом месте существовала плавежная переправа, которую старожилы до сих пор называют калмыцкой. Эта версия подтверждается и документами. Один из них приводит в своей монографии А.П.Уманский. В 1715 году рыбаки кумандинцы доносили кузнецкому воеводе Максюкову о замеченных ими в низовьях Бии, где они промышляли, многочисленных джунгарских воинов. Они "подсмотрели тамо много палаток на устьях Бии и Катуни, на месте, где преж сего поставлен государев острог, а при тех палатках людей воинских многое число и другие к ним через Бию переплавляются".Нет ничего удивительного в том, что джунгары, готовящиеся к очередному набегу на Кузнецк, выбрали пунктом сбора всех своих отрядов стратегически важный район у переправы.

Джунгария, не довольствуясь уже мелкими пограничными набегами начала готовиться к крупномасштабному вторжению в глубь русских волостей. Но даже в этих условиях правительство России снова выступило с инициативой мирного разрешения всех спорных вопросов. С этой целью в 1713 году к хану Цэван-Рабдану было отправлено посольство во главе с казачьим "головой" Иваном Чередовым. Перед послами стояла сложнейшая задача - любыми путями предотвратить угрозу агрессии со стороны Джунгарии.

По приказу Петра I для Чередова был составлен "статейный список" - перечень вопросов, которые необходимо было решить путем переговоров с ханом. В их число вошло и требование "учинить розыск и наказание" виновных в разрушении русского острога у истоков Оби. По этому пункту мнение Петра, в ряде других случаев согласно на уступки, было категоричным. В своей грамоте Цэван-Габдану царь подчеркивал: "Та земля на Бии и Катуни есть его царского величества, а не твоя, потому что город поставлен был на реках искони русских от устья и до самых гор, откуда сии проистекают". Но джунгарский владыка, считавший все без исключения алтайские племена своими данниками, а Алтай своей вотчиной, в ответном послании выразился не менее категорично: "А что на Бии и Катуни поставлен был острожек, так та земля наша. Острожек тот мы разорили и ныне вновь ставить не дадим, а начального человека Андрея при шестидесяти человеках мы в полон взяли".

Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.