Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Алёна Голева. «Ноты, спасающие жизнь…» (Странички из дневника женщины, которая верила…) Дарья Тартышина. Стихи. Анастасия Селеткова. Салют победителям. Анна Горбовская. Стихи. Каролина Митрофанова «Утро дремлет на ветках рябины». Настя Столярова. Стихи.

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Алена Голева
 
16-летняя Алена Голева из Юрги - самая молодая среди участников литературного клуба «Откровение».  Ученица 10 «Б» класса школы № 6. Алена смело заявляет, что литература для нее  «не просто увлечение, а смысл для совершенствования и развития». Мечтает поступить в Санкт-Петербургский государственный университет на факультет журналистики.  
   
«Ноты, спасающие жизнь…»
(странички из дневника женщины, которая верила…)
 
Сентябрь, 1941
 
Война настала без предупреждений. Жили, отводя горестные мысли. Каждый вздох был наполнен трепетом к завтрашнему дню…
Как прекрасно жить, просто жить! Верить, ждать чего-то, любить и находить себя. Но многие посчитают тебя «не таким, как все», ведь ты не живешь под копирку и хочешь быть собой, выделяясь и создавая новое. Всё было так, пока дикий крик сердец не разорвал прежнюю жизнь…
Все ждали «черных карателей», а я верила в светлое будущее и иногда молилась,  в незаметном уголке нашей швейной. Тогда были в запрете «женские цацки», и приходилось держать в суровой тайне, даже от родственников. После каждой молитвы я добавляла: «Боже, сохрани Марьюшку мою, дай ей просто жить, не зная врага в лицо и страшных дней». Моё тело содрогалось от представленной картины, но тут же все проходило, и я продолжала…. И только по-предательски тихо катилась слеза. Нас страшно гоняли, пугали отменой выдачи продуктов и увольнением, все боялись и мирились с военными законами.
… А для меня это были лишь пустые слова, ведь вера во мне, как уголек во время бури, разгорается с каждым порывом все сильнее! Ведь ничто не сможет сломить женщину, которая верит…
 
Июль, 1942
 
Снова пишу…
«Просыпаюсь утром и понимаю, что я счастлива! Ведь что может быть лучше легкого покачивания деревьев… Приятный шелест листьев под моим окном и мирное небо, охраняющее сон моей малышки, спокойно сопящей рядом. Моё сердце переполняет любовью ко всему, что меня окружает, и даже соседский щенок, вечно лающий, мне кажется умилительным - ведь и он счастлив! Я живу в постоянной молитве, чтобы жизнь не прерывалась и ты была рядом, мой ангел».  Да, моё сердце замирало именно в тот момент, когда я представляла, что могу потерять весь смысл жизни, так до конца и не поняв его.
Для любой матери ребёнок - это то, что придает смысл её существованию. А моя Мариночка для меня больше, чем смысл. Когда сына забрали, я думала, что сгинем, ведь он был единственный кормилец, а дочь еще мала. Но я смирилась и продолжала наблюдать за происходящим в мире, без укора и двусмысленных фраз. Люди смотрели на меня и думали, что я рождена такой и я слышала их мысли, они громче душевного крика… Нет! Меня воспитали те суровые времена, а не мать.
Не прошло и месяца, как слег муж, пришла похоронка о смерти сына, любая бы сломалась! А я стала только сильнее, ведь у меня осталась надежда - вот она, спит мирным сном, нежно обнимая мою руку. Что может быть лучше?
 
 
Август, 1942     
Трудно.
Все грезы были оправданы, мы живы, а значит, не умрем! Вчера была дикая буря, выбило стекла, но страх покинул нас. Сегодня предстоит трудный день - переживания прочь! В нашу швейную поступил звонок о том, что надо выполнить наикрупнейший заказ…Годовой...
«Война должна постучать и в наши двери, но мы не откроем», - тихо шепчут наперед мои мысли. Молитва... Сон... Мне предстоял нелегкий разговор с дочерью, к которому я готовилась с трудом, и слезы душили, не давая покоя.
- Мамочка, почему ты такая грустная? Меня вчера забрала тётя Валя, у нее в зале стоит огромный рояль. Мамочка, ты не представляешь, как красиво тетя играет! Я попросилась научить меня, и она согласилась….  Почему ты плачешь, родная?! Я тебя люблю, не плачь. Ты же говоришь, что плохая война не достанет до нас? Так ведь?
- Да, дорогая моя…
- Мамочка…. И тётя Валя так говорит. Всё будет хорошо! Тётушка придет за мной завтра, и мы опять будем играть на рояле. Можно?
- Марьюшка, я сама тебя отведу к Валентине, я с ней договорилась…. Понимаешь, сейчас нужна помощь на фронте.
- Нет, мамочка, ты так же уйдешь, как мой брат, и мы тебя больше не увидим! Не уходи!
 Я не смогла ответить и только поцеловала её в голову, каштановые кудри, наивно рассыпанные по плечам, как это бывает у ангелочков. На этом наш разговор закончился, и Марьяна тихо заснула под капель  плачущего неба…
 
30 августа  1942
 
Стояла пасмурная осенняя погода. Прошло лето, и уже неделю лили холодные проливные дожди.  Все животные  прятались, не выходя даже за едой.
Я молча разбудила дочь, минутная готовность - и я отвела её в безопасное место, где точно с ней ничего не случится. Сегодня мы понимали друг друга без слов, мысленно. «Валя, я вернусь…. Сбереги её…» И я ушла. Дождь спрятал мои слезы, понимая меня.
«Чем может помочь слабая женщина на такой войне, смешно! Ты и день не протянешь без ваших бабских погремушек. Иди домой», - усмехнулся как-то мужчина, когда ходила в приёмный пункт…. Но я рискнула всем: своей жизнью, любимой дочерью. Я стояла в очереди! Да, да, сотни моих земляков, в том числе и женщин, стояли с самого утра до глубокого вечера, чтобы пойти воевать за Родину, а если нет, то хоть спасать жизни в полевых больницах! Не думала, что наступит время, когда покину дом и пойду на защиту Отечества, ведь с детства я боялась крови и терпеть не могла даже рогатки. Но жизнь удивляет и поражает, так что я стою в этих рядах.
Моё внимание привлекла женщина примерно моих лет. Она была одета в простое рваное платье… Заметив мой взгляд на себе, она прикрыло лицо руками и зарыдала, присев на камень…Она продрогла насквозь. Я подошла к ней, и мы тихо плакали вместе, обнявшись.
«Меня Зиной зовут», - прошептала она. Я назвала своё имя и услышала историю из её жизни, так похожую на мою.
- Знаешь, год назад у меня забрали сына на фронт, как ты поняла,  он не вернулся. И только похоронная открытка! Боже! Что они могут знать, когда говорят:  «Мы сожалеем, примите наши искренние соболезнования» Что?! Вот именно ничего! Он был единственный кормилец в семье, моей дочери сейчас даже шести лет нет, а жизнь её на волоске! Каково мне лгать на её проникновенные вопросы: «Мамочка, война ведь скоро закончится, и я пойду в школу. Мамочка, когда братик придет?» И не объяснишь ведь, она еще очень мала, чтобы  знать правду. Жестокую правду. Знаешь, а ведь у неё  прекрасный голосок…. Поет вечерами мне, говорит, что брат её слышит и подпевает ей. Каково, а? Я ей лгала, когда говорила, что поеду за братиком, а сама…»
Было  около одиннадцати вечера, и очередь дошла до нас. Принимали всех, и это радовало меня: «Не умру, так спасу!» Но все произошло не совсем так, как хотелось бы.  Зинаиду сразу же отправили, а мне было сказано: «Останешься здесь. Будешь работать в поликлинике,  иди на распределение». И я отправилась  знакомиться с новым местом работы.
Меня определили в коллектив, в котором трудились прекрасные женщины, у нас с ними похожие судьбы.
 
 
12 Мая 1943
 
Я была на седьмом небе от счастья! Ведь я буду рядом с дочерью  и смогу спасать жизни…
Быстрее степного ветра вбежала в дом Валентины, а там моя Марья сидит за роялем и тихо напевает что-то! «Ты пришла! Я верила, мамочка. Верила». Звонкий голосок Мариночки  разбудил во мне жизнь, и я поняла, что не простила бы, если умерла бы и оставила моё голубоглазое чудо один на один с кровожадной бойней! Хотя до нас война, слава Богу, пока не добралась. Пока что…
«Марина быстро учится. Днями сидит за роялем. Я горжусь ей! Способная девочка, живет и рождает своим голоском жизнь вокруг», - закончила монолог Валентина.
Я была рада видеть эту стройную женщину, всегда мило улыбающуюся. Благодаря ей, моя дочь цела, окружена заботой и теплотой этой бескорыстной женщины. «Доченька! Я больше никогда тебя не оставлю. Я обещаю, скоро все закончится, и мы поедем на море, о котором ты всегда мечтала!» Дааа…Веру женщины ничто не погубит, даже пуля, это я понимала точно.
 
Август, 1943
 
Долгое время не оставляла записей в своем дневнике, и в ближайшее время не получится…Времени нет даже строчку черкануть, напряженные будни, но привыкли…. К нам прислали еще одну женщину. Милая, молоденькая, с очень красивым голосом, поет нам, даже больные полюбили «кудрявое чудо». Так ее прозвали в госпитале.
Впервые с начала войны мне приснился сон. Необычный…
Идём с Мариночкой по парку, и теплый весенний ветер доносит аккорды песни. Марьян дергает меня за руку… И тут картина меняется. Я стою над пропастью, вокруг все затянуто то ли дымкой, то ли туманом. И вроде бы выжженное кладбище. Холодно, и стоит пугающая тишина. Доли секунды, чтобы понять, где я. Всё вокруг закружилось, замельтешило перед глазами, и я начинаю дико кричать в недоумении, где же моя дочь?! Опять слышатся те же самые музыкальные нотки, но уже как будто кто-то поблизости играет….  Я падаю в эту пропасть и вижу черный рояль, а за ним Марина, облаченная в траурные одежды….
Разбудила меня напарница, мол, «нужна срочно твоя помощь, я одна не справляюсь», и я очнулась  в холодном поту,  не понимая, к чему этот сон.
Уже давно глубокая ночь, но к нам по-прежнему поступали бойцы, говорят, на фронте дела ухудшаются. Но это для меня было обычным, ведь понимали, что все это «не игрушки» и по-взрослому. Из головы так и не выходил сон, и я ещё и ещё раз его вспоминала, прокручивала, как киноленту,  так и не найдя его смысла, но беспокойство закралось в мою душу, ведь тамбыла моя дочь. Помолюсь после перевязки за здоровье моей девочки. Ах! Еще машина подъехала…
Сильные порывы ветра, и мне кажется, что я слышу нежные звуки рояля, доносившиеся издалека. Марина  ли это?!
 
1944
 
Недавно только выпал прекрасный серебристый снежок. Он покрыл землю девственной чистотой, напоминая, что спасение близко…Я уже три дня не приходила домой: живем рядом с ранеными. Местный почтальон рассказывает,  как там солнце моё…. Говорит, что не может наслушаться ею, талантливая очень. Этим и живу, но сегодня волнение одолело мое сердце и ничего поделать не могу. Не такое, как в первые дни войны. Не такое… Вспомнила сон, который  увидела недавно, стало ещё хуже.
К нам в больницу каждый день привозят раненых бойцов. Моя боязнь крови давно улетучилась, мы с напарницей в день спасаем порядка 5-10солдат каждая!
Однажды к нам поступил парень, я его сразу узнала. «Чем может помочь слабая женщина на такой войне, смешно!» -  эти слова занозой сидели в моей памяти. У него осколочный, сквозной...  Мы и этого  паренька спасли в тот вечер, но он меня  не узнал. Контузия. Лишь искрящаяся улыбка и проникновенное: «Спасибо, ты мне жизнь спасла. Если бы не ты, то сгинул бы сразу».  Так приятно получать слова благодарности за свою работу!
Но снова  волнение, что-то тревожит мое существо…. Да что же это такое?! И, как назло, вспомнился сон…
Достала из старого узелка  фотокарточку, на которой была изображена  вся наша семья: я, муж, еще живой сын и доченька Мариночка. Тихая молитва помогла мне побороть отчаяние и спокойно подумать о дальнейших действиях. «Сегодня нельзя плакать, поддаваться страху и отчаянию!» -  точно решила я для себя.
Вечерело, снежинки, вальсируя, медленно ложились на землю. После взбалмошного дня, суетливых разговоров, бесчисленных процедур тихой надеждой легла на сердце мысль:  «Почему у меня такой страх на душе сегодня? Может, Валентина вернут и скажут, что по ошибке похоронка….. Пусть  хромого, слепого, но лишь бы…»
Не успела выйти на улицу, как слышу: «Ложись, война и к нам пришла, готовь больных!» И тут я поняла, что материнское сердце никогда не обманет и волнение было не напрасно…. Не больше десяти минут я потратила на сборы раненых, которые могли худо-бедно воевать. 
….Машина отъехала. Я рванула что было сил в сторону дома: оврагами, избегая открытых мест, чтобы не убили…. До дома было порядка пяти километров, не знаю как, но я не была замечена,  и вон уже дом виднеется за горизонтом. Я спряталась за дерево, вдали не было видно  военных:  все они отправились в соседнюю деревню…
«Марьюшка! Марьюшка! Господи, спаси!» - сердце билось мелкой дробью, но кричать нельзя было, даже у деревьев сейчас были уши. Незаметно перебежав до ямы, увидела, как в противоположной стороне прерывается жизнь моих медсестричек…. Боже! Ведь и  я могла быть в их числе.
Закат сделался кровяным отблеском в глазах караемых, я отвернулась…. Понимая, что у меня мало времени и, возможно, дочурка еще жива,  я побежала в направлении дома Валентины. Да, да, я должна во что бы то ни стало  спасти Мариночку! «Умереть, но спасти!» - непрерывно стучало в висках, когда я, глотая пыль, спотыкаясь, неслась к родному дому.
…Вбежала, позабыв про осторожность, но…Марины в доме не оказалось, там вообще никого не было, и лишь стены, издробленные пулями, тихо стонали…. И темнота….  Кровь….  Слёзы…. Тихий крик….  И…. О счастье! Да-да, вспомнилось, как почтальон говорил,  что  Валя собиралась спрятаться с моей дочуркой у своей сестры до тех пор, пока я не вернусь. Во мне зажглось что-то,  и я знала, что всё так будет?
Дом Валиной сестры находился в соседней деревне, до которой  еще не дошли страшные крики смерти, а значит, надежда есть и надо бежать.  На старых часах стрелки показывали  «19:20».
    - Надо же, полностью изрешеченные, а идут, -  покидая пустой дом, думала я.
….Тишина, даже соседский пёс  не лает, как это обычно с ним бывало. Я прокрадусь и буду не замечена под покровом темноты.  Время летело, а мне показалось, что прошла целая вечность, пока я добралась до места!  По дороге к заветному дому  не встретила ни души, что повергло в тихий пугающий страх. Все мои молитвы были только о спасении ангела моего, Марьюшки.
Боже! Что это? У меня начинаются галлюцинации?! Снег закружился, но уже в другом ритме: ритме счастья…. Нет, это не галлюцинации - это действительно голосок Марины и рояль! Рояль! Да, это определенно он! Как красиво….
Отдышавшись, я приблизилась к дому. За старым роялем сидела Марина…. Тоненькие пальчики играли  прекрасную, изящную музыку.
 «Доченька, ты жива… Доченька….»
Доли секунды, и восклицание, разогнавшее все сомнения:
- Мамочка, ты жива. Мамочка, я люблю тебя! Я верила. Мы думали,  ты умерла. Мамочка, где ты была?! Я играла тебе каждый вечер, но ты не приходила.
- Всё, всё, успокойся, милая,  я больше никогда не оставлю тебя. Никогда. Почему ты еще не легла спать, ведь уже так поздно? – вытирая слезы с детского личика, спрашивала я.
- Тётя Валя сказала,  что пока тебя нет - играть, чтобы ты услышала и смогла нас найти.
В этот момент я проклинала себя все сильнее и сильнее: «Как я могла оставить её одну, второй раз? Мой наивный цветочек, который не знает слова «плохой» …
 
Июнь, 1945
                                                                                                           
В воздухе пахнет Победой. Великой Победой…. В деревню вернулся только Толик (из 150 ушедших на фронт один возвратился, вот такая арифметика!),  с перевязанным глазом и без ноги. Страшно. Но прожито.
 - Это не люди, это звери. Мы шли до Берлина босыми  по снегу и  доказали, что достойны жить непобежденными и с мирным небом над головой. Я попал под распределение в *** отдел, нас там было много, мужчин разных возрастов. Самому младшему было 16, а так сказать, «старшине» Петру Ивановичу, царствие ему небесное, 78 лет.  Старик, а ведь ни его, ни девчонок наших не щадили.  Когда напали на полевую больницу, всех на «красную поляну», даже детей из деревень туда же, они еще и жизни не успели увидеть! Звери!.. – рассказывал о войне Анатолий с лицом смирившегося человека, не проронив ни одной слезинки, что вызывало уважение.
Мы в свою очередь тоже поведали о том, что творилось в наших деревнях, потом в комнату вбежала Марина и тихонечко шепнула Анатолию:
- Дядя Толя, а давайте я Вам сыграю…. Тогда Ваши друзья услышат и придут к нам, меня мама так нашла: услышала и пришла домой,  на зов сердца…
И она начала музицировать, полились тихие лиричные звуки души… Мы сидели часа два, разговаривали, казалось, вечности будет мало, чтобы описать все то, что пережили люди за  долгие годы  войны…
Да разве ж можно такое забыть! Это - п р е с т у п л е н и е!..
 
 
31 декабря, 1946
                                                                              
Судьба нам часто представляет различные испытания, а мы либо справимся с ними, либо сгинем от этих пыток НАВСЕГДА. Чтобы выжить, нам  требуется, так сказать, стимул. Для меня таким «стимулом» была дочь, ради которой все было пройдено и пережито…. Та невероятно тяжелая  и кровожадная война закончилась, а память осталась, память о наших героях и Родине, не поддавшихся гнету врага.
…Просыпаюсь утром и понимаю, что счастлива! Моё сердце вновь переполнено любовью ко всему… Понимаю, что судьбы наши были надломлены и подготовлены к «другой» новой жизни, за что я и благодарна всему, что способствовало этому!
Моя дочь  стала известной пианисткой… Благодаря своей детской вере, упорству, желанию, чтобы я ее поскорее нашла, она,  не останавливаясь, играла  в те страшные дни,  и дождалась-таки, и сбылась ее заветная мечта!
Я до сих пор в ужасе представляю, что было бы, если я не пришла бы к ней или погибла…. О! Тот жуткий сон, я поняла его смысл. Поняла!
 Марина спасла нас своей верой и молитвами жалостливых нот, играя для простых людей… И она иногда обращается ко мне со словами:  «Ничто не может сломить верящую женщину. Я не потеряла веру в тебя. Я не потеряла веру во спасение…»
 
 
 
 
Дарья Тартышина
г. Кемерово, школа №10, 8 класс, 14 лет
 
Ма-ма
 
*
Первые шажочки, первые слова,
Крошка ручки тянет:
- Ма-ма, ма-ма, ма…
И малыш не знает,
Что от «ма-мо-му»,
Сердце мамы тает
От любви к нему.
 
Первые тетради, первые оценки,
Взлеты, неудачи, сбитые коленки...
Первая пятерка! Первое «ура»!
И домой вприпрыжку:
- Мама, мама, ма!
Первое свидание, слезы и цветы.
- Что случилось, крошка? Полюбила ты.
- Что-то грустно, мама. Что-то не до сна…
И подушка мокрая...
- Ма-ма, ма-ма, ма...
 
Я глаза открою — мамина улыбка:
- Просыпайся, солнышко! Просыпайся, рыбка!
- Мамочка, родная, я уже не сплю,
Господи, как сильно я тебя люблю!
 
*
Отчего ж сегодня ты не спишь опять?
- На войну ходила сына провожать.
Стук колес безжалостно заглушал слова.
Сердцем уловила:
- Ма-ма, ма-ма, ма…
Мчатся письма-голуби — пуле не догнать.
«Сбереги их, Господи», - заклинает мать.
А в ответ: «Родная, скоро буду, жди!»
Почему же плачут за окном дожди?
Как сдавило сердце, как сдавило грудь.
«Н-е-т!» - в висках стучало. «Нет, не может быть!»
И рванула створки старого окна,
И пронзило сердце:
- Ма-ма, ма-ма, ма…
Матери, Великие Матери Земли!
Хрупкие и нежные, как терпеть могли?
Ну откуда столько ласки и любви?
Где берете силы — только позови?!
Поклониться низко, на колени встать,
Потому что свято — потому что
Мать!
 
Анастасия Селеткова,
г. Кемерово
Салют победителям
Майский вечер близился к закату, но многочисленных посетителей Комсомольского парка угасающий день не пугал. Действительно, зачем ребятне бояться заката? Особенно когда сразу в трёх торговых палатках в день победы идёт оживлённая торговля всевозможной светящейся китайской ерундистикой. Стоит отметить, не самой дешёвой.
Впрочем, разве детям есть дело до того, сколько родители заплатили за их радость?
Счастливая мелюзга, сияя огоньками своего восторга, мелькает и носится перед глазами. Размахивает своими ручными «салютиками на палочках» и вопит от счастья. Многих из них родители обещали свозить на площадь, посмотреть настоящий праздничный салют. Для кого-то этот салют победителям будет первым знакомством с историей Родины.
Моей дочке пока ещё рано в её полгода смотреть салют. Свернув в боковую аллею, справа за памятником «молодым патриотам России», я медленно покатила детскую коляску вдоль дорожки. Подальше от шума.
—Стоять! —раздался за моей спиной бойкий девичий голос. —Ну что, победитель, мы прибыли в пункт назначения. Снимай рюкзаки.
Я машинально обернулась.
Невысокая длинноволосая старшеклассница в чёрном спортивном костюме, слегка склонив голову набок, повелительно снизу вверх смотрела на довольно высокого парня в потёртых джинсах и красной толстовке.
—Рюкзаки снимай, победитель и правнук победителя, — строго повторила девушка в чёрном.
Парень снял с могучих плеч рюкзаки и уточнил у девчонки:
—Насть, а почему победитель-то?
—Стыдно не знать значение своего имени, Виктор, — присев на корточки и доставая из рюкзаков какие-то свёртки вместе с большой пластиковой бутылью, укоризненно произнесла Анастасия.— Кто мне рассказывал, что тебе дали имя в честь прадеда?
— А-а, точно. Виктор же значит победитель! Я и забыл историю своего имени, — обрадовался пацан.
— Историю нельзя забывать, — назидательно сообщила она, возводя указательный палец к макушкам парковых сосен. — Тем более нам. Ты почему проволоку не взял? И для чего ты тащил сюда молоток с гвоздями?
— Ты же сказала, что будем делать кормушки, — пряча обратно в рюкзак молоток, виновато пожал плечами высокий правнук победителя.
— И именно для этого я поручила тебе принести сюда пустые пластиковые бутылки. Чтоб ты их прибил к дереву гвоздями? — съехидничала длинноволосая, протягивая парню моток верёвки. — Держи, вот, и иди, привяжи к дереву для начала пятилитровую. Покрепче привяжи! А я пока семечки и крупы в остальные насыплю.
Победитель послушно кивнул и молча удалился на пару метров от девушки к ближайшей берёзе. Наблюдая за его манипуляциями с верёвкой и пластиковой бутылью, которые он на моих глазах превращал в будущую комфортабельную столовку для птиц, я поймала себя на мысли, что очень давно не видела, как дети делают кормушки. Точнее, я вообще никогда этого не видела за гранью телевизионного экрана. Старые, добрые отечественные мультфильмы… где вы, герои из них?
— Насть, а почему именно в этой аллее нам надо вешать кормушки? — прервал мои размышления голос Виктора.
Но девочка, казалось, проигнорировала вопрос. Она с задумчивым видом крошила буханку белого хлеба птицам, шумно слетающимся к ней изо всех краёв парка и что-то шептала пернатым.
Со стороны выглядело так, как будто девушка разговаривала с птицами. Я даже разобрала несколько фраз из её тихих то ли молитв, то ли заклинаний. Что-то похожее на «сержант, лейтенант, рядовой» и, кажется, слово «строй». Возможно, какая-то считалочка или стишок. На всякий случай, я решила развернуть коляску и подкатила спящую дочку поближе к этой парочке тимуровцев 21 века.
Меня наконец-то заметили. Девчонка молча кивнула мне и протянула пакет пшёнки. Жестом бесцеремонно призывая помочь ей наполнить будущую птичью кормушку - пустую пластиковую бутылку с большим круглым отверстием, аккуратно прорезанным с одного бока. На земле рядом с двумя большими рюкзаками стояли ещё несколько таких же бутылок. Пустых и уже частично наполненных крупой и семечками.
«Всё-таки, очень странная девица-тимуровка» — недовольно подумала я про себя, тем не менее, послушно присоединяясь к доброму делу и помогая ей заполнить остальные кормушки.
 Наконец, не поворачиваясь к парню, девушка тихо ответила: «Знаешь, когда я была совсем маленькая, мы с мамой часто гуляли в этом парке по дороге из детского сада. Так вот, на этой аллее раньше всегда собирались несколько ветеранов. В основном, дедушки. Но бабушки иногда тоже были. Здесь раньше водились белочки, и  добрые пенсионеры  их подкармливали. Белки были фактически ручные. Ели с ладошек. И очень потешно умывались, сидя на плечах у своих кормильцев. Не представляешь, какая это радость была для ребятишек, что гуляли по парку».
— Но здесь же нет теперь белок, — робко перебил её Виктор.
 — И ветеранов тоже, — грустным эхом отозвалась  девушка.
Я с ностальгическим налётом в душе вспомнила, как сама ещё ребёнком кормила в Комсомольском парке белочек. И немного расчувствовалась. Мысленно кляла технический прогресс и вандалов, что переловили и перестреляли из рогаток всю пушистую гордость нашего парка.
— Зато птиц, я смотрю, до сих пор здесь хватает, — возвращаясь к рюкзаку рядом с Настасьей и извлекая из него ещё одну пустую пятилитровую пластиковую бутылку, заметил наш с Настей помощник. — Ого, они тебя совсем не боятся, как белки тех ветеранов, да? Вот только не пойму, зачем мы с тобой в праздник сюда потащились, да ещё через весь город? В другом месте нельзя, что ли, покормить было птичек?
— Этих? Нельзя, — отрезала Настя.
— Не понял…
Судя по лицу, Витя действительно был удивлён такой категоричностью. Собственно, и я тоже. Тем временем вокруг нашей троицы собралась толпа зевак, подтянувшихся к зрелищу со своими детишками. Хорошо ещё, что, боясь распугать птиц, они не шумят и не будят мою дочку.
Девочка, не особенно реагируя на собравшуюся вокруг публику, снова снисходительно снизу вверх посмотрела на Виктора. И, выдержав довольно долгую паузу, наконец-то ответила: «Понимаешь, Победитель, это традиция. Однажды я тоже спросила у одного ветерана, что чаще других кормил здесь и белок, и птиц, зачем он это делает. Я хорошо запомнила его имя: Александр Высоцкий. Он не просто много лет кормил в этой алее белок и птиц. Знаешь, он с ними разговаривал, называя птиц по именам и фамилиям. «Сержант Иванов», «Рядовой Храпов», «Рядовой Котов». Мне показалось это забавным. Я была маленькая и думала, что дедушка просто глупый, раз птичек так смешно называет. Я совсем не понимала, почему моя мама над ним не смеялась, а вместо этого сама лезла в пакет или в сумочку и, доставая оттуда то булочку, то пакетик с орехами или семечками, чтобы отдать его старику. И ещё приговаривала каждый раз при этом: «А это от нас для ваших однополчан». Кто такие однополчане я, разумеется, тогда тоже понятия не имела. Некоторое время я даже была уверена, что это что-то вроде второго названия птиц. У многих дедков на пиджаках были приколоты красивые значки. Я очень хотела с одним поменяться на мамину брошку. Была у меня такая красивая брошка с сиреневым камнем. Но мама на меня рассердилась, сказала, что на такие значки с дедушками меняться нельзя. Потому что это не значки, а медали, ордена и нашивки, которые достаются только в награду тем, кто нас с ней и Родину защищал на войне…»
— Хорошая история, — согласился с ней Виктор. И мысленно я. — Но всё равно не понял, а птицы-то тут при чём?
— Ты не дослушал, — нахмурилась Настя. — Так вот, дедушка Саша Высоцкий мне тогда рассказал, что души павших солдат возвращаются на землю к живым в образе птиц. Понимаешь? И каждый год в этот день ветераны здесь всегда собирались поминать всех своих однополчан. Тех, кто с войны не вернулся. Тех, кто погиб там за нас. У них была традиция: каждый год на 9-е мая собираться здесь после парада и кормить птиц. Я верю в то, что сейчас и их души вместе с однополчанами возвращаются к нам. Все мои дедушки и прадедушки умерли до того, как я родилась. Но уверена, что моим родным было бы очень приятно почувствовать то, что я, их потомок, о них не забываю. И твоим родственникам тоже, Победитель. Тем, кто погиб на войне, будет приятно почувствовать то, что ты о них помнишь. Это я называю связь поколений. Так что бери батон и кроши его вон в те старые кормушки. Их ещё ветераны к соснам прикручивали. Души всех павших воинов, как говорил фронтовик Александр Высоцкий, в этот день слетаются сюда в образах голубей.
Словно бы в подтверждение её слов на ближайшую кормушку один за другим спланировали два белоснежных голубя.
 Мне стало как-то не по себе.
Похоже, мы одновременно с Виктором  и ещё с несколькими притихшими слушателями негромкого рассказа Анастасии вспомнили строчки из старой послевоенной песни:
«Мне кажется порою, что солдаты
с кровавых не пришедшие полей,
не в землю нашу полегли когда-то,
а превратились в белых журавлей.
И вот до сей поры с времён тех дальних
летят и подают нам голоса.
Не потому ль так тихо и печально 
мы замолкаем, глядя в небеса?»
Какая-то  бабушка в синей вязаной кофте при этих словах Насти полезла в объёмную кожаную сумку и, достав пакетик печенек, всучила его пухлому румяному мальчугану лет пяти или шести.
— Иди, Васенька, покорми птичек вместе с девочкой. Пусть твой тёзка  прадедушка тоже увидит, что мы его помним…
 
Анна Горбовская
11 класс, Бийский лицей-интернат
 
* * *
Нет, я не Байрон, и не Пушкин,
И даже вовсе не поэт,
И мне забавы и игрушки –
Писать стихи в пятнадцать лет.
 
Мне жизнь пока – большая тайна,
Как сон младенца наяву,
Но я, конечно, не случайно
Мечтами юности живу.
 
И я с бессонницей знакома,
И в звездном небе, как пунктир,
Из окон дремлющего дома
Слежу глазами Альтаир.
 
Ищу ответы на вопросы,
Пытливо вглядываюсь в тьму,
И, как сквозь снежные заносы,
Бреду сквозь сотни «почему?».
 
Зачем я в мире существую?
Как примет этот мир меня?
Осуществить мечту любую
Мне хватит веры и огня?
 
А ночь всё длится, длится, длится,
И я с собой наедине.
Душа, как пойманная птица,
Трепещет крыльями во мне.
 
А утром солнечные дали
Мне мир навстречу распахнет,
Живу и усомнюсь едва ли,
Что только радость в жизни ждёт.
 
Осеннее
 
Слышишь, как время стекает по крыши?
Видишь знаменья ржавеющей осени?
Кажется, звуки становятся тише
В редких проблемах пронзительной просини,
Быстро сменяются грустные мысли,
К ночи в душе наступает томленье.
падают, падают желтые листья,
Не уловить ни часов, ни мгновений.
Осень, как спичка, в руках неумелых
Пламенем вспыхнет и быстро сгорает,
Изжелта-красная в отсветах белых,
Сереньким пеплом потом умирает.
Ветер развеет осенние тайны,
Небо склонится надо новым холстом,
Снова колдует, и неслучайно
День начинается чистым листом.
Белым заботливо за ночь покроет
Улицы, парки, машины, дома,
Все примирит, утишит, успокоит
Новая гостья, старуха зима.
Словно в делах, в суете и в заботах,
Чтобы о главном нам вспомнить опять,
Добрый и мудрый неведомый кто-то
Дал нам возможность все снова начать. 
 
Выступление Митрофановой Каролины, ученицы 6 Б класса
МБОУ «СОШ№54»
 
«Утро дремлет на ветках рябины»
 
   В русском языке огромное количество слов. Каждое из них имеет свою историю рождения, родственные связи, свою область применения. Когда я иду   в школу, то встречаю на своем пути дерево с красивым названием – рябина. Однажды я задумалась, почему оно так называется, как давно слово живет в нашем языке, какова его история. Так возникла идея моего проекта – исследовать все, что связано со словом «рябина».
  Оказалось, слово «рябина» имеет глубокую и древнюю историю.    О древнем происхождении свидетельствует  тот факт, что оно сохранилось в устном народном творчестве. Например, одна из самых народных и древних сказок «Сказка про курочку Рябу». В приметах и загадках, пословицах и поговорках, песнях и легендах мы также находим слово «рябина». Кто не знает народную песню про тонкую рябину, что стоит качаясь? А сколько загадок, пословиц, примет  связано с  рябиной!
 Весною зеленела,
Летом загорала,
Осенью надела
Красные кораллы.
Ягоды не сладость,
Зато глазу радость
И садам украшенье,
А друзьям угощенье.

Хорошо рябина цветет — к урожаю льна.
Поздний расцвет рябины — к долгой осени.
Если уродится рябина — рожь будет хороша.
    Особенно часто слово и его родственники  встречаются в художественных текстах и стихах. И это не случайно, так как слово обладает большой выразительностью и легко сочетается с другими словами. Достаточно вспомнить  известные строки Сергея Есенина: «В саду горит костер рябины красной, но никого  не может он согреть»; Николая Алексеевича Некрасова:  «На ручей, рябой и пестрый , за листком летит листок…»
  Особенно ярко это слово звучит в творчестве Марины Цветаевой.
Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.

    Это одно из первых стихотворений, и образ рябины  связан с рождением  поэта.   А второе стихотворение написано в эмиграции. Это стихи уже состоявшегося поэта, человека очень сложной судьбы.
Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно –
Где – совершенно одинокой…
Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст.
И все – равно, и все – едино.
Но если по дороге – куст
Встает,  особенно – рябина…
         Марина Цветаева рисует свой образ России. Этот куст рябины оказывается в нем – то ярче, эмоционально богаче любых иных символов. Необходимо искать в России то, что станет мерой твоей любви к ней. Иначе к чему твоя безмерная любовь, если она пуста, беспредметна? Чувство Родины – безгранично, беспредельно, но оно и привязано к чему-то малому, наглядному, что и становиться мерой… безмерности. Таким образом, одно слово «рябина» символизирует собой огромное понятие родины.
    Эта тема нашла продолжение в творчестве В. Рождественского
  Я знал тебя, моя рябина...
Ты на околице села
Над серой крышею овина
Под небом северным росла.
Тебя трепала непогода,
А ты — всем горестям назло —
Росла и крепла год от года,
Глядясь в озерное стекло.
Об  этом же стихотворение Василия Федорова:
Мне даже страшно –
Так она тонка.
Так высока!
При каждом резком звуке
Дрожит
И от любого ветерка
Всё гнётся
И заламывает руки.
Придёт гроза,
 И буря налетит,
Всю до земли согнёт
И распластает…
Гром отгремит,
Громада туч истает.
Взгляну в окно:
А тонкая стоит!
  Слово «рябина» в поэтических текстах кузбасских поэтов встречается довольно часто, очень многие поэты используют  возможности слова, создавая особенные поэтические образы. Как известно, средствами выразительности языка являются тропы, синтаксические и стилистические приемы. Одно из самых распространенных средств – метафора. С метафорой мы встречаемся в стихах многих поэтов, например: в произведении Юрия Михайлова «Рябина» цепочка ягод сравнивается с алыми бусами.  Также метафора используется в стихотворении Валентина Махалова, из-за яркого и пестрого цвета рябину он наградил очень запоминающимся сравнением, таким как, «жаркие костры». Очень необычно  Владимир Поташов для ветки рябины подобрал метафору «Махая факелом рябины…» Яркий и очень запоминающийся образ зимней рябины создает Сергей Донбай в двустишии:
Подробно, на каждую алую гроздь
Положена снега высокая горсть.
                Тесно связано творчество кузбасских поэтов и с фольклором, в котором у слова своя очень богатая жизнь. Так, в народе считается счастливой и обязательной приметой посадить у дома рябину. Об этом пишет в своем стихотворении Анатолий Иленко:
Дом поставлю с колодцем и садом,
Чтоб рябина стучалась в окно.
 
Слово «рябина» вдохновило и нас на создание собственных творческих работ в разных жанрах . Стихи и прозаические работы моих одноклассников.
Рябина
Живём мы в мире, полном бед,
И это вовсе не секрет!..
То взрыв, то войны, ураганы.
За брег выходят океаны.
И в злом огне горят леса.
Людские гаснут голоса…
Но есть на солнечной равнине
Одна высокая рябина.
Она за много-много лет
Встречала не один рассвет.
Светили звёзды ей, как свечи,
Когда землею правит вечер.
Родившись, дерево не знало,
В какой опасный край попало.
Но дан природой ей указ:
Начать расти здесь и сейчас!
Росток незримый дождь топил,
А град чуть было не убил!
Но время шло, росток подрос
И первые плоды принёс…
Рябину солнышко ласкало
И сил для жизни прибавляло,
Но счастья много не бывает,
И снова буря наступает…
Холодный ветер с громким свистом
Затронул каждый легкий листик!
Была упряма и строптива
Несокрушимая рябина.
Вот так и люди, каждый знает,
На свете разные бывают.
Одни, найдя беды осколки,
Свои мечты кладут на полку,
Но есть и те, кто, ставя цели,
Пройти способен сквозь метели.
Закрыв глаза на все проблемы,
Стать королём иль королевой!
Тот, кто преграды все пройдёт,
Победы вкусит сладкий мёд.
 
 
Столярова Настя6 «б»
 
Подарки осени
Щедра на подарки Осень,
Ничего в лесу ей не жаль:
То плащ золотой на ветви набросит,
А то накинет цветную шаль.
Дорогое монисто подарит берёзе,
Клён оденет в желтый кафтан,
А осинки в платье розовом
На пригорке танцуют канкан.
Но нарядней и ярче рябина,
Повезло ей, наверное, больше всех.
Богатые серьги, бусы рубиновые,
Сарафан из парчи на ней.
И стоит она, как невеста,
Украшая осенний храм.
Но, конечно, всем это известно,
Много ягод – к большим холодам.
Митрофанова Каролина6 «б»
 
Красавица-рябинка
Сказка
       В недальнем краю на крутом берегу росла пышная, раскидистая красавица-рябинка. Такую еще поискать нужно: ствол прямой, веточки тоненькие, листики с зубчатой окантовочкой, а ягодки, что бусинки – одна к одной. И так нравилась себе эта рябинка, что день-деньской смотрела на свое отражение в реке да вслух себе дивилась.
Настала осень, стала рябинка еще краше, еще наряднее. Прилетели птички-невелички, хотели ягодки попробовать – хороши ли, можно ли зимой к рябинке прилететь да подкрепиться. Как рябинка встрепенулась, веточками замахала: «Что вы! Нельзя мои ягодки есть. Вот опадут листочки, чем я тогда перед другими деревьями похваляться стану?» Так и улетели птички несолоно хлебавши, а с гордячкой-рябинкой больше ни дерево порядочное, ни зверь благородный, ни птица, себя уважающая, даже и разговаривать не хотели.
     Вот уж осень миновала, зима пришла. Завыли ветра, закружили вьюги. Речку льдом сковало, давно ничего не отражает, о красоте своей рябинка и думать забыла. Холодно ей без листочков на ветру стоять, а без слова доброго еще хуже. Повинилась она тогда перед всем лесным народом в жестокости своей, в гордыне и самолюбии. Простили ей глупую ошибку и деревья, и звери, и птицы, а мудрый дуб сказал: «Ну что же, теперь помни впредь, что не за красоту одну мы любим, а за доброту!» Лишь речка еще нашептывала что-то о неосмотрительной беспечности, только красавица-рябинка ее не слушала – до пустых ли разговоров, когда нужно каждой птахе прилетевшей по веточке выделить да не обидеть кого ненароком.
Яковлева Светлана6 «б»
 
 
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.