Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Алексей Решетников. Степаныч. Мирон Кизицкий. Война не ко времени. Данил Ковалёв. Волшебный Бельчонок. Никита Чугайнов. Электрический Крокодайл

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Алексей Решетников, 
г. Междуреченск, 10-й класс 
 
Степаныч
Стояла тихая русская весна, заканчивался апрель, обнажив неприглядную сиротливость земли и растворив в воздухе трепет новой жизни, полевые работы были уже в самом разгаре, а времени на отдых у колхозников почти не оставалось. 
Накануне юбилея Победы в затерявшуюся среди бескрайних полей деревеньку Алтайского края из города приехал парень. Он учился на журналиста и хотел написать статью о героях войны, название которой уже придумал: «Герои в наших рядах!». И теперь ему оставалось найти героя.
Он вышел в десятке километров от деревни, на станции «Озёра». Алтай, весна, солнце – всё словно новый мир для городского человека. Студент был готов к трудностям, поэтому смело прошагал по разбитым тракторным колеям до единственной центральной улицы, которая делила деревню на две части, и начал стучать в каждый двор. Подошёл к одному, крикнул что-то вроде: «Эй! Есть кто-нибудь?» Не дождавшись ответа, он открыл калитку и оказался на небольшом дворе. Подходя к крыльцу дома, он услышал за спиной: «Ты кудой, кудой? Дома меня нету!». Обернулся – бежит к нему старушка, в руках не то кастрюля, не то ведро, платочком прикрытое, бежит по улице, калитку бочком открывает и уже сама на крыльце. 
– Я… извините, тут… – замешкался парень, – ищу героев войны, фронтовиков.
И, вспомнив, выпалил: 
– Здравствуйте!
Старушка поставила горшок на крыльцо и поспешила в дом. 
– Ты откуда будешь-то? – принеслось из избы. 
– Из города я.
– Своих ветеранов что ль нет?
– Ну мне для статьи нужно. На практике я, – улыбнулся парень.
– Да? Ну раз для статьи…
Она вынесла из дома пирожки, уложила в чугунок, бережно накрыла платком.
– А что за статья-то? В нашей районной газете будет?
– Не знаю.
Она так глянула на него, что можно было подумать, если статья не для районной газеты, он больше ничего не услышит. 
– Но, думаю, да, – выкрутился студент.
– Что стоишь? Взял горшок – и на свадьбу! – засмеялась бабулька.
– Какую свадьбу? Вы не поняли, мне ветераны нужны.
– Да поняла я! К реке пойдёшь, там свадьба… Дочку Степаныч замуж отдаёт. Ты пироги бери и туда иди, я сама приду скоро.
Он взял горшок и вышел за ограду.
– А где свадьба-то?
– На берегу, по улице иди – найдёшь. И пирожок съешь, а то он какой худющий.
Улица заканчивалась холмом, а там тропинка вела куда-то вдоль берега. Вышел к поляне: столы, люди сидят, гармошка играет. Его окликнул кто-то, мол, иди сюда. У него сразу выхватили ведро – он даже не понял кто – усадили на лавку, а он твердит своё про фронтовика, про газету. 
– Это тебе к Степанычу, но он сегодня не может, у него свадьба, – с усталой торопливостью сказал ему мужичок, сидевший напротив. 
– Да не у него, дурак пьяный, а у дочери его! – засмеялась женщина, доедавшая пирожок.
Парень молча встал из-за стола, отошёл на десяток метров, подумал уже уехать. Да и досадно ему стало, что он так не ко времени.
– Корреспондент! Писатель! Иди сюда! – махнув рукой, позвал его человек лет шестидесяти, опрятно одетый, побритый, но почему-то понятно было, что так гладко бреется он редко, и руки его явно не привыкли пуговицы на пиджаке застёгивать.
– Ты хотел что-то про мои награды узнать? – прищурил он зеленоватые глаза, от которых лучиками побежали тонкие морщинки. 
Парень молча кивнул.
– Ну подожди до завтра, сейчас выпей, поешь, он какой тощий, кто ж тебя ещё покормит?
– Мне бы сегодня, статью надо к маю закончить, а время уже апрель.
Мужчина сжал тонкие губы и молча повернулся к столу.
Так день прошёл, и, уже сонного и немного захмелевшего, парня увели в избу. Под утро он проснулся от грохота на крыльце и чьего-то голоса: «Ну ты раззеня! Чаго я те доверила!». Парень выглянул в окно – там старушка ругала какого-то мужичка, на крыльце лежал расколотый чугунок, а платочек зацепился за куст малины и повис на гладких коричнево-бурых ветках. Парень на часы глянул, второпях выбежал в сени и увидел Степаныча, лежавшего на лавке.
– А! Проснулся? Тебе там про войну что-то было нужно? Садись… Служил я, значит, на Втором Белорусском, пулемётчиком. Да что рассказывать? Закрывал глаза и вот так, – он изобразил стрельбу из станкового пулемёта. – Стреляешь и думаешь: «Свои бы в атаку не побежали». А вообще, я вас не уважаю.
– Кого?
– Ну вас, всех тех, кто жизнь баламутит. Я бился, чтоб жить тихо, не знать такого больше, а тут ты. У меня дочка замуж вышла, в город теперь уехала, внуков потом привозить будет, а вы вот тут мне напоминаете. А почему я глаза-то закрывал? Мне жалко было их. Да! Немцев жалко. Ты это не пиши, не надо. Вот ты – молодой, красивый, у тебя жизнь впереди. Представь, что тебя загнали, на убой загнали, всех этих «фюреров» прикрывать! Мне б тебя жалеть не надо было?
– А… наших? – удивился парень.
– Э, мы же договорились, не пиши, не пиши… А то ведь как? К празднику вспомнят ветеранов, порадуемся вместе, салют, парад по телевизеру – и всё, живите дальше сами. А может, я голодаю весь остальной год и, кроме этого пиджака с орденами, мне одеться не во что? Молчишь? – он немного подождал. – Пиши: «Героически служил на Втором Белорусском фронте в сорок третьем, ранение в ногу – и домой. А вот орден мне дали – это отдельная песня».
– Да я не пишу, ничего не пишу, – перебил корреспондент.
– Наших? Наших не то что жалко, за них тоска.
– Тоска?
– Тоска. Как представлю: деревня, как наша, лето, коровы пасутся, мальчишки купаются, а он тут лежит. И всё. К мамке он никогда не вернётся, молока больше не попьёт, девку не обнимет да не поцелует... А может, он мечтал инженером стать или в космос полететь? Вот и тоска.
– А злоба?
– Злоба? Как же, злоба была… Как матерей видел, когда они искали глазами в наших рядах детей своих… И не находили. Я гляжу, кого ищут? Похоронка в руках. Не верят. Вот тут меня злоба брала, до костей брала, а как за пулемёт, думаю: «Сейчас покошу гадов», а они такие же идут, их, наверное, такие же мамки ждут, пусть одеты не так и деревни у них по-другому называются, а суть та же остаётся. Я закрываю глаза и снова так.
И он опять изобразил пулемёт, только руки тряслись сильнее. И, помолчав, сказал:
– Слушай, сынок, езжай домой, к маме… У тебя мама есть?
Студент молча кивнул.
– Вот. Обними её, а в статье напиши, что мы сражались за то, чтобы она тебя в наших рядах глазами не искала.
К празднику Победы в рубрике «Неизвестные герои» появилась небольшая заметка студента-практиканта о бойце Советской армии, рядовом, из села Загайново Троицкого района Алтайского края, бесстрашно сражавшемся во время Великой Отечественной войны, вернувшемся домой с ранением и награждённом орденом Отечественной войны Михаиле Степановиче Вошкине. 
2020 г.
 
Мирон Кизицкий,
г. Кемерово, школа № 10, 
4-й класс «В», 10 лет
Война не ко времени
 
В не очень далёком будущем, а точнее в 2042 году, жил учёный. Вернее, он думал, что он учёный, а так-то ему было всего 10 лет. И он, этот мальчик, очень хотел стать учёным. А пока размышлял над тем, что бы этакое изобрести. «Почти всё уже понаоткрывали, – с досадой думал мистер Уткин (так звала его мама). – Вот бы сразу стать взрослым!» А пока пришлось ложиться спать. Во сне мистеру Уткину и пришла идея, как бы в этом времени порядок навести при помощи науки! Знал Уткин о существовании некоего устройства РГ-10, робоглаз по-нашему. Раздобыл его и принёс в свою лабораторию. Понятное дело, что тайная лаборатория размещалась под столом – как раз под картой звёздного неба, которую очень удобно рассматривать, если мечтать о больших тайнах. Здесь, в лаборатории, уже была действующая муравьиная ферма, компас, который он нашёл на прогулке, клык алтайского волка и много чего ещё, не имеющего к робоглазу никакого отношения. А к мечтам – очень даже. А ещё множество красок, кистей и альбомов. Мистер Уткин и не заметил, как в голове ловко уложилась, а затем возникла на бумаге схема машины времени. Сам не заметил, как в один миг перенесла она учёного на сто лет назад в город Вену – именно туда, где поступал в академию художеств Адольф Гитер. И тут маленький Уткин принимает взрослое решение. Нехитрые манипуляции с чудо-машиной по конструкции робоглаза – и… Великая Отечественная война не началась. Потому что Адольф честно подготовился ко вступительным экзаменам, выдержал их и был зачислен в академию. Гитлер стал известным художником, а не главным фашистом! И стал фюрер радугой!
Разве не достижением разума сделать так, чтобы боли, горя и слёз не стало? А вечным во времени оставить лишь искусство? И чтобы семья и друзья были всегда рядом. У всех! 
А ещё совсем не важно, спал ли в этот момент мистер Уткин или вовсе нет. И который тогда был час: день или совсем ночь. Или, может быть, утро 22 июня, которое он захотел всем своим сердцем изменить? Главное, что мальчик твёрдо знал: времени для войны нет. И не может война быть ко времени.
 
Данил Ковалёв,
г. Кемерово
лицей № 62, 3-й класс «В», 9 лет
Волшебный Бельчонок
 
Жили-были король и королева. Они совсем не ценили природу. Чтобы построить дома, они вырубали всё больше и больше деревьев. Король и королева думали только о развлечениях, охотились на птиц и животных, которых совсем не любили.
Как-то раз пошли они в лес и увидели там Бельчонка. Попросил Бельчонок дать ему орешек. Король с королевой лишь возмутились и даже пнули его. 
Бельчонок рассердился и сказал: 
– Я очень сильно вас накажу.
Король с королевой рассмеялись в ответ:
– Это ты нас? Да мы тебя сейчас как ударим, так ты и улетишь на Луну!
Бельчонок бросился бежать – король с королевой за ним.
Завёл их Бельчонок в пещеру и говорит:
– Вас ждёт суровое наказание, если вы не поймёте, в чём ваша вина.
А король с королевой продолжают своё:
– Не будем мы слушать глупую белку!
Тут Бельчонок совсем рассердился и превратил их в маленьких рыбок. Очутились король с королевой в подземной реке. Плывут они, плывут, а вода из-за огромного количества мусора становится всё хуже и хуже. Дышать совсем нечем! Оглядываются назад, а в это время в них врезается большая мёртвая рыба. Совсем король с королевой перепугались, поплыли прочь изо всех сил. Плывут они дальше – пытаются своё царство найти.
Остановились король с королевой у берега. Но из-за гор мусора ничего не видно. Королева заплакала.
– А-а-а… не могу я больше!
Тащит её король, тащит. Совсем выбился из сил и тоже заплакал.
Подошёл Бельчонок к берегу реки и говорит:
– Ну что? Понравилось вам в своём королевстве? Надеюсь, вы не будете больше загрязнять природу?
Король с королевой попросили Бельчонка, чтобы он их расколдовал.
– Ну ладно! Так уж и быть, – согласился Бельчонок и расколдовал их. 
После этого король с королевой стали заботиться о природе – никогда не вырубали леса и никогда не обижали животных и птиц.
 
Никита Чугайнов,
г. Кемерово
лицей № 62, 3-й класс «Б», 9 лет
Электрический Крокодайл
 
Однажды я скачал в Интернете приложение «Электронный магазин». Когда я вошёл в него, то увидел, что в продаже есть любопытная вещь – электрический крокодайл. Мне захотелось узнать, что это такое и каковы функции этой вещи. Она стоила девятьсот девяносто девять рублей. 
Я открыл коробку, увидел там зелёного крокодила с жёлтой молнией на боку. Крокодил был зубастый. Причём верхняя часть зубов была железной. Мне захотелось поиграть с этой игрушкой, но одному было не интересно. И тогда я позвал своего лучшего друга Сашу.
Саша пришёл, мы уселись на середине ковра, и я достал своего таинственного крокодайла из коробки. И тут выяснилось, что батареек в коробке не было, а без батареек крокодайл не желал работать. Никак! И мы стали искать батарейки.
Вы когда-нибудь пробовали искать батарейки в своём доме? Это занятие не для слабонервных! И не для слабых! Но я-то мальчик сильный и ловкий, и мне всё же удалось обнаружить желанные батарейки в одном из ящиков стола моего брата.
– И зачем ему батарейки?! – воскликнул я. – Совершенно не нужны! А нам нужны. Очень! Ведь правда же?! 
Саша со мной согласился. Мы тут же вставили батарейки в крокодайла и стали играть. Вернее, попытались играть. Крокодайл не желал с нами общаться – наверное, узнал, что батарейки чужие и мы взяли их без спроса. 
Тогда я нажал на зуб крокодайла – тот не реагировал. Я сильно нажал на другой зуб – стальные зубы неожиданно лязгнули и с силой вцепились в пальцы Саши. Саша завопил от боли. Я попытался вытащить пальцы из пасти коварного крокодайла, но рука застряла крепко.
В отчаянии я укусил крокодайла за хвост – тот вдруг взвизгнул и выпустил руку Саши из своей пасти. Я обомлел – моя игрушка ожила! Саша от удивления открыл рот, напрочь забыв о своей боли.
Когда мы пришли в себя, то первым делом побежали на кухню к папе и всё ему рассказали. Папа нам, конечно же, не поверил и пришёл в комнату посмотреть на «живую» игрушку. Он провёл техосмотр крокодайла и пожал плечами – игрушка как игрушка. Как только папа вышел, крокодайл снова встал на лапы и начал страшно щёлкать своими железными зубами. Потом он погнался за нами. Мы с воплями кинулись наутёк.
Так мы и провели следующие три минуты: крокодайл, лязгая зубами, гонялся за нами, а мы убегали от него. Хорошо, что батарейки брата были старыми и быстро сели – чудище замерло в сантиметре от головы моего друга. Мы облегчённо вздохнули и сели на ковёр.
Осмыслив ситуацию, я высказал разработчикам крокодайла своё мнение:
1) надо, чтобы игрушка не оживала;
2) надо, чтобы при малом заряде игрушка не становилась безумной;
3) надо убрать у игрушки стальные зубы, а то больно кусается.
 
Разработчики меня послушали, и новые крокодайлы уже не пугали своих хозяев. Так я спас от неприятностей много мальчишек, а может быть, даже и девчонок!
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.