Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Ксения Пальянова. Первый снег. Рассказ

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
I
 
Первый снег – это всегда волшебно. Не когда утром просыпаешься, а весь двор уже укрыт белым воздушным покрывалом, а когда идешь по улице и замечаешь, как с неба начали спускаться снежинки. Одна за другой. И вот уже осенняя серость сменилась светлой белизной. Даже как-то теплее и уютнее становится. 
И именно этот момент он всегда пропускал. Хотя нет. Однажды, когда он был еще совсем маленьким мальчиком и не приходилось сидеть на уроках, в то время как за окном происходит такое волшебство, мама взяла его с собой в магазин.
 Да, он был мал, но уже мужчина. Он должен был помочь маме донести покупки до дома, и тогда она наградит его, приготовив любимые блинчики с малиновым вареньем. Это варенье мама тоже готовила сама из ягоды, которая росла у бабушки в деревне. Но бабушки больше не было, как и того дома, поэтому варенье расходовалось очень экономно. Доставалось из запасов только в самые лучшие дни. И мальчик мечтал, чтобы сегодня оказался именно таким днем. Мама накупила кучу ненужных продуктов, таких, как перловая, гречневая и овсяная крупа, хлеб, с которым приходилось все это есть, цветная капуста. С ней он любил только одно блюдо – запеканку, которую так вкусно готовила бабушка, по совершенно секретному рецепту. Жаль, что бабуля не успела его передать маме, потому что у нее ни разу не получилось сделать запеканку такой же. Видимо, сегодня будет очередная попытка. «Лучше бы не трудилась над тем, что не выходит, а сделала блинчики», - с обидой думал мальчик, пока они шли домой. Уже и так было ясно, что варенья он сегодня не поест. И тут ему на нос опустилась снежинка. А потом еще. И еще. И не только на нос, но и на плечи, шапку, мамины волосы, дорогу, деревья. На все кругом. Такие большие белые хлопья. Их хотелось ловить ртом. Да, возможно, этот день будет лучшим, несмотря на отсутствие любимого варенья на обеденном столе. 
Через пару часов уже все было белым. Он наблюдал за этим, сначала стоя на улице, потом его позвала мама домой, оценить новый рецепт. Но он все равно не отходил от окна. Ему нравились те изменения, которые происходили с природой. Тогда он очень хотел вырасти и стать метеорологом, чтобы знать, когда пойдет первый снег и быть готовым. Чтобы больше никогда не пропустить эту первую снежинку. Но до того времени было еще слишком много лет, и сколько еще раз он не застанет этот момент, можно было только догадываться. Единственным желанием мальчика было, чтобы так получалось как можно реже.
 
 
В комнату вошла воспитательница и громким скрипучим голосом оповестила всех, что пора вставать. Скоро начнутся уроки. У них было 30 минут, чтобы собраться: отстоять очередь в душевой, почистить зубы, надеть форму и спуститься в столовую на первом этаже. Потом их ждал быстрый завтрак, состоящий из манной каши с комочками, куска хлеба с сыром и теплого чая. За 9 месяцев здесь он привык есть то, что не хочется и делать то, что не нравится. Например, никак нельзя было прогулять уроки. Если ты не в классе, ты все равно где-то в здании и тебя можно найти. Тогда ждет наказание. Он пробовал, и его заставили помогать на кухне, и, кроме того, пришлось самому разбираться с пропущенным материалом. Поэтому лучше отсидеть 6 уроков и дальше заниматься чем угодно. 
Но этот ноябрьский день тянулся особенно долго. Антонина Петровна рассказывала что-то о животных из Красной книги, но мальчик ее совсем не слушал. Если честно, он давно уже знает о важности сбережения планеты и редких животных. А также об их видах и местах обитания. В детстве мама рассказывала сыну об этом и показывала картинки из толстой книги. Здесь же половине класса было совсем не интересно. Каждый занят своим делом, и учительница, не обращая на это внимания, говорила в пустоту. Поэтому он просто смотрел в окно. Дворник подметал листья, которые каждое утро откуда-то появлялись, несмотря на то, что деревья давно стояли голые. На стадионе старшие ребята играли в футбол, а за высокой оградой, которая отделяла этот дом от других, ходили люди. Каждый торопился по своим делам, кто-то уткнулся в экран телефона, кто-то просто смотрел под ноги. И никому не было дело до окружающего мира. 
Из раздумий его вывел звонок, который означал окончание последнего урока. Все подорвались со своих мест, и Антонина Петровна зря старалась перекричать галдящий класс. В конце концов, все домашние задания есть у воспитателя, которая придет в комнату чуть позже и напишет их на доске. Так что оправдание: «Я не знал» - не сработает здесь. 
У мальчика был друг. Он учился на класс старше и был полной противоположностью. 
- Послушай, мне кажется, Нового года не будет, – доверительно прошептал его друг, когда они встретились после уроков. – Сам подумай, уже конец ноября, а снега не было. Какой же Новый год без снега? Ни горок, ни снеговиков, ни тоннелей… Куда мы будем втыкать петарды? – все больше сокрушался Рома. 
Так звали этого мальчика. Он с рождения жил в этом доме, и никто его не хотел забирать с собой. Люди приходили, уходили вместе с другими детьми, а он оставался. Не было ни одного ребенка, который находился здесь столько, сколько он. Наверное, поэтому младшие считали его своим лидером. Старшие же просто его не трогали. 
Рома любил говорить. Он мог часами рассуждать о чем-либо, и неважно поддерживают ли с ним беседу. Часто они сидели в игровой комнате, Рома рассказывал какие-то небылицы, а Паша занимался своими делами. Это могло продолжаться бесконечно, и ни разу Паша не пожаловался на надоедливого паренька. Видимо, поэтому они подружились. 
- Сегодня, кстати, за письмами придут. Знаешь, что я написал? Хочешь, прочту? – во взгляде мальчика было видно, как сильно он жаждет поделиться этим с Пашей. И тот согласился. – «Привет, Дед Мороз, - начал Рома. – Я пишу тебе каждый год, но ты почему-то даришь мне совсем не то, что я прошу. Возможно, я недостаточно хорошо себя вел все это время, поэтому ты не выполняешь желания на все сто, но знай, в этом году я отличился! Я выполняю домашние задания и не получил еще ни одной двойки…»
- Но ведь… 
- Т-с-с! Те три не считаются! 
- Их было больше, – уточнил Паша.
- Неважно! Ты слушаешь или нет? Так… «Ни одной двойки. Еще я всегда заправлял за собой кровать, тщательно чистил зубы, доедал по утрам кашу и не грубил старшим, - последнюю фразу он выделил, грозно посмотрев на друга, чтобы тот не перебил его снова. - В общем, в этот раз у меня куча заслуг, поэтому я достоин получить ту машину на радиоуправлении, которую я прошу уже второй год!» Конец. Как думаешь, он не узнает о том, что я немного приврал?
- Деда Мороза не существует, – вместо этого ответил Паша.
- Глупости, с чего ты взял?
- В прошлом году я попросил у него съездить с мамой на море, а вместо этого оказался здесь.
- Ну, так, может, он исполнит это в другой раз?
- Нет, мама не сможет больше никуда поехать со мной! – начал злиться мальчик.
- С другой мамой…
- Я просил со своей!
- А ты уточнил это в письме? 
Паша посмотрел на Рому взглядом полным недоумения. Как он мог так спокойно рассуждать об этом? Как он мог подумать, что Паше все равно с кем отправиться на море? Ему нужна была только его мама. Никогда еще мальчик не был так зол на своего друга.  Прошло уже больше полугода, как мальчик оказался здесь, но ему до сих пор иногда снился тот день, который все изменил. Правда, сейчас он уже научился реагировать на кошмары менее эмоционально. И даже иногда радовался им, потому что только так он мог встретиться с мамой. Он очень скучал. И если бы существовала возможность исполнить только одно желание, то он бы загадал вернуть её. 
Паша не стал больше спорить, а просто собрал свои тетради, в которых он собирался делать домашние задания, и вышел из комнаты.
 
 
 
II
 
 
 
На улице было довольно зябко, но мальчик сидел на скамье. Это продолжалось уже больше часа, и он не собирался уходить. Ему нравилось наблюдать за другими людьми. Со своего места Паша мог видеть почти все окна дома, большую часть двора и улицу за оградой. А сам он будто находился в вакууме. Было очень спокойно, и шум доходил как сквозь вату. Поэтому, когда Ирина Викторовна коснулась его плеча, мальчик вздрогнул.
- Павел, ты единственный не отдал письмо, – она всегда обращалась к мальчику полным именем. И он не понимал, то ли это для того, чтобы сохранить дистанцию, то ли потому что считала Пашу взрослее его сверстников. 
- Даже если бы Дед Мороз существовал, он бы не смог исполнить мою просьбу, – снова говорить об этом ему не хотелось. Кроме того, они с Ромой до сих пор были в ссоре. Но идти первым на примирение Паша не собирался. Рома должен понять, что был не прав и слишком жесток в своих словах.
- Почему же? – поинтересовалась воспитательница, но мальчик предпочел не отвечать. Тогда она села с ним рядом и заговорила. – Когда я была маленькая, мой дедушка рассказал мне один секрет, хочешь узнать? – мальчик продолжал молча смотреть вперед. – Во время первого снега нужно поймать снежинку и успеть загадать желание до того, как она растает. И если получится – то оно обязательно исполнится до следующего первого снега. Если не веришь, что Деду Морозу под силу исполнить твое желание на Новый год, то ты еще можешь успеть загадать на первый снег.
Это показалось мальчику абсурдом. Сколько люди могут придумать разных примет, только чтобы оставить себе надежду на то, что их мечты могут исполниться. Падающая звезда, счастливый билетик, выпавшая ресничка. Так много способов, и все продолжают ими пользоваться, хотя утверждать, что они действенны, никто не может.
- Ну что ж, не сиди долго – простудишься, – сказала Ирина Викторовна и зашла в дом. 
 
Когда Пашу привели в этот дом, был март. Мальчика проводили в его новую комнату, в которой уже жили 9 детей. Воспитательница показала, где он будет спать, представила остальным ребятам и ушла. Они окружили Пашу и начали задавать вопросы, осматривать со всех сторон и трогать. Наверное, тут не часто появлялись новенькие. Такое внимание испугало Пашу, и он сбежал от своих новых друзей. Мальчик спрятался в комнате, где стоял инвентарь для уборки. Там было темно, и он думал, что никому не придет в голову прийти сюда. Поэтому, впервые с того дня, он дал волю эмоциям. Паша заплакал. Все накопившееся за эти бесконечные часы ожидания, пока решалась его судьба, выплеснулось сейчас. Он не понимал, что происходит, но знал точно, что больше никогда не увидит свою маму. Женщина, которая привела его сюда, сказала, что она умерла. Да и Паша сам все видел, но не хотел верить, что теперь остался один. Он все прокручивал воспоминания того момента раз за разом, и слезы только усиливались. 
- Вообще-то я тебя сюда не звал, – услышал мальчик голос. – Я ждал, когда ты прекратишь реветь, но ты, похоже, не собираешься этого делать.
- Прости, – только и смог выдавить Паша.
- Ладно, можешь побыть тут еще немного. Я, кстати, не видел тебя ни разу. Ты новенький?
- Я сегодня приехал.
- Я знаю здесь всех. Кажется, будто живу тут всю свою жизнь, – улыбнулся его собеседник. – Меня Рома зовут. Если к тебе будут приставать здешние, то можешь жаловаться мне. Но не ной только, это же по-девчачьи. Они живут в другом крыле, и если продолжишь, то тебя переселят, и тогда тебе придется играть с ними в куклы и заплетать косички. Хотя волосы у тебя короткие, но ведь они отрастут. А пока на их потренируешься. Был я там однажды, ничего интересного,  – казалось, потоку его слов, не было конца. Он все говорил и говорил. Паша считал все это чепухой, но стоило отметить, мальчик уже не плакал. 
Дверь распахнулась, и в проеме появилась фигура какой-то женщины.
- Вот ты где! Я же просила не прятаться здесь больше! – ругалась женщина на Рому. – Вижу, вы уже познакомились. А теперь марш на обед, руки помыть не забудьте.
Так Паша познакомился со своим единственным другом здесь. Из-за него они постоянно попадали в какие-то передряги, их постоянно отчитывали, но мальчик был даже рад. С Ромой пребывание в этом доме было гораздо веселее.
 
- Опять эта рисовая каша, – скривился Рома, поставив свою тарелку рядом с тарелкой Паши. – Терпеть ее не могу, неужели нельзя кормить чем-нибудь нормальным? 
Сказать, что мальчик был удивлен, увидев своего друга, это ничего не сказать. Мало того, что они ни разу за неделю не пересеклись в доме, так еще тот как ни в чем не бывало начинает жаловаться на еду. Впрочем, Паша уже не обижался на Рому. Он скучал по нему, поэтому очень обрадовался, когда тот сел рядом.
- Где ты был? – задал мальчик, мучающий его вопрос.
- Болел, – ответил друг, уплетая за обе щеки ненавистную кашу. – Кстати, мне сегодня приснился такой странный сон. Уже зима была, снегу по колено, и ветер такой сильный-сильный. Иду я по лесу и встречаю тебя. Ты, кстати, почему-то был в летней одежде и совсем не мерз. В общем, я спрашиваю, что ты тут делаешь, а ты молча смотришь на меня. У меня аж мороз по коже прошел, учитывая, что и без того было холодно. Стоишь ты и смотришь мне прямо в глаза, и тут шум такой раздался, я оборачиваюсь туда, откуда пришел, а там нет никого, только звук этот. Поворачиваюсь к тебе – тебя тоже нет. Знаешь, как я перепугался? – но Паша уже перестал его слушать, потому что за окном он увидел снег. Первые снежинки медленно кружились по воздуху, опускались на промерзлую землю и тут же таяли. Он подскочил с места и что было сил рванул к выходу, только успевая огибать других детей. В спину ему кричали воспитатели что-то о том, чтобы не носился по коридорам и куда он вообще направился во время завтрака. Охраннику почти удалось его задержать, схватив за рукав, но мальчик вывернулся и выбежал на улицу, в чем был. Он подставил лицо небу, открыл ладони и приготовился ловить снежинки, прокручивая желание у себя в голове как заклинание. И вот наконец одна опустилась ему на руку. Он зажмурил глаза и скороговоркой выпалил, что так желал:
- Хочу снова быть с мамой! – открыл глаза, чтобы посмотреть успел ли. Не растаяла ли снежинка раньше? И его счастью не было предела, потому что она все еще лежала на его ладошке. Он улыбнулся. Теперь, если верить Ирине Викторовне, желание сбудется до следующей зимы. Паша так бы и продолжал стоять на улице, не замечая холода, но за ним вышла Татьяна Олеговна. Он схватила и больно сжала его ухо своими крючковатыми пальцами.
- Паша! – казалось, от возмущения у женщины дым пойдет из ушей. – Куда ты выскочил в такой мороз без куртки и шапки?! Заболеть хочешь? И кто бросает свою тарелку с недоеденной кашей на столе? Непослушный мальчишка! Марш, убирать за собой! – она буквально втащила его за ухо снова в столовую. 
Рома все еще сидел за столом, в его тарелке еды не убавилось. Он встретил мальчика очень внимательным взглядом.
- Куда ты так сорвался? – шепотом поинтересовался мальчик.
- Желание! – продолжал источать радость Паша. – Я успел загадать желание!
Теперь дни мальчика пролетали незаметно. Ожидание какого-то чуда окрыляло. Уроки становились проще, делались быстрее, еда казалась вкуснее, погода приятнее, а настроение было на высоте. Многие заметили эту перемену в ребенке. Паша больше не хмурился и не уходил в себя, больше разговаривал с другими детьми и даже с учителями и воспитателями. Надежда на исполнение желания сделала его больше похожим на мальчика 8 лет. Пусть чудо произойдет не на Новый год, как обычно люди привыкли считать, а в течение года, он все равно был уверен, что это случится. 
 
- А вы знали, что в подвале есть комната, в которую никто не заходит? – все дети дружно покачали головами. – А знаете почему? – ответ мальчиков был такой же. В комнате Паши собралось, по меньшей мере, 13 детей. В основном те, кто жили тут же, но были и из других комнат. Как, например, Рома, который и рассказывал им историю. Они занавесили окна покрывалами с кроватей, выключили свет и оставили гореть только фонарик. – Говорят, в той комнате наказывали непослушных детей. Было это давным-давно, когда здание только построили. И вот однажды сюда привели двойняшек: мальчика и девочку. Они были примерно нашего возраста. К счастью для девочки, через неделю ее забрали в другую семью, а мальчик остался здесь, хотя тогдашний директор очень упрашивал забрать их вместе. Дети были очень дружные. Но новые родители были непреклонны и своего решения не изменили. С тех пор все пошло не так. Говорят, он каждый день дрался с остальными детьми и грубил воспитателям. Его будто подменили: лег спать одним, а проснулся уже другим. Многие подмечали, что даже цвет глаз стал не такой, как раньше, – дети ежились, за окном бушевала вьюга, окна дрожали от порывов ветра. – И однажды, чтобы как-то усмирить мальчика, воспитатели придумали, что будут его запирать в той комнате в подвале. После очередной драки они отвели его туда. Там не было света и окон, только матрас и ведро в углу комнаты. Для начала они закрыли его там на сутки. Как бы мальчик не кричал, наверху ничего не было слышно. Когда его выпустили, голос был хриплым, волосы - взъерошенными, будто он и там умудрился с кем-то подраться. Но это не остановило его. Через неделю мальчика снова заперли, на этот раз на 3 дня. Через день одной молоденькой воспитательнице стало его жалко, и она вызвалась нести ему обед, чтобы поговорить с мальчиком, попытаться убедить не драться больше с ребятами. Она спустилась в подвал и услышала душераздирающие вопли, доносящиеся из комнаты. Мальчик кричал: «Уходи! Уходи!». Сначала она подумала, что это он ей. Но потом ребенок замолчал… - и все в комнате замерли, даже дыхание затаили, а Рома продолжал почти шепотом. – Она подошла к двери и прислушалась. За ней были всхлипы: «Я не пойду с тобой. Я не хочу. Уходи». Она достала ключ, чтобы открыть дверь, но выронила его из рук, потому что такого громкого крика она еще никогда не слышала. Воспитательница бросилась скорее открывать дверь, но не могла попасть в замок, так тряслись ее руки. И когда ей это удалось, она увидела мальчика, лежащего на полу без сознания. Он был мертв, – в комнате стояла полнейшая тишина. – С тех пор ту дверь не открывают. Хотя я один раз спустился вниз и, когда подошел к двери, услышал за ней шаги и повторяющееся «Уходи». 
  - А откуда ты это все знаешь? – спросил один особо недоверчивый мальчик.
- Так эта молоденькая воспитка до сих пор тут работает.
- Да? И кто же?
- Видели женщину, которая ходит в платке? Говорят, она посидела в тот день.
- Надежда Анатольевна, что ли? Хочешь сказать, она тебе рассказала эту историю?
- Конечно! А кто же еще? Других свидетелей не было. Остальные уже на пенсии или давно уволились.
- Не верю, что она могла тебе это рассказать. 
- Да что… - но не успел мальчик закончить, как в комнату вошла Ирина Викторовна. 
- Так, что вы тут устроили? Марш по кроватям! А ты, Рома, пойдешь со мной. Чтобы, когда я вернусь, все уже спали. И снимите покрывала с окон.
 
 
III
 
 
Мальчики ждали начала репетиций концерта к Новому году. У Паши было очень важное задание в постановке: выключить свет, когда придет время. И чтобы он точно запомнил, когда именно это время наступит, ему следовало присутствовать на всех репетициях. На самом деле Паша давно запомнил, после каких слов надо выключить, а после каких – включить. Он уже весь спектакль мог наизусть рассказать, но воспитательницы все равно продолжали настаивать, чтобы он приходил. 
Сегодня вместе с ним пришел Рома. Сначала он честно наблюдал за происходящим, но вскоре ему наскучило, и он всячески пытался себя хоть чем-то занять. В конце концов Павел сжалился над другом и решил начать разговор:
- А расскажи про своих родителей? – Паша никогда не задавал такие вопросы другим детям в Доме, но ему задал. Рому он считал, пожалуй, своим единственным другом здесь, поэтому хотел узнать больше о нем.
- Ну… - задумался мальчик. – Папа у меня работает на вахте. Знаешь, что такое? Это когда он на работе несколько месяцев, потом приезжает ненадолго и снова уезжает. Мама – важный директор и тоже постоянно на работе. Может, лучше ты расскажешь о своей семье? – видно было, что Роме не хотелось говорить, и он поспешил перевести тему на Пашу. – Какой была твоя мама?
- Доброй, – сказал мальчик и замолчал.
- Доброй. И все?
- Еще красивой, – на самом деле Паше часто задавал эти вопросы детский психолог, к которому его водили, когда только привезли сюда. 
- Когда я был маленький, очень не хотел ходить в детский сад. Однажды мы с группой пошли гулять, а я хотел пойти домой. Когда все пошли во двор, я незаметно взял ключ от нашей комнаты, который лежал на столе у воспитательницы, и тоже вышел. Дверь захлопывалась автоматически. Я думал, что если мы не сможем попасть обратно после прогулки, то всех отпустят домой. Когда пропажу заметили, я выбросил ключ в траву. Побоялся, что они обязательно узнают и будут меня искать. А потом решил покаяться и отдать им ключ, но не смог его найти. У них все равно были запасные, так что никто домой не пошел. У тебя случалось что-то подобное?
- Хм, нет, – подумал немного Паша.
- Скучно… - подвел итог Рома. 
Но Павел так не считал. Да, может, он не делал ничего подобного, но у него было спокойное счастливое детство, и, несмотря на это, ему было не скучно. Он читал книги, ходил с мамой на выставки, концерты, в цирк. А вместо садика была бабушка, у которой всегда было много историй о Великой Отечественной войне и о своей молодости.
- Паша! Свет! – мальчик настолько погрузился в свои мысли, что пропустил момент, когда нужно было сделать на сцене темноту. И судя по строгому взгляду воспитателя, ответственного за постановку, звала она его не в первый раз. Рома же сидел на стуле рядом и хихикал над невнимательным мальчиком.
 
 
IV
 
 
Время премьеры новогоднего спектакля неминуемо приближалось. Все суетились, бегая из одной комнаты в другую, перетаскивая какой-то реквизит, сотый раз проверяя, все ли готово. И наконец большая стрелка часов дошла до цифры шесть. Дети расселись по своим местам, в зале погас свет, и Ирина Викторовна начала историю. 
Все прошло лучше, чем можно было ожидать. В конце дети встали со своих мест и хлопали артистам, которые радостно улыбались на сцене. Среди них был и Паша, его тоже позвали и даже наградили шоколадкой за работу. Теперь их ждал праздничный ужин, а вручение подарков будет только завтра утром, ведь Дед Мороз приходит в ночь с 31 декабря на 1 января. Рома, в ожидании этого события, сразу после ужина попрощался с Пашей и ушел. Вероятно, лег спать пораньше. Все для того, чтобы утро наступило как можно скорее. Мальчик тоже не стал тянуть с этим и сразу пошел к себе в комнату. Там никого не было. Спать не хотелось, и он решил почитать книгу, которую недавно взял в библиотеке. Это был «Волшебник Изумрудного Города». Он давно хотел прочитать эту книгу, но почему-то откладывал. А сейчас было самое время. Но то ли плотный ужин, то ли накопившаяся общая усталость – через сорок минут мальчик уснул. 
 
Проснулся он глубокой ночью. В комнате уже было темно и тихо, только рядом посапывал мальчик, уже неделю страдающий насморком. Паша убрал книгу, которая покоилась на его груди, в тумбочку у кровати. Причина его пробуждения была проста: ребенку захотелось в туалет. Но, дойдя до заветной комнаты на своем этаже, мальчик обнаружил, что она закрыта на ремонт. Казалось, мальчик проспал вечность и пропустил что-то интересное, потому что, когда он ложился спать, с туалетом все было в порядке. Теперь ему пришлось спускаться на 1 этаж. Вообще правилами запрещалось ходить по Дому в ночное время, но ситуация требовала. Так что мальчик спускался и составлял в голове диалог, который непременно произойдет с охранником, как только тот увидит его на экранах камер слежения. Но, как ни странно, мальчик не встретил никого на всем своем пути. Он даже постоял напротив одной из камер несколько минут и помахал рукой в нее. Тишина. Не было слышно шагов, доносящихся из коридора, не было слышно причитаний охранника о дерзости мальчишки. Ничего. Возможно, тот просто уснул на дежурстве, либо решил самостоятельно отметить Новый год и потерял бдительность. Паша решил долго не размышлять на эту тему и поднялся к себе в комнату. Пока он шел по лестнице, его не отпускало чувство тревоги, которое нагнетала абсолютная тишина вокруг. Даже звука его шагов не было слышно. Он распахнул дверь комнаты и прошел к своей кровати, но ее не было. Как и не было тумбы с книгой, и других детей, мирно спящих по соседству. Паша подумал, что спросонья, зашел не туда, поэтому двинулся обратно к выходу, но и его не обнаружил. Вместо двери там теперь была стена. Он прошел несколько шагов вправо и влево, но так ничего и не нащупал. Продолжая двигаться в одном направлении, вскоре Паша нашел выключатель и сразу почувствовал облегчение, теперь-то он включит свет и сразу поймет, где находится. Тихий щелчок кнопкой, и на него со всех сторон обрушилась громкая музыка. Она звучала везде, казалось, что зарождается прямо в голове у Паши. Обычно успокаивающая классика, теперь пугала его еще больше, потому что в комнате все еще не было света. Тогда он снова попытался нажать на выключатель, но кнопка не поддавалась. Мальчик сел на пол и уткнулся в колени. Нужно было успокоиться, взять себя в руки. Скорее всего, он просто спит, и это все ему снится. Паша повторил несколько раз про себя «Проснись, проснись», даже постучал маленькими кулачками себе по голове, но музыка не прекращалась. Единственное, что изменилось, когда он открыл глаза, - стало светло. Теперь он мог оглядеть комнату. Это был большой зал с высокими потолками. Такой он видел на картинке, когда был совсем маленьким. Мама обещала его свозить когда-нибудь туда, но теперь он и сам оказался тут. Один. Огромные окна во всю высоту стены с тяжелыми гобеленовыми шторами, расшитые золотом. Расписной потолок с красивейшей люстрой, которая была больше мальчика в несколько раз. И само помещение будто увеличилось во множество раз. Теперь мальчик был точно уверен, что спит. В Доме просто не могло быть такой комнаты. Он подошел к ближайшему окну и отодвинул шторку, но за ней была лишь непроглядная темнота, которая царила и внутри несколько мгновений назад. Странно, но, несмотря на большое помещение, звук его шагов не отражался от стен, его вообще не было. Ничего, кроме пугающего хора и звука оркестра в голове. И даже со светом мальчику не стало спокойнее. По спине бежали мурашки, а в горле образовался ком. Он снова оглядел помещение, но двери не было. Возможно, она замаскирована под одно из окон. Паша бросился проверять каждое, и удача ему улыбнулась. Одно окно и правда было дверью из зала. Он надавил на массивную ручку что было сил, дверь поддалась, и он оказался в цветущем саду. Какая бы погода ни была в реальности, здесь было лето. Зеленые кусты, аккуратно подстриженные, возвышались по обе стороны мальчика, каменная дорожка. Пройдя немного, он оказался у фонтана, от которого шли три другие дорожки в разные стороны, и тогда Паша понял. Это был лабиринт. Нужно найти выход, но куда он его приведет? Снова в какую-то комнату или еще один сад, или что похуже? Ему нельзя заблудиться, поэтому нужно найти что-то, что можно будет оставлять по дороге, чтобы найти путь к началу или не ходить кругами. Мальчик огляделся, но кроме кустов и фонтана ничего не было. Тогда он придумал на каждом повороте ломать ветку у куста. Это будет не так заметно, но хоть какие-то знаки. Собравшись с духом, он двинулся вперед в глубь лабиринта. Дорога была запутанной, поворот за поворотом, и мальчик уже расцарапал все руки, ломая ветки, а конца все не было. Здесь почему-то все звуки, наоборот, казались преувеличенными. Звук своего дыхания, биение сердца, шорох листьев, треск веток. Все это было таким громким. Блуждая около получаса по лабиринту, он ни разу не наткнулся на то место, где уже был. Каким же гигантским должен быть сад? В конце концов, мальчик устал и ему надоело бесцельно идти, и он побежал, все равно куда, просто вперед, не разбирая знаков. Дыхание и биение сердца заглушили все звуки. Он бежал и бежал и на очередном повороте врезался во что-то. Столкнувшись с препятствием, мальчик упал на спину. Приподнявшись, он увидел причину столкновения. Рома. Это был его друг, который так же ошарашено глядел на Пашу. Казалось, мальчик еще не был никогда на столько счастлив увидеть друга. Он вскочил на ноги и подбежал к Роме, который все еще удивленно пялился на Пашу.
- Это ты? Как ты тут оказался? – были первые слова, произнесенные Пашей в этом мире.
- А ты? – спросил его Рома.
- Я не знаю. Я зашел в комнату, а оказался в большом зале, а потом здесь.
- Мне опять это снится. Опять странный сон, в котором есть ты. Интересно, почему в этот раз ты говоришь?
- Я думаю, что тоже сплю, но каким-то образом мы оказались во сне друг друга, – Паша присел рядом с другом. – Надо выбираться, мне этот лабиринт уже надоел. Как ты это делал раньше?
- Раньше я просто просыпался, но сейчас у меня не получается. Мне кажется, я здесь уже очень долго, а этот сад просто бесконечный, и все одинаковое, никаких различий между кустами и камнями.
- Я, пока шел, оставлял сломанные ветки, но так ни разу и не наткнулся на них.
- Это уж слишком затянутый страшный сон. Я хочу назад, проснуться в своей кровати! – начал паниковать Рома.
- Так, давай думать, если мы будем здесь сидеть, ничего не изменится.
Это было справедливое замечание, и мальчики двинулись дальше по дорожке. К их удивлению, выход нашелся довольно быстро, буквально через три поворота они уткнулись в дверь. Они толкнули ее.
Ребята вообще не понимали, где они находятся. Сон был чересчур реальным. Они могли чувствовать перепады температур, легкий ветерок, усталость. Паша даже заскучал по своей кровати в Доме. Ему не хотелось приключений, а вот Рома их любил. Но и тот был уже совсем не радостным. 
Дверь, через которую они прошли, вела в зимний лес. Как только переступили порог – сразу провалились в снег до середины голени. Хорошо, что Паша уснул за чтением книги, потому что на мальчике были джинсы и футболка, в которых он был на ужине. Это, конечно, не сильно его грело, но в пижаме было бы холоднее. А Рома весь сотрясался от холода. Он стоял в домашних тапочках и шортах. Мальчишка обхватил себя руками, но его продолжала бить сильная дрожь. 
- Нуж-ж-жно ск-к-корее выб-бираться от с-с-сюда… - у него зуб на зуб не попадал. 
Но как это сделать? Лес казался необъятным. Высокие деревья, верхушки которых, казалось, уходили в облака, обступили мальчиков со всех сторон. Все было белым, будто новая раскраска, которая ждет, когда картинке предадут цвет. Паша подумал, что из одного лабиринта они попали в другой. Рома уже двинулся вперед, огибая стволы деревьев, один за другим. Он шел, торопясь, почти бежал. И уже потерял в сугробах один тапок. Но, похоже, его это не сильно волновало. Павел побежал вслед за другом. 
- Ты хоть знаешь куда идти? – спросил мальчик, когда догнал.
- Прямо, – уверено ответил Рома.
- Почему ты так уверен? 
- Значит, ты думаешь, лучше стоять и мерзнуть? Если будем двигаться, в конце концов куда-нибудь придем.
Паше ничего не оставалось, кроме как промолчать и поспевать за другом. Так они и шли в тишине, сопровождаемые только хрустом снега. Паша даже успевал любоваться природой. Снег казался таким мягким и пушистым, словно белая шаль, которая была у его бабушки. В нее хотелось укутаться. Но была одна существенная разница, между шалью и этим снегом. Он был холодный.
- Ты слышал? – Рома так неожиданно остановился, что Паша наткнулся на друга.
- Ай! Что?
- Тс-с-с… - прижал мальчик указательный пальчик к своим губам. 
Павел прислушался, но так и не понял, о чем говорил встревоженный Рома.
- Я ничего не слы… - уж было произнес ребенок, но тут раздался оглушительный вой. Он не был похож на звук животного, скорее на сирену, которая предупреждает о надвигающейся катастрофе. И тут же лес на горизонте из белоснежного начал становится алым. 
- Бежим! – крикнул Рома, и они пустились сквозь лес, спотыкаясь о коряги и падая. Алый лес надвигался со скоростью явно большей, чем перемещались ребята. 
- Скорее, скорее, скорее! – торопил Рома Пашу, когда тот очередной раз зацепился за упавшую ветку. Он никогда не был особенно спортивным, и сейчас это не играло ему на руку. – Вставай же! – крикнул друг и схватил его за руку. Но у Павла застряла нога в этой коряге. На миг мальчик подумал, что Рома мог бы бежать дальше и не пытаться освободить его, но тому, казалось, такой вариант даже в голову не пришел. Поэтому Паша пытался выбраться с еще большими усилиями. Красный лес был уже в паре метров от них, и, когда оставалось совсем чуть-чуть, мальчики крепко обнялись и зажмурились. Они думали, что-то страшное произойдет, но просидев так с минуту и не почувствовав изменений, они нерешительно открыли глаза. 
И зря они боялись, мальчишки оказались будто в сказке. Весь двор был заснежен и украшен огоньками, которые светили ровным золотым светом, создавая уют и праздничное настроение. Впервые Паша почувствовал, что Новый год наступил. В центре стояла избушка, маленькая, наполовину в снегу, она была похожа на пряничный домик. Именно так он должен был выглядеть зимой. 
Мальчики робко поднялись на ноги, отряхнулись. Ветки, которая помешала им сбежать, уже не было, как и не было холода, пробирающего до костей. Мягкие огромные снежинки спускались с неба, устилая одним ровным слоем землю. Каждый шаг отдавался громким хрустом. Они подошли к домику и тихонько постучали. Но ответа не последовало, и мальчики решили зайти без приглашения.
- Я давно вас жду, – услышали они из кресла, которое было повернуто к камину так, что сидящего в нем нельзя было разглядеть.
- Мы не знали, что здесь кто-то есть, – поспешили оправдать свой бесцеремонный поступок ребята.
- Пустяки, я никогда не закрываю дверь. Иногда ко мне приходят очень интересные ребята, такие как вы, например.
- Кто вы?
- О, по-разному меня называют, и я привык к тому, что все думают, будто нас несколько, – тихо усмехнулся незнакомец.
- Вас несколько? Как такое возможно?
- Люди могут поверить во что угодно. В конце концов им кажется более логичным такой вариант, нежели, если бы я был один на всю планету.
- И кто вы? 
Незнакомец встал с кресла и повернулся к гостям. Взору мальчишек престал крепкий пожилой мужчина с короткой белой бородой. 
- Вы?..
- Да, Дед Мороз, – ответил мужчина, улыбаясь.
- Но у Деда Мороза длинная борода и шуба… и… и посох! 
- Вот об этом я и говорил, – продолжал улыбаться мужчина. – Люди верят, что есть Дед Мороз, Санта-Клаус, Йоулупукки, но на самом деле все это я.
- Но почему тогда тебя описывают иначе? – не унимались ребята.
- Потому что меня никто не видел. Все просто. Мне помогают те, кого вы привыкли считать мной. Я же нахожусь в основании всего этого. Я раздаю команды, я решаю, кто получит свой подарок, а кто будет ждать лучших времен.
- Зачем же ты ждал нас?
- Потому что я думаю, что вы достойны исполнения ваших желаний, но то, что вы хотите, очень серьезно и требует больших усилий. Поэтому, прежде чем даровать вам исполнение мечты, я решил проверить вас еще раз. Чтобы снова убедиться, что мое решение правильное.
- То есть все, что мы видели до этого: лабиринт, лес, зал без дверей - все твоих рук дело?
- Совершенно верно, – подтвердил мужчина.
- Но почему я должен был это проходить снова и снова, в то время как Паше понадобился всего один раз, чтобы попасть сюда? – разозлился данной несправедливостью Рома.
- Вспомни, что ты делал раньше? Ведь в этот раз все иначе, – ничуть не смутившись, ответил Дед Мороз. Мальчик понял, что тот имел ввиду и не стал продолжать спор. Сейчас и правда все иначе. Его решения в каждой ситуации отличались от прежних. И скорее всего, это благодаря тому, что Паша, его лучший друг, был рядом.
- Значит, ты исполнишь наши желания? – с надеждой спросил Павел.
- Ты прав. Я сделаю так, что, проснувшись утром, у вас будет то, чего вы так долго хотели.
- А мы будем помнить эту встречу?
- Конечно, нет, – снова улыбнулся мужчина. – Если бы каждый ребенок запоминал встречу со мной, то меня давно бы раскрыли.
- Но почему ты не хочешь, чтобы тебя раскрыли?
- Довольно вопросов. Скажите-ка мне лучше, не хотите ли вы изменить свое желание? Вы точно уверены, что это то, что вам нужно? Что это сделает вас счастливыми?
- Да! – в один голос с уверенностью сказали мальчики.
- Я не сомневался. Да будет исполнено.
После этих слов все растворилось в дымке. И этот домик, и нарядный двор, и вопросы, на которые мальчики так и не получили ответа. Все исчезло. Они вернулись в Дом.
 
 
V
 
- Паша, просыпайся, опоздаешь в школу.
- Ну еще пару минуточек… - жалобно, сквозь сон, протянул мальчик. Он зарылся поглубже в подушку лицом, чувствуя на себе вес тяжелого, теплого одеяла.
- В таком случае, кто-то не успеет поесть эти прекрасные блинчики, которые я приготовила специально.
Стоило ли упоминать, что не могло быть лучшей мотивации, чем эта. Сон сняло как рукой. Откинув подальше одеяло, Паша быстро натянул шерстяные носки, лежавшие подле кровати, и поскакал на кухню. Запах был божественен. Он обнял маму, поцеловал ее в румяную щечку и уселся за стол. 
Он не знал, как такое возможно. Иначе, как чудо, это не назовешь. Мальчик снова жил в своей небольшой квартирке на окраине города, вместе с любящей мамой, которая будила его по утрам в школу, журила за плохие оценки и готовила вкуснейшие блюда. Единственное, что мальчик знал наверняка, это то, что отныне он будет ценить каждый момент, проведенный рядом с самым дорогим человеком на планете. Он больше не будет капризничать и обижаться по пустякам, ведь теперь мальчик знал, в любой момент этого может не стать, и еще одного шанса не будет. 
Паша смотрел и не мог налюбоваться своей красивой мамой. Он так по ней скучал. По ее маленьким морщинкам в уголках глаз и седой прядке волос на виске. По тяжелому вздоху, когда ее что-то не устраивало, и легкой улыбке, когда ей вспоминалось что-то приятное. Мальчик был готов мыть посуду каждый день, убираться у себя в комнате и приносить домой одни пятерки, лишь бы мама была рада.
- О чем ты задумался? Ешь скорее, время идет.
- Мам?
- М?
- Ма-а-ам.
- Ну что? – оторвалась от своего занятия женщина и посмотрела на сына.
- Я люблю тебя.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.