Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Таяна Тудегешева. О чём бубны Шории строго молчат

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
СТРЕЛЫ ПРОШЛОГО
 
Чьи тайны храня, так земля одичала?
Чьи звёзды погасли на долгом пути?
Где горы и степи без края-начала,
Где небо – тайга, и следов не найти.
 
Откройте нам тайны, курганы Алтая,
Хранящие зорко историй страницы,
Чьё солнце затмила стрела роковая?
Кому салютуют посмертно зарницы?
 
Хакасии степи! О прошлом скажите,
Вы смотрите в небо менгиров глазами.
О братьях-алыпах , быть может, скорбите
И плачете с ветром глухими ночами?
Чей глаc донесли нам священные руны?
О чём бубны Шории строго молчат?..
Курганы Абы  спят, их сны непробудны,
Лишь струи Томи́ о былом говорят.
Седая земля без конца и без края,
Чьи кони устали от панцирей-лат?
Мы гуннов ли эхо, чьё счастье устало,
Иль тюркского Эля  печальный закат?

Года отшумели, струной отзвенели,
Под бубны шаманов и свисты клинков,
Под топот коней и поющие стрелы…
Умчались, исчезли в пучине веков.

Столетия канули в безднах туманов,
Спит мудрое Небо – свидетель тех лет!
Проснётся оно, когда из-за курганов
Польётся с Востока сияющий свет…

______________________________
Алыпы – (шорск.) богатыри. – (Т.Т.)
2 Аба – один из многочисленных шорских родов, основатель древнего городища Аба-Тура, позже переименован в город Кузнецк.
3 Тюркский Эль – древнетюркский каганат, существовавший в VI–VIII вв.


СТАРУШКА-МАТЬ ОЛЕНЭ

В  юрте, вросшей в землю, будто бы навеки,
Пляшет, зарождённый предками огонь.
В ней старушка - Оленэ прикрыла веки,
Вспоминая жизнь свою, как долгий сон.

Трубку курит, строя думы по порядку,
Но сбивая мысли, ветер кровлю рвёт…
Храбро пал её сынок с медведем в схватке,
Обернулся соколом, улетел в полёт.

Что-то Шимельдеи – злобные метели
Рыщут возле старой юрты с давних пор.
Был бы сын –  батыр! – они б и выть не смели
В родовой тайге священных отчих гор.

По соседству с дедом Коспекчы-шаманом,
С детства Оленэ росла, текли года.
И в свой срок вознёсся он к звёздам навсегда,
Уж очаг пустой, захвачен  малтырганом.

Трубку вновь набив душистою махоркой,
Выдыхает думы–грусть она с дымком,
В дымоход небесный вглядываясь зорко,
Возращенья сына ждёт всю жизнь молчком.

Весь свой век старушка свято верит в чудо:
В то, что сокол-сын к ней с Неба прилетит.
Коспекчы, во мгле звездою став, «оттуда»
Путь-дорогу к юрте сыну озарит.

Одряхлела мать, покрылась юрта мхами,
Малтырган крадётся ближе с каждым днём.

Но… горит, горит очаг под небесами
Негасимой веры родовым огнём!

__________________________________
Малтырган – дикое растение, борщевик


СПИТ СЕЛО УСТЬ-АНЗАС
(Шорское название поселения Оныс-пельтир)

Неказист, спит в низинах меж гор Усть-Анзас,
Но для сердца он – трон и прощальная плаха.
На земле этой каждый рождённый из нас,
Уходя, за судьбой возвращается к праху
Своих предков, что дали завет нам любить
Эту землю святую (осколок от рая!),
Чтобы мы не смогли в суете дней забыть
Кров родной, в городах дни судьбы прожигая.

Свои юрты покинув, мы в дали ушли,
Бросив теплое Небо под божьим покровом.
Где от чёрных стихий духи нас берегли,
Там непознанный мир не был к детям суровым.
Вот притихли дома пред величием гор,
Сладкий дым очагов расстилается, тая…
Отчего же, смотрите, задумчив Таскол?
Почему же нахмурен Айган, вдаль взирая?

Между двух гор священных несёт воды Мрас,
В беспокойных волнах, вглубь времён убегая.
Сквозь века проходя, беды видел не раз,
Потому так шумит, что душа в нём живая.
Здесь хранит память вечную каждая пядь
Беспокойных  столетий – забвенья страницы,
Здесь никто никогда не хотел умирать
Сам – от стрел огневых чужеземной зарницы.

Письмена-тропы скрыла тайга – ну точь-в-точь,
Как дождями, записаны слёзные строки!
Мать-земля прячет смутного прошлого ночь,
Закрывая от взглядов историй уроки.
Мы вернёмся! Взойдём на Айган, словно в храм,
Как восходят на трон иль на плаху безмолвно.
Боль души, поверяя родным небесам,
Возвратимся к земле… и забьётся пульс ровно.

___________________________________
Таскол, Айган – названия священных гор

ВРЕМЕНИ СНЕГ

Падает снег, времени снег, заметая
Нашу давнюю юность…и сад в тишине.
Времени ль снег, вечности ль снег – я не знаю,
Вспоминаешь ли ты иногда обо мне?

Снег заметает время, даты и лица…
Но не может смести твой задумчивый взгляд.
Мы в белом в цветенье черёмух... сад снится,
Как вчера, а мне верится - сто лет назад.

Падает снег! В прошлое миг наш стремится,
Без тебя длится вечно - судьбы снегопад.
Тихим светом он в память мою ложится,
В душу, цветом черёмух, снежинки летят.

СЛУЧАЙ ДЕДА УЛАБАША

За гору Кураган дед Улабаш ходил на охоту,
За Озуген-гору в тайгу ходил, девять дней ночуя.
Хозяин гор удачу ему дал, добычи дал много.
Обратно в юрту шёл. В небе две радуги встали.
Тогда гром-голос невидимый над горами покатился,
Эхом, лавиной - камнями покатился, так рассыпаясь:
«Скоро с вершин шорской тайги-глыбы
                                               вихрь-ветер сорвётся,
Могучий ветер на вершины чужих лесов сорвётся,
Смерчем невиданным ворвётся на воды лесов разных,
Ворвётся, пригибая к земле миры народов разных.
Вечный Кудай, наверху находящийся, грозным станет.
С чёрным внизу находящимся Айной бороться будет.
Великая сила-битва от Неба-Земли начнётся.
Топот коней-аргамаков бессчётных слышаться будет.
Вода от дыханья коней бурунами ходить станет.
С земли, глубоко в небо, пыль-пепел поднимется тучей,
Серым дождём со снегом на землю упадёт, не тая.
Идущие высоко облака разделятся резко:
На запад, далеко, где закат, поспешит половина,
Другая – на восток, на восход, к дому солнца
                                                                спешить будет.
Много народа большого упадёт глазами в небо,
Много народа разного упадёт глазами в землю,
Как чёрная тайга после чёрной бури лежать будут.
Потом Великая тишина придёт, долго жить будет…
Как птица Кыйгылык, народ выживший,
                                                        чудесным станет,
Другой – вслед за Айной, хвост волочащим,
                                                      уйдёт под землю.
Кудай, поворотив прошлое, превратит жизнь  –
                                                                     в сегодня,
Потом, поворотив  будущее, превратит – в сегодня,
Подобно солнечной птице Кыйгылык
                                                мир сверкать будет…»
Внезапно неизвестный голос, вмиг как нить, оборвался.
Дед Улабаш на пень сел, кисет достал,
                                                                задымил трубкой,
Долго курил- думал, потом в нос забормотал сердито:
«Что только не услышат два уха в этом белом свете,
Что только не увидят два глаза в этом чудном свете!»

_________________________________________________
Кудай – бог
Айна – нечистая сила
Кыйгылык – чудо-птица, приносящая счастье и удачу

МЧИТСЯ ШОРСКОГО РОДА АБА, МАТЬ-РЕКА…

У Томи́ берега, словно дум череда.
Это стражи! Суровы, как дикие скифы.
Охраняют покой... и течёт Томь-вода,
Пронося сквозь года позабытые мифы.

Воды мчатся сквозь время – столетний покров,
Огибая таскылы волною упругой,
Унося быль Земли, глас народов, миров
Своей тайной подводной дорогой.

Никому не познать молчаливой волны:
В ней печали курганов, в ней прошлого знаки,
Потому, знать – языческим духом сильны
Те века, что исчезли в созвездиях мрака.

Берега! Им стоять, провожая века,
Сквозь шум древней реки слышны чибисов крики...
И о чём-то, о вечном вещает река,
Унося на волнах давних прадедов лики.
Мчится шорского рода Аба, Мать-река,
Моего незабвенного древнего рода,
Потому так священны Томи берега,
Что в них плещется вечная память народа…

____________________________
Таскылы – безлесые горы, сопки

ЦВЕТЫ  КАЙСЫНА

... И нынче, неверье свое и сомненье
Ногой отшвырнув, как разбитую глину,
Тебе я, грядущее, с грядки весенней
Бросаю цветок чрез века и вершины.
Кайсын Кулиев


Смотрел в грядущее, жил, помня путь солдатский,
О настоящем пел, волнуя времена.
Всевышним послан был Певец земле балкарской,
Испил с народом чашу жизни он до дна.

Плечом к плечу шагал чрез годы испытаний,
С людьми он жил в лишеньях у чужих ворот.
О тёплой родине всё пел - в снегах страданий,
И твёрдо знал: звезда народа вновь взойдёт.

Ушёл.  Идут вослед другие поколенья,
Все также неизбывен быстрый ход времен.
Мы в мир приходим и сгораем, как поленья,
Не оставляя пепла в череде имён.

Звезда ж Кайсына светит, в вышине блистая,
Горит, нам в мире дольнем освещая путь.
Зовёт к садам цветущим, устали не зная,
Зовёт усталых нас, в дороге отдохнуть

Цветы - стихи, Кайсын развеял в мире
С весенней грядки чистых ароматных роз,
Домчал их ветер от Кавказа до Сибири -
Через хребты Алтая в Шорию донёс.
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.