Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Ирина Прищепова. Кругобайкалка

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
        «Присядешь на нагретый камень и перед одним тоннелем, и перед другим, попытаешься в полудрёме представить, что это были за люди, оставившие нам это благолепие, и не можешь представить, кажется, что так было всегда, со времён сотворения мира, что благолепие это есть не что иное, как боголепие. Оглянешься на Байкал, воркующий внизу: да ведь и ему теперь не представить, как быть ему без Кругобайкалки, без прекрасной и по-вдовьи тихой своей дочери, которую он не сразу признал, не сразу принял от людей и без которой теперь не чает своей судьбы».  
 (В. Г. Распутин)
 
 
Воистину велик Сибирский путь.
Железная дорога - чудо века -
Чтоб города российские сомкнуть,
Построена геройски человеком.
 
Огромная великая страна
Вся, от Москвы до Дальнего Востока,
Навеки прочно сталью скреплена.
И мчатся поездов по ней потоки.
 
В копейку встал, и очень был не прост,
Потребовал терпенья и смекалки,
Участок только восемьдесят вёрст -
Известная стране Кругобайкалка.
 
Уже по рельсам русских городов
Гудя, бежали поезда проворно.
Был транссибирский путь почти готов.
И лишь Байкалом был ещё разорван.
 
Байкал непокорим. Байкал – бунтарь.
И просто так к нему не подступиться.
То здесь жара. То ледяная хмарь.
То солнцепёк. То иней на ресницах.
 
 
Но люди шли сюда, презрев уют,
И помнили, начав работу смело:
Глаза боятся – руки создают;
Коль взялся, значит, надо кончить дело.
 
Здесь гнули спину - часто за гроши -
И мирные крестьяне, и повстанцы.
Работали поляки, латыши,
Эстонцы, итальянцы и албанцы.
 
Когда древа от холода дрожат,
Промозглый ветер лютым волком воет,
Трудились сотни хмурых каторжан
Под оком неусыпного конвоя.
 
 
И длится от темна и до темна
Суровою зимой и жарким летом,
Препятствий монолитная стена
Легко способна сжить людей со света.
 
И ждёт почти звериное житьё.
Дерут три шкуры с бедных мироеды -
(Не дремлет вездесущее жульё!).
И далеко до доблестной победы.
 
Привык геройски трудности встречать 
Народ.  Порой работал за "спасибо",
Чтоб золотою пряжкой увенчать
Великий пояс славного Транссиба.
 
И люди стали прочны, как металл
И силы обрели сверхчеловечьи.
И гору, как атланты, взяв на плечи,
Вгрызались в темноту байкальских скал.
 
И пусть черны, как ночи, были дни.
Пусть в гулких штольнях было душно, сыро.
Подземный ад превозмогли они,
Лишённые надолго красок мира.
 
Покуда шли сквозь горы напролом,
Составов в «чреве» перевёз немало
Гигантский мощный ледокол-паром,
Носящий имя славного Байкала.
 
Везли на этом дюжем корабле
Составы, грузы без конца и края.
Он был вторым по силе на земле
Лишь «Ермаку» немного уступая.
 
Когда стояла зимняя пора,
Колол он  льды упрямо, непокорно.
И ледокол-красавец «Ангара»
В делах нелёгких помогал упорно.
 
Но толще метра лёд не расколоть.
А тут горят костры русско-японской.
И со словами: «Помоги, Господь!»
Задумали прибегнуть к тяге конской.
 
В отчаянных великих головах
Возникла эта дерзкая идея -
В капризных и живых байкальских льдах
Путь проложить. За Родину радея,
 
Зимою лютой тысячи людей,
Когда паромы прекратили рейсы,
Готовили к работе лошадей,
На крепком льду укладывали рельсы.
 
И пусть железный конь живых коней
Теснил. Пусть он сильнее многократно.
Но лошади трудяги нет верней!
В долгу пред нею люди неоплатном.
 
И через весь неистовый Байкал,
На льду скользя, бредя понуро, шатко
И пробиваясь через ветра шквал,
Тянули неподъёмный груз лошадки.
 
И думали, тащась через Байкал:
Когда ж придёт замена иль подмога?
И дождались. Желанный день настал.
Проложена Великая дорога!
 
Министр Хилков последний вбил костыль
У звонкого ручья у Киркирея,
Где камни разбивают волны в пыль,
Где в поднебесье гордо коршун реет.
 
И пусть Байкал неласков был, свинцов,
Соединили Азию с Европой
Труды каменотёсов, кузнецов,
Мудрейших инженеров, землекопов.
 
Лопата, лом, зубило и кирка -
Помощники их. С ними терпеливо
Построили дорогу на века.
Построили дорогу всем на диво.
 
Кто на крутых промозглых берегах
Навек лишился силы и здоровья.
Кто крепко спит с берёзками в ногах,
С байкальской синевой у изголовья…
 
Людей в страну невиданных красот
Легко помчали с рёвом паровозы
И с удивленьем с облачных высот
Смотрели вслед им сосны и берёзы.
 
В Гражданскую вовсю здесь шли бои,
Была дорога воинским плацдармом.
Не разобрать, кто враг тут. Кто свои.
Сибирь вся – поле боя и казарма.
 
И золотой здесь ждали эшелон.
И не было тогда важнее цели 
(Чтоб вывезти не смог богатства он) -
Мосты взорвать и длинные тоннели.
 
В Гражданскую и ледокол «Байкал»
Был облачён в военные доспехи.
И флагманом флотилии он стал.
Его зажгли снарядом белочехи.
 
У станции байкальской – Мысовой
Он бился храбро,  красных защищая.
Смертельно ранен, не окончил бой.
Горел он, и прощаясь, и прощая.
 
Погиб герой. Окончены дела.
Он прожил мало. Но отдал все силы.
И жизнь такая яркая была, -
На миллион других её б хватило…
 
После Гражданской  двадцать трудных лет
Кругобайкалка нужной оставалась.
Как важный стратегический объект,
НКВД надёжно охранялась.
 
Но выросла средь вод плотина ГЭС,
Земель ангарских затопив немало.
Пропал к Кругобайкалке интерес.
Ушёл Транссиб подальше от Байкала.
 
И отзвучали громкие свистки.
Не будит эхо гордые вершины.
Остались доживать лишь старики
На станциях, что прячутся в долинах.
 
Кругобайкалка стала тупиком.
И вечером глухим, и утром ранним
Окрестность огласит живым гудком
Один лишь поезд, прозванный «мотаней». 
 
И жители в тоннелях от дождя
Держали долго скошенное сено.
И путник, по дороге проходя,
Считал, что он один во всей Вселенной.
 
Такая глушь! Такая красота!
Зовут сюда людей, чаруют взгляды
Укромные, забытые места -
Любой души заветная отрада.
 
И отовсюду поспешил турист
Байкальской красотою насладиться.
Взглянуть, как у воды желтеет лист
И как поют непуганые птицы. 
 
Вернулся на дорогу паровоз
И потянул вдоль берега вагоны
В манящий дивный мир мечты и грёз,
Байкальский мир, великий и студёный.
 
Пленительна земли таёжной власть.
И не забыть с ней краткое свиданье.
Кругобайкалка – это тоже часть
Природы, её лучшее созданье.
 
И поезд едет чутко, не спеша,
Даёт возможность встретиться с природой.
Кругобайкалка дивно хороша!
Она влечёт в любое время года.
 
Она прекрасна раннею зимой,
Когда вода взлетает к небу паром.
Рассветный пар красою неземной
Пылает и кипит зари пожаром.
 
А после, прочно скован, до весны
Байкал тревожно спит во льдах торосных.
В высоких шапках дремлют валуны.
Все в белых иглах, почивают сосны.
 
Уже живит берёзы вешний сок,
И позади сибирские метели,
Багульник зажигает склон, лесок.
Но в зимней спит Байкал ещё постели.
 
И вдруг проснётся он и зазвенит,
Хрусталь стозвонно в крошево ломая.
И солнышко, вошедшее в зенит,
Растопит нежно лёд лучами мая.
 
Проснётся море – и пойдут цветы.
Земля наденет пёстрые наряды.
В краю весны, вдали от суеты,
Понятно: удивительное - рядом.
 
Оно: густая юная трава,
И ландышей таинственная нежность,
Небесных незабудок синева,
Белянок ослепительная снежность.
 
Цветы везде – куда ни бросишь взгляд.
Встречают пассажиров ими горы.
И вдохновенно здесь жарки горят 
И светят поездам, как семафоры!
 
А в сентябре, а в ярком сентябре,
Когда леса одеты в шубки лисьи.
В рубинах, позолоте, серебре
Вода, поляны,  небеса и листья.
 
И от окна никак не отойдёшь.
И мысли так легки и так приятны!
И кажется, в блаженном сне плывёшь
По осени, сибирской, благодатной.
 
В одно мгновенье вдруг тоннельный мрак
Погасит пламенеющую осень.
Но ненадолго. Не заметишь, как
Ворвётся солнце через неба просинь.
 
Здесь чудеса кругом на сотню миль.
И к ним везёт людей нескорый поезд.
Кругобакалка – хроникальный фильм.
Кругобайкалка – вековая повесть.
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.