Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Альбина Вагизова. Малая родина: взгляд изнутри

Рейтинг:   / 10
ПлохоОтлично 
Одноэтажное деревянное здание барачного типа по улице Жданова – здесь размещалась начальная школа № 33. Нас, первоклашек, а также остальных учеников, построили на линейку в школьном коридоре. У директора школы, Кривулина И.П., было очень суровое, очень строгое лицо. Таким мы его не привыкли видеть. Спокойным, твердым голосом директор говорил о чем-то очень серьезном и тревожном. Было непонятно, о чем, но запомнилось, что все мы должны быть очень-очень послушными, самостоятельными, делать только то, что говорят взрослые, любить и беречь маму, папу, братьев и сестер. Дома старший брат сказал, что мама, услышав что-то по радиоприемнику, вдруг громко воскликнула: «Война!». 
Но ничего страшного тогда не произошло, а повзрослев, я узнала, что такое Карибский кризис, и о том, как наша страна оказалась на грани войны с Америкой, и что могла начаться третья мировая. Линейка в школьном коридоре, серьезное лицо директора, его строгий голос надолго остались в памяти. 
Еще во время учебы в начальной школе впервые услышала историю о происхождении названия родного поселка Красный Брод (тогда официально он назывался именно так, а теперь – Краснобродский). Нам рассказывали о том, как проходила Гражданская война в нашем краю, о борьбе красноармейцев с белогвардейскими отрядами Колчака. Ожесточенный бой между белыми и красными завязался при переходе реки Кривой Ускат, расположенной на северо-востоке от поселка, и речной брод окрасился кровью убитых и раненых бойцов. Так говорила наша первая учительница. Сначала поселок назывался Каменным Бродом, но с 1931 года был переименован в Красный Брод. Помню рассказ учительницы о партизанке Зине, на груди которой, умирающей от ран, каратели вырезали звезду. Есть еще версия, что слово «красный» – это цвет речной гальки, образовавшейся из залежей красноватого горельника, которого было много в этих местах. Такой гальки, причем разных оттенков красного цвета, в детстве мы находили немало, набивали ею карманы, сравнивали, у кого камешки красивее. Тут же вспоминается еще одна версия названия моей малой родины: «красный» значит «красивый». 
Однако из всех этих трех версий первая, революционная, героическая, выглядит предпочтительнее: в тридцатые, когда давалось название населенному пункту, дух революционного патриотизма еще витал в воздухе, был традицией, политической идеологией. С 1961 года официально поселок стал называться Краснобродским, что звучит более отвлеченно в смысловом аспекте, но в народе бытует прежнее название - Красный Брод: так проще, конкретнее, понятнее. А вообще наш топоним уникален, и как доказательство: попробуйте набрать это название в Яндексе (или в другой поисковой системе) - высветится именно наш населенный пункт. К истории поселка также имеют отношение небольшие поселения рядом с Краснобродским - Реутовский («реут» - большой колокол) и Караульный (правда, его уже нет). Здесь в позапрошлом и в начале прошлого века находились дозорные вышки, а неподалеку проходил Екатерининский тракт. Еще было в поселке кирпичное здание тюрьмы, ко времени моего детства почти совсем разрушенное; с горы, на которой оно стояло, зимой мы часто катались на санках. Старожилы рассказывали немало интересного, связанного с событиями того времени. Собирая материалы для курсовой о прозвищах жителей села старый Красный Брод (оно располагалось к северу от нынешнего поселка) во время учебы на филфаке КемГУ, я услышала и записала красивую легенду о всаднике-призраке, ищущем свою украденную невесту, и еще несколько историй.
 
Деревянный финский дом, где прошли мои детские годы, был словно окутан тайной. Улица Краснобродская, где этот дом и стоит поныне, - одна из первых улиц нашего горняцкого поселка. В нем в конце 1940-х годов размещались классы начальной школы (а всего тогда было несколько начальных школ в разных местах поселка – так много детей рождалось в те годы). Затем, в начале пятидесятых, в поселке построили новую школу, кирпичную, двухэтажную, а это здание было наскоро переделано под жилье: сколочена деревянная перегородка, делящая его на две половины. Сюда въехали две учительские семьи: в одну половину мои мать с отцом, а в другую -  одинокая учительница, из деревни, с дойной коровой. Стайки для скотины первое время не было, и в холода буренка жила прямо в доме. Иногда раздавалось громкое журчание, и теплая лужица благополучно перетекала под перегородкой на половину моих родителей. Те с интересом наблюдали за происходящим, но претензий к коровушке никто не предъявлял, поскольку рогатая жилица - кормилица все же, и персона ох какая важная. Меня тогда еще и на свете не было, но позже я услышала от матери это семейное предание. Кстати, коровы в дни моего раннего детства были чуть ли не в каждом соседском дворе. Вечерами нам, ребятишкам, неизменно полагалась кружечка парного молока. Потом, когда пошла в школу, поголовье буренок заметно сократилось, возможно, к этому была причастна хрущевская, а затем брежневская политика в сельскохозяйственном вопросе. Времена насчет продуктов питания были напряженные, и в 1960-ые и позже наша семья постоянно что-нибудь держала из живности в стайке – барана, бычка, поросенка, кур. Вспоминаю, как отец разводил кроликов, соорудив в пристройке к дому многоярусные клетки. Мы с братом с удовольствием кормили ушастых травой, морковкой. Зимой я бегала в кроличьей шубке, заботливо сшитой матерью.
Поскольку родной дом был первоначально школой, возможно, поэтому тяга к знаниям, любовь к чтению передавалась всем, кто жил в нем когда-то.  В этом доме благополучно выросли педагог, летчик, два библиотекаря (две подруги детства, работают сейчас в областной библиотеке им. В. Федорова), три горных инженера. 
Когда я начала учиться в 5-ом классе, пионервожатая повела наш класс в музей соседней школы. Здесь нам открылась еще одна страница истории родного поселка. На стенах цветные таблицы, схемы, в витринах кости, бивни мамонта, череп древнего бизона… Ученица-старшеклассница проводила экскурсию, звучали незнакомые слова: эпоха, мезозойская эра, палеолит, кайнозой. Мы узнали, что причудливые гигантские папоротники, выраставшие под солнцем в древних лесах нашего края, отмирали, скапливались в толще земли, и за миллионы лет из торфа в земных недрах образовался каменный уголь. Еще нам рассказали, что на том самом месте, где мы сейчас стоим, когда-то располагались стоянки древних людей.  Указкой показала на картину, где были изображены наши далекие предки у костра, очага жизни. Их лица освещены пламенем, в стороне - туша убитого животного. Мамонтов, шерстистых носорогов, бизонов в наших местах, действительно, встречалось немало – об этом говорят ископаемые фрагменты скелетов этих древних животных. Бивни, рога, зубы, другие кости нередко обнаруживали во время вскрышных работ горняки. Н.С.Угольков, много лет проработавший машинистом экскаватора, в свое время передал музею найденные фрагменты, а с гидроучастка нам принесли зубы носорога, вымытые гидроустановкой. Жительница одного из финских домов рассказывала, как у нее в подполе много лет торчали из-под земли изогнутые части бивней мамонта, на которые было удобно развешивать дорожки, ведра.
Где-то к концу 1990-х в приложении «АиФ в Кузбассе» увидела публикацию с громким названием «Первые неандертальцы жили под Красным Бродом». Супруг аккуратно вырезал статью и отправил в конверте своему однокласснику, живущему на Алтае. Сам факт жизни неандертальцев в наших местах спорный, не доказан наукой, но статья с таким названием (да еще с крупным заголовком!) имела место, что уже само по себе примечательно.
Хочется слегка коснуться истории моей семьи. Мама родилась в семье переселенцев из Чувашии, ее родители одними из первых основались в Михайловке (селу уже более 110 лет). Там она и появилась на свет, а когда была маленькой,  семья попала под раскулачивание.  Только за то, что на 9 детей и двух родителей приходились лошадь, две коровы и швейная машинка - неслыханная по тем временам роскошь! 
Пережили ссылку в Нарым, голод, холод, смерть матери от тифа, бегство отца с детьми из томской тайги: выжить в землянке было невозможно. Дети посасывали кедровые щепочки, надо же было хоть что-то положить в рот. Выживали, как могли, нанимались на любую работу. Моя мама, чуть подросшая, обстирывала большую семью. Потом юность, война, учеба в кемеровском педучилище, по вечерам работа на военном заводе. На фронт моя мать не прошла из-за маленького роста, хоть и пыталась на цыпочках дотянуть недостающие сантиметры.  После войны приехала в родную деревню, работала в школе. Там и встретилась с отцом, фронтовиком, вдовцом с тремя сыновьями. Отец вел в школе историю и географию и за учительскую работу был награжден орденом «Знак почета». В годы Гражданской войны он участвовал в становлении советской власти в Поволжье. После окончания пединститута в Куйбышеве переехал в Михайловку, учительствовал, затем, в годы Великой Отечественной, в войне с Японией, был начальником радиостанции зенитного дивизиона (медаль «За боевые заслуги»). Так в биографиях моих родителей отразилась непростая, трудная история целой страны. Из деревни отец с матерью и детьми отца в начале 1950-х годов переехали в молодой горняцкий поселок Красный Брод, там впоследствии родились мой брат и я.
Из окон финского дома, где живут сейчас мой брат и старенькая мама, сквозь ветки тополей улицы Новой можно видеть два позолоченных купола Ильинского храма. В праздники, радуя слух и наполняя сердца благодатью, плывут над улицами   колокольные звоны. Храм этот стал местной достопримечательностью, в нем постоянно проходят службы, сюда привозят святыни, поклониться которым приходят не только краснобродцы, но и жители близлежащих сел и деревень. Сюда идут с болью и с радостью, с надеждой и с верой. Радует, что службы посещают представители многих социальных слоев: горняки, служащие, интеллигенция, пенсионеры. Торжественные литургии и освящение храма проводил здесь в свое время епископ Софроний, а после его кончины на престольный храмовый праздник приезжает митрополит Аристарх.  и это - настоящий праздник, яркое событие для верующих.  
Когда храма в поселке не было, службы и крещения проводились в небольшой кирпичной постройке, расположенной неподалеку, а еще ранее церковь размещалась в доме прихожанки Серафимы Бабиной по улице Краснобродской, улице моего детства. Я хорошо помню эту трудолюбивую семью. Они долго держали корову, другую живность, сами заготавливали сено, много работали на огороде, были доброжелательны, немногословны, просты в общении, говорили тихо, спокойно. Затем, в начале девяностых, с финансовой помощью разреза «Краснобродский» началось строительство Ильинского храма, которое завершилось к концу декабря 1997. 
Когда-то, в середине 1960-х, на месте храма располагался сквер с обелиском в память краснобродцев, погибших на фронтах Отечественной, а чуть поодаль – кинотеатр «Рассвет». В сквере росли акации, всегда ухоженные, постриженные, вечерами работал летний кинотеатр. На одной из внешних стен «Рассвета» был растянут киноэкран, а перед ним установлены ряды деревянных скамеек. В погожие вечера  для жителей поселка устраивались показы художественных фильмов, киножурналов «Фитиль», «Новости дня» и других. Когда площадка пустовала, мы, девчонки и мальчишки, упражняясь в ловкости, любили прыгать по скамейкам, преодолевая расстояние от первого до последнего ряда. 
За последние годы мой поселок сильно изменился, заметно вырос вширь. Здесь есть все для развития личности и отдыха - культурный центр, стадион, школа искусств, храм, спортзал, библиотека, это поселковые достопримечательности. Черта времени – обилие в поселке торговых точек, к сожалению,  торгующих пивом тоже.  
Хотите прекрасно отдохнуть - рядом, в соседней Трудармейке, всего минутах в 20-ти езды, есть березовая роща, а там Ледовый дворец, велодорожки, скалодром, сказочные деревянные фигуры, лыжный спуск, канатная дорога – все, что только душа пожелает. Недалеко развлекательный центр с бассейном и аквапарком – чего еще надо! 
В День шахтера  2010 года Краснобродский стал столицей празднования, в связи с чем многие здания в поселке отремонтировали, облагородили. Расписали фасады двух- и пятиэтажек по главной улице, крыши покрыли бордовой металлочерепицей (по аналогии с первыми финскими домами с красноватыми черепичными крышами), выложили фигурной плиткой аллеи. Современный детский сад с бассейном, горняцкая площадь, сквер, автовокзал – это новые объекты. Радуют взор обновленный культурный центр, стадион, площадь Победы. В порядке поселковый обелиск, за последние годы на нём появилось еще несколько имен павших краснобродцев. В поселке немало зеленых насаждений - лиственных и хвойных деревьев, кустарников. Помню, когда была школьницей, Красный Брод по озеленению и чистоте одно время занимал первое место в области (где-то в середине или конце 1960-х).
Поселок меняется, правда, не всегда в лучшую сторону. Если лет двадцать назад из окон пятого этажа я хорошо видела и поля, и лесопосадки вдалеке, и часть беловской трассы с движущимся по ней автотранспортом, то теперь совсем другой вид. Отвалы вплотную подошли к поселку, окружив его почти со всех сторон, и лишь с юго-запада шумят, радуя взор, березовые рощи Салаирского кряжа. Живем словно в котловине, дымный смог у нас - увы! – нередкое явление. Посмотришь в окно: кругом сплошь горняцкий пейзаж – отвалы, экскаваторы, техдороги и БЕЛАЗы почти рядом, как игрушечные. Грустно! Тревожит еще и тот факт, что в последнее время краснобродцы все чаще ощущают подземные толчки техногенного характера (отвалы давят многомиллиардной массой). Природа – живой организм, она болезненно реагирует на любое неблагоприятное вмешательство, требуя разумного, мудрого отношения к себе. Живем на угле, но нельзя же бесконечно, бездумно рыть землю, тут осторожнее надо быть, подходить к производству с научно обоснованных и экологических позиций, думая о людях и завтрашнем дне. Знаем, как этой проблемой обеспокоен губернатор. Насчет отвалов: есть надежда, что с годами их полностью рекультивируют, засадят склоны облепиховыми садами да сосновыми лесами, благо, в этом направлении уже ведется работа. 
Здесь, в маленькой точке огромной земли, можно жить и чувствовать себя совершенно счастливым, здесь в отдельную человеческую судьбу может вместиться целая вселенная, здесь на протяжении десятилетий может никогда не покидать чувство единения с жизнью большой планеты.  Сколько еще впереди увлекательного – природа, православие, чтение, загадки непознанного и мир прекрасного, поездки, встречи, общение! Никогда не перестанут волновать тайны окружающего и тайны человеческой души. И хочется верить, что жизненная дорога, начавшаяся когда-то в далеком детстве, будет еще долго согрета ласковым солнцем моей малой родины.
 
Прокомментировать
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.