Адрес редакции:
650000, г. Кемерово,
Советский проспект, 40.
ГУК КО "Кузбасский центр искусств"
Телефон: (3842) 36-85-14
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Журнал писателей России "Огни КУзбасса" выходит благодаря поддержке Администрации Кемеровской области, Администрации города Кемерово,
ЗАО "Стройсервис",
ОАО "Кемсоцинбанк"

и издательства «Кузбассвузиздат»


Добро пожаловать, Гость
Прабабушка фэнтези 
(1 чел.) (1) гость

ТЕМА: Прабабушка фэнтези

Прабабушка фэнтези 7 года, 1 мес. назад #17

Фэнтези – один из самых популярных в наше время жанров литературы и кино. В тоже время это едва ли не самый молодой из них. Некоторые считают прародителем фэнтези научную фантастику. Но и научная фантастика тоже возникла относительно недавно, то есть не раньше XIX века. Первым произведением в жанре фэнтези традиционно считается трилогия «Властелин Колец» Толкиена, которая была опубликована во второй половине минувшего века (а именно в 1954-55 гг.). А вторая волна интереса к фэнтези пришлась на конец века XX и не спадает по сей день.
Между тем, корни у фэнтези очень и очень старые. Они берут своё начало из фольклора, точнее из волшебной сказки, которую можно назвать своеобразной прабабушкой фэнтези. По сути дела, фэнтези - это та же сказка, изложенная языком романа.
Главной жанровой особенностью любой сказки является установка на вымысел. А сказка волшебная имеет ещё ряд отличительных черт, выделением которых занимались многие ученые, в частности Владимир Пропп. Он проанализировал более сотни волшебных сказок и выявил определённые элементы сюжета, обязательные для этого жанра (Пропп назвал их функциями действующих лиц). Для начала давайте посмотрим, как эти функции реализуются в Толкиеновской трилогии.

Сказочные мотивы в творчестве Дж. Р. Р. Толкиена.
Сказка обычно начинается с некоторой исходной ситуации. Перечисляются члены семьи, или будущий герой (например, солдат) просто вводится путем приведения его имени или упоминания его положения. Вслед за начальной ситуацией следуют функции: Один из членов семьи отлучается из дома, чаще всего отлучаются лица старшего поколения (с этой функцией у Толкиена соотносится путешествие Бильбо с гномами, коротко упомянутого во вступительной части трилогии и подробно описаного в романе «Хоббит или туди и обратно», точнее в главе «Загадки в темноте») К герою обращаются с запретом, причём запрет этот всегда нарушается (эту сказочную функцию реализуют разные персонажи, например, Пин, когда заглядывает в палантир). Вслед за нарушением запрета сказку вступает новое лицо, которое Пропп называет антагонистом героя (вредителем). Его роль – нарушить покой счастливого семейства, вызвать какую-либо беду, нанести вред, ущерб. Противником героя может быть и змей, и черт, и разбойники, и ведьма, и мачеха и др. персонажи. В трилогии Толкиена нет ни беды, ни недостачи, но есть угроза уничтожения всего Средиземья. В роли вредителя при этом выступает Чёрный Властелин Мордора Саурон и, в некоторой мере, Саруман. К этому магу-предателю и можно отнести часть функций, согласно Проппу относящихся к антагонисту.
Антагонист пытается произвести разведку (Саурон захватывает Горлума, желая выпытать у него местонахождение кольца); Антагонисту даются требуемые сведения (Саурон узнаёт о том, что кольцо находится в Уделе); Антагонист пытается обмануть свою жертву, чтобы овладеть ею или ее имуществом (Обмана как такого в трилогии нет, но Саруман посылает орков в погоню за хранителями)
Следующая «функция вводит в сказку героя. Если похищается девушка и исчезает с горизонта ее отца, и вслед за девушкой отправляется в поиски Иван, то героем сказки является Иван, а не похищенная девушка. Таких героев можно назвать искателями». В соответствии с этим Хранителей Кольца тоже можно назвать искателями. Беда или недостача сообщается, к герою обращаются с просьбой или приказанием, отсылают или отпускают его. (Гендальф рассказывает Фродо об опасности кольца). Искатель соглашается или решается на противодействие (Фродо решает покинуть Удел в соотвествии с терминологией Проппа, этих девятерых тоже можно назвать своеобразными искателями) Герой покидает дом (Пропп даёт этой функции определение отправка). «В некоторых сказках пространственное перемещение героя отсутствует, наоборот, отправка усиляется, ей придается характер бегства» (Фродо продаёт оставшующую в наследство от Бильбо усадьбу и покидает Удел).
Далее «в сказку вступает новое лицо, которое может быть названо дарителем или, точнее, снабдителем. Обычно оно случайно встречено в лесу, на дороге и т. д. От него герой получает некоторое средство (обычно волшебное), которое позволяет впоследствии ликвидировать беду. Но прежде, чем происходит получение волшебного средства, герой подвергается некоторым очень различным действиям, которые, однако, все ведут к тому, что в руки героя попадает волшебное средство. Герой испытывается, выспрашивается, подвергается нападению и пр., чем подготовляется получение им волшебного средства или помощника (в Лориэне Владычица Галадриэль предлагает Фродо и Сэму заглянуть в Зеркало, которое показывает непрошенное, причём увиденное может быть и хорошо и плохо и полезно и нет, и предлагает хранителям отказаться от своей миссии за исполнение самого заветного желания каждого). Герой реагирует на действия будущего дарителя (хоббиты заглядывают-таки в Зеркало, а хранители остаются верными первоначальному выбору). В распоряжение героя попадает волшебное средство, с помощью которого ликвидирует беда или недостача (На прощание Галадриэль дарит хранителя разные пригодившиеся им впоследствии предметы, в частности, Сэм получает шкатулку, содержимое которой позволяет вернуть плодородие земле Хобитании); Герой переносится, доставляется или приводится к месту нахождения предмета поисков Чаще всего эта переправа происходит по воздуху, герой летит верхом на птице или же в образе птицы, чаще всего относящийся к отряду соколинных. (Фродо и Сэм улетают из разрушающегося Мордора на спине орла). Герой и антагонист вступают в непосредственную борьбу (Арагорн заглядывает в палантир, Гендальф вступает в словесный поединок с Саруманом, Эовин сражается с назгулом); Героя метят (эту функцию, в первую очередь, реализуют раны Фродо, полученные от меча назгула, жала Шелоб и зубов Горлума, шрам появившиеся на лбу у Мерри больше всего соотвествует сказочному клемению). Антагонист побеждается (Кольцо, в котором заключена жизненная сила Саурона, бросается в Ородруин, король назгулов гибнет, Саруман лишается жезла). После того как начальная беда или недостача ликвидируется, герой возвращается «Но это бывает далеко не всегда. Сказка заставляет героя пережить новую беду». В этом случае герой неузнанным прибывает домой или в другую страну (Так в главе «Белый всадник» хранители принимают Гендальфа за Сарумана). Герой вступает в брак и воцаряется «Иногда герой только женится, но невеста его – не царевна, воцарения не происходит». (Сэм женится на Рози).
Кстати, в образе Сэма воплощаются черты волшебного помощника, так называемого благодарного животного: Сэм подслушивает разговор Гендальфа с Фродо, попадается, просит хозяина не позволять разгневанному магу причинить ему вред (также как в сказке животные просят героя о пощаде) и Гендальф позволяет Сэму спровождать Фродо. Мотив пощады объединят Сэма с Горлумом, который тоже выступает в роли волшебного помощника, когда показывает хоббитам обходную дорогу в Мордор. Горлум же и (пусть и случайно) уничтожает кольцо, (что, в конце концов, отказывается сделать Фродо) подобно тому, как волшебный помощник выполняет за героя самые трудные задачи.

Сказочные мотивы в творчестве Дж. К. Ролинг.
Мы рассмотрели, как сказочные функции сработали в классическом фэнтази. А теперь давайте обратимся к современным произведениям. Я выбрала сагу о Гарри Потере, потому что в ней присутствуют практически все сказочные функции (прощу прощенья за повторы их названий, но так вам будет проще сориентироваться). Итак, напоминаю, первая функция один из членов семьи отлучается из дома, чаще всего отлучаются лица старшего поколения: Родители Гарри трагически погибают задолго до начала повествования, а смерть по Проппу это ни что иное как усиленная форма отлучки. Более того, почти каждая из семи книг начинается с отъезда Поттерра в Хогвартс. Таким образом, Ролинг использует сразу две формы отлучки. Далее к герою обращаются с запретом причём запрет этот всегда нарушается. Подобных запретов у Ролинг более чем достаточно. В каждой книге по нескольку штук. Причём относятся они не только к главному герою, но и к другим персонажам. Так, в начале первого романа Хагрид при помощи волшебного зонта увеличивает скорость лодки, на которой они с Гарри хотя хранителю ключей и земель Хогвартса было запрещено колдовать после того как он найдёт мальчика. А на торжественном обеде в честь открытия первого учебного года в жизни Гарри Дамблдор запретил ученикам заходить в коридор на третьем этаже. Однако запрет этот был пусть и преднамеренно нарушен Поттером и его друзьями. Два запрета красной нитью проходят через все книги, за исключением последней. Это запрет несовершеннолетним волшебникам применять магии вне школы. И запрет бродить по школьным коридорам после наступления темноты. И оба эти запрета также нарушаются. Кстати, неудачную попытку близнецов Фреда и Джорджа обойти возрастной ценз для участия в Турнире трёх волшебников с помощью зелья старения, тоже определить как нарушение негласного запрета. И прибытие Гарри и Рона в школу на летающем автомобиле тоже явилось нарушением школьных правил, хотя вряд ли эти правила предусматривали подобные нарушения. В последней книге тоже есть свои запреты. Например, нельзя произносить вслух имя Волан-де-Морта, иначе его Пожиратели смерти немедля нагрянут с разборками. Есть у Ролинг и другие нарушенные запреты, но перечисление их всех займёт много места. Думаю, что, внимательно перечитав романы, вы и сами их найдёте без труда. А мы перейдем к следующим функциям, которые относятся уже антагонисту.
Кто там у Ролинг антагонист? Тот-кого-нельзя-называть (он же Лорд Волан-де-Морт, он же Том Редл). Первая функция антагониста выведывание. Эта функцию писательница реализует весьма интересно. Во-первых, ещё до своего исчезновения Волдеморт выясняет у Петтюгрю, где прячутся Джеймс и Лили Поттер. Таким образом выведывание предваряет начальные функции. Во-вторых, тот же Волан-де-Морт пытается выкрасть из минестерства магии пророчество, касающееся его и Гарри, но эта операция кончается провалом. Точно так же безуспешными оказываются попытки узнать место нахождения бузинной палочки у Оливандера и Гриндевальда. Таким образом, функция выведывания может существовать без выдачи. Также у Ролинг встречается выведывание через других лиц, например, когда профессор Квирелл, выясняет у Хагрида, как пройти мимо трёхглавой собаки. Здесь выведывание завершается выдачей, то есть получением необходимой информации. Но вот ещё что интересно, в книгах Ролинг выведыванием занимаются не только сторонники, но и противники антагониста. Например, в первой книге Гарри с друзьями пытается узнать, что охраняет трёхголовый пес и кто такой Фламель. Выведав нужную информацию, антагонист пытается обмануть свою жертву (Пропп называет эту функцию подвохом). Эта функция реализуется во второй книге, когда Том Редл, с помощью своего старого дневника, пытается обмануть Джинни, а потом и Гарри, для того чтобы вновь обрести тело и магическую силу. А юные герои этому обману поддаются (у Проппа это называется пособничество). Ну и наконец, антагонист наносит главному герою, его семье или стране ущерб, то есть осуществляет функцию вредительства. У Ролинг Волан-де-Морт совершает вредительство, то есть убивает родителей Гарри и пытается убить его самого ещё до начала повествования. А после возрождения вновь начинает убивать и беззащитных магглов, и волшебников. Конечно, ни один сказочный герой не оставит безнаказанными действия вредителя. Но прежде чем герой вступит в борьбу, его должны об этом попросить (такая просьба называется посредничеством). В роли подобного посредника выступает Дамблдор, рассказывает Гарри о судьбе его родителей и жизни Вол-де-Морта. А незадолго до гибели просит Поттера найти и уничтожить все крестражи. Итак, герой волшебной сказки отправляется в путь (отправка у Проппа – отдельная функция), и встречает дарителя, вручает герою волшебное средство или становится его помощником. Функцию подобного помощника в книгах Ролинг, в частности, выполняет патронус – сияющее животное, способное защитить даже от дементоров. И волшебных предметов в романах о Гарри Поттере предостаточно. Например, мантия-невидимка, полученная мальчиком на Рождество. Или карта-мародёров – подарок близнецов Уизли. Не забыть бы ещё: жабросли, меч Годрика Грифиндора, принесённый Фоуксом в самый разгар сражения с василиском, а потом спрятанный в озере, ну и метлу, подаренную Гарри крестным Сириусом. Правда, сказочный даритель просто так ничего не даёт. Он сначала испытывает героя (это тоже отдельная функция). Аналогом подобных испытаний можно счесть, скажем, те ловушки, которыми преподаватели Хогвартца, окружили философский камень. Заполучив волшебное средство (или заручившись обещанием помощника), сказочный герой перемещается в иное царство, где живёт антагонист. Причём перемещается чаще всего по воздуху. Помимо полетов (на метле, в летающем автомобиле, на спине гипогрифа и дракона) герои Ролинг перемещаются и другими сверхъестественными способами. Например, проходят сквозь платформу на вокзале или, используя летучий порох, вылезают из каминов, или, прикоснувшись к старому ботинку, переносятся на матч по квидиччу. И во время кульминации волшебной сказки – герой и антагонист вступают в непосредственную борьбу. У Ролинг это случается неоднократно. Гарри сражается с профессором Квиреллом, который поделился своим телом с Волан-де-Мортом. И с василиском. И, наконец, с возродившимся Редлом во время решающей битвы за Хогвартц. Во время боя сказочной герой получает ранение (эта функция у Проппа называется клеймением). Гарри Поттер носит шрам от заклятия Волдеморта всю свою сознательную жизнь. Гермиона получает шрам от Беллатрисы. А те волшебники, которые перешли на сторону Тёмного Лорда и стали Пожирателями смерти, имеют метки на руках (почти буквальное клеймение).
Борьба героя и антагониста обязательно заканчивается победой добрых сил. И Ролинг эту традицию не нарушает. Волан-де-Морта убивает его собственное срикошетившее заклинание. По принципу «поднявший меч (в данном случае палочку) от меча и погибнет». Но не всякая волшебная сказка заканчивается победой. Герою необходимо вернуться домой, и возвращение часто сопровождается погоней. Погоня есть в начале седьмой книги, когда Пожиратели смерти преследуют лже-Поттеров. И в середине, когда Гарри, Рон и Гермиона убегают из банка Гринготс и поместья Малфоев. И в третьей книге есть погоня, когда Сириус Блэк в собачьем облике утаскивает Рона внутрь Гремучей ивы. На спасении от преследования многие фольклорные сказки заканчиваются. Но иногда в сказку вступает новый персонаж, так называемый ложный герой, который похищает волшебное средство или добытую в борьбе с вредителем красавицу и предъявляет права на добычу. А истинный герой возвращается обратно с пустыми руками, причём его никто не узнаёт и это не узнанное прибытие Пропп выделяет в отдельную функцию. Ситуации не узнавания часто встречаются в романах Ролинг, и почти все они связаны с применением оборотного зелья. Именно с помощью него в финальной книге Гарри удаётся одурачить Пожирателей смерти. Во второй книге Гарри с друзьями тайком готовят это зелье, чтобы принять облик товарищей Малфоя и узнать у Драко не он ли наследник Салазара Слизерина, вновь открывший тайную комнату. Но в результате выясняется, что Малфой сам не знает, кто наследник. Таким образом, сказочный образ ложного героя Ролинг трансформирует в образ ложного антигероя. Подобного рода антигерои встречаются часто. Сквозным антигероем, истинная мотивация и цель которого, открывается лишь в последних главах седьмой книги, является профессор зельеварения Снегг. В третий книге антигероем является лже-Грюм (а на самом деле это был принимающий оборотное сбежавший из Азкабана сын министра Крауча). Хагрида исключают из школы за то, что он якобы открыл тайную комнату, поэтому его тоже можно считать ложным антигероем. Сириус Блэк, который якобы выдал место нахождение своих друзей Волан-де-Морту, тоже до поры до времени считается ложным антигероем.
Вот только необоснованных притязаний никто из ложных антигероев не предъявляет. Разве что Волан-де-Морт ошибочно считает сначала себя (а потом Снегга) законным владельцем бузинной палочки. Поэтому пара функций трудная задача и её решение (применительно к ложному герою) в романах Ролинг не проявляется. Хотя если рассматриваться Гарри как ложного героя, который из-за возраста не должен был участвовать в Турнире Трех Волшебников, тогда турнирные испытания можно воспринять как трудные задачи, только в отличие от сказочных ложных героев Поттер с этими задачами всё же справляется.
Узнавание ложных героев и антигероев наступает, когда действие оборотного зелья заканчивается. И выясняется, например что защиту от Тёмных искусств преподавал вовсе не Аластор Грюм, а Барти Крауч-младший. Или когда крыса Короста превращается в Питера Петтигрю. Обличение следует за узнаванием. Когда тот же Крауч-младший под воздействием сыворотки правды рассказывает в подробностях, как ему удалось вырваться из заключения. Иногда обличения происходят при помощи Омута Памяти (как произошло с Каркаровым и Снеггом). После этого настоящий герой подвергается трансфигурации (то есть его внешность меняется в лучшую сторону). Нечто подобное происходит и с Гарри, когда он после своего самопожертвования оказывается на вокзале Кинг-Кросс (но без людей и поездов). У него, например, исчезают очки, следовательно, и зрение становиться острее. А всякого рода вредители получают по заслугам. Предатель Питер Питтигрю оказывается в прямом смысле задушен раскаянием. Том Редл погибает от собственной палочки. А его сторонники либо присоединяется к своему окончательно мёртвому властелину, либо попадают в Азкабан.
Ну и, наконец, финал большинства сказок свадьба героя. Эту функцию Ролинг реализовала в полной мере. Ещё во время борьбы с Волдемортом Люпин жениться на Тонкс, а Билл – на Флер. А из эпилога становиться ясным, что Джинни стала женой Гарри, а Гермиона вышла замуж за Рона.

Приведённые выше примеры доказывают, что молодой жанр фэнтази восходит к древнему жанру волшебной сказки. И это не значит, что авторы романов в жанре фэнтази намеренно используют в своих произведениях сказочные элементы. Заимствование вполне может происходить не осознанно. Ведь все писатели когда-то были маленькие, и первую сказку, наверняка, услышали ещё до того, как научились говорить. И сюжетные схемы могли осесть где-нибудь в подсознании. Ведь сказки различных народов построены по одной схеме и среди них очень много похожих. А когда человек, уже, будучи более или менее взрослым, берётся за перо с намерением написать что-то фантастико-приключенческое, сказочные мотивы сами собой всплывают в голове.

Сказка и обряд инициации.
Но и сама сказка тоже не из пустоты возникла. Она тесно связана с обрядами инициации, распространенными в первобытном обществе. Под инициацией обычно понимается совокупность обычаев, связанных с вступлением юношей и девушек во взрослую жизнь. И переход этот осуществлялся очень быстро. Вчера исполнилось одиннадцать-двенадцать лет, сегодня провели обряд, и завтра все тебя считают взрослым. Отныне ты обязан принимать участие в трудовой деятельности (ходить на охоту, или, допустим, выделывать шкуры, в зависимости от пола) и можешь вступать в брак (вот почему очень многие сказки кончаются свадьбой). С точки зрения современного человека рановато ещё. Но в те далёкие времена продолжительность жизни была значительно короче, чем сейчас. По мнению палеонтологов, наши первобытные предки жили в среднем лет тридцать-тридцать пять, а шестидесятилетний человек уже считался долгожителем. Поэтому люди старались не затягивать обряд инициации.
У каждого племени были (а кое-где и есть) свои традиции. Но, как правило, обряд проводился в специально отведённом месте, чаще всего в лесу. «Там, где нет леса, детей уводили хотя бы в кустарник», – пишет Пропп. Вот почему во многих фэнтази непременно присутствует лес, во всяком случае, у Толкиена и у Ролинг часть событий происходит как раз там. В первобытно-общинном обществе выход за пределы своей территории приравнивался к переходу на тот свет, а сама инициация к символической смерти. Поэтому обряд этот (особенно у мальчиков) был связан с физическими испытаниями, в частности голоданием, нанесением ран (отсюда пошла сказочная функция клеймения). Иногда инициируемые должны были продемонстрировать свои физические качества, ловкость и силу, например, залезть на столб и кукарекнуть (так было у древних славян). В чем смысл кукареканья? Можно предположить, что таким образом осуществлялось символическое превращение инициируемых в птиц (в некоторых сказках это превращение видоизменилось в перелёт по воздуху). Инициация также включала в себя обучение традициям и мифам племени. В сказках полученные знания превратились в волшебные средства, а шаманы и жрецы в дарителей. А после прохождения обряда повзрослевших юношей переодевали в новую одежду и давали им новое имя (отсюда сказочные функции трансфигурации и неузнанного прибытия). Таким образом, символически умерщвленные юноши возрождались уже взрослыми и начинали новую жизнь. А самое главное, что сам обряд необходимо было держать в тайне от посвящаемого. Поэтому с помощью сказки родители пытались предупредить детей о том, что ждёт их по достижении определенного возраста.
В наше время обряды инициации не проводятся в большинстве стран. Но дети-то по-прежнему взрослеют. Причем не только физически, но и духовно. И чтение в какой-то степени способствует внутреннему взрослению, учит чему-то, подаёт пример для подражания. Юные читатели как бы отождествляют себя с героями любимых книг. Впрочем, фантастику и фэнтази читают не только дети и подростки, но и взрослые. А духовное взросление, своеобразная «внутренняя инициация» возможна в любом возрасте. Так что сказочные функции находят отражение не только в фэнтази, но и в литературе других фантастических направлений. Да и не только фантастических, но и вполне реалистичных. Вспомните, «Трёх мушкетёров», например. Или «Капитанскую дочку». Если мыслить совсем уж глобально, то вся проза, по крайнем мере, приключенческого плана, так или иначе, выросла из сказки. А в сказках в иносказательной форме заложена мудрость народная. Не зря классик писал в своё время, что сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам (и красным девицам) урок. К фантастике и фэнтази это тоже относится.

При написании статьи была использована следующая литература:
1. В. Я. Пропп:
• «Морфология «волшебной» сказки»;
• «Исторические корни волшебной сказки»;
2. Дж. Р. Р. Толкиен.
• «Властелин колец: Братство кольца»
• «Властелин колец: Две башни»
• «Властелин колец Возвращение короля»
3. Дж. К. Ролинг
• «Гарри Поттер и философский камень»;
• «Гарри Поттер и Тайная комната»
• «Гарри Поттер и узник Азкабана»;
• «Гарри Поттер и Кубок Огня»;
• «Гарри Поттер и Орден Феникса»;
• «Гарри Поттер и Принц-полукровка»;
• «Гарри Поттер и Дары смерти»;
4. А. Граф «Реконструкция обрядов инициации у праславян»;
Изменено: 7 года, 1 мес. назад от Шмакович Олеся .