Журнал Огни Кузбасса
 

Проза

Теория бессмертия (глава из романа)

Рейтинг:   / 0

– Здравствуй, рак-отшельник! Здравствуй, Камушек! Вот и прилетел я за тобой...

Такими словами встретил астронавигатора Капитан Крокус – его однокашник по знаменитой школе Альфа-Дельта-Пи.

Капитан Крокус весь светился от счастья. Круглолицый и толстый, живой как ртуть, с большими пушистыми чёрными усами на сияющем смуглом лице, он размахивал руками и вертелся на своём капитанском кресле, которое заранее было повёрнуто к выходу из рубки Корабля. Казалось, что вот он вскочит и побежит, но, к сожалению, у Капитана Крокуса не было ног...

Из деревенского дневника

Рейтинг:   / 0

Эти немудрёные истории с продолжением я записываю уж несколько лет. Кое-какие даже были напечатаны. Началось это, как мой приятель Егорыч, « демобилизованный » с закрытой кемеровской шахты, купил домишко в деревне и стал там жить. Практически бобылём – жена осталась нянчиться с внучатами в городе, только летом наезжает.

Обзавелся хозяйством, подружился с соседями.

Я у него бываю регулярно. Баню истопим, попаримся, а потом пристроимся около бутылочки и разговариваем про деревенскую жизнь. Некоторые наши разговоры я воспроизведу, как могу.

Всё нормально!

Рейтинг:   / 0

Эту фразу Тамара Васильевна пронесла через всю свою взрослую жизнь. В любой ситуации, о какой сейчас сказали бы « тупиковая » , она в конце концов энергично рубила рукой воздух и говорила: « Всё нормально! » И сама не заметила, как и когда переняла эту привычку у Ивана.

Они познакомились, когда поступили на одно отделение Красноярского строительного техникума. После экзамена по русскому языку письменно Тамара вышла в коридор с полыхающими от волнения щеками. Поделилась сомнениями с такими же, как она, абитуриентами:

Рождён для мук и в щастье не нуждаюсь

Рейтинг:   / 3

Новый театральный сезон открывался спектаклем «Искупление» . Все билеты были проданы.

В день открытия, придя в театр задолго до спектакля, чтобы еще раз, по установленному себе правилу, без режиссёра и партнёров, проговорить, проиграть один из монологов, Анатолий Кутергин внезапно обнаружил: текст на глазах безбожно сыплется.